Помимо правды

Художник Миша Брусиловский так увлечен творческим процессом, что не заметил собственный день рождения: семьдесят ему исполнилось в мае, а отметил он это событие в ноябре, за что был назван "хроническим юбиляром". Арт-год в Екатеринбурге был отмечен "знаком Брусиловского": в разное время и в разных залах прошли несколько его выставок, а завершила год крупнейшая экспозиция в Музее изобразительных искусств. Работы представлены почти за 40 лет.

...Двадцать пять лет назад Миша Брусиловский купил (точнее, выкупил) собственную картину у Свердловского дома работников искусств. Она оказалась чуждой коммунистической идеологии, а он боялся, что работа пропадет, погибнет. Называлась картина "Театр Аркадия Райкина" и была автору дорога. О таких художники говорят - "программные". Стоила пять тысяч рублей, очень по тем временам немало.

Брусиловский и сейчас считается самым дорогим среди екатеринбургских живописцев и на местном арт-рынке, и на иных. В прошлом году одно из его полотен было продано на аукционе Sotheby's - цифра, за которую ушла работа, не по-российски велика. Только продавцом выступал не автор, а известный парижский галерист. Брусиловскому досталась слава да моральное удовлетворение от сознания собственной востребованности не только в России.

Этот художник всегда был самой легендарной и таинственной фигурой екатеринбургского андеграунда. Его работы долгие годы повергали чиновников от культуры в такое недоумение, что на всякий случай их старались не допускать даже на групповые выставки. Увидеть их можно было только в мастерской, а допускался туда не каждый.

При первом знакомстве с Брусиловским казалось, что он ни к чему в этой жизни серьезно не относится: этакий любитель рассказывать забавные истории да иронизировать, причем больше над собой. При первом знакомстве с картинами с полотен на зрителя обрушивался сонм чудовищных котов, фантастических лебедей, звероящеров и питекантропов, львов, охотящихся на женщин, - они то парили в космической беспредельности, то застывали в символических позах. А художник властвовал над ними - мудрец и философ, принимающий на себя вселенскую боль. И только позже пристальный взгляд улавливал в полотнах иронические, а подчас и пародийные интонации, и тогда автор представал уже создателем чудовищных фантасмагорий, смеющимся над всеми страстями мира.

Брусиловский часто пишет серии картин на один мифологический сюжет. При этом отношения персонажей постоянно трансформируются. В одном только "Похищении Европы" разыграны все жанровые ходы от провинциального водевиля до высокой трагедии. Сурово драматичным выглядит лишь евангельский цикл, да и тут зритель чувствует, что его морочат: то убегающая от Ирода Мария беременна, то Иуда целует Христа уже распятого... Впрочем, ни накала страстей, ни глобальности категорий это не снижает.

Да, он не стремится быть понятным и приятным. Пейзажей и натюрмортов не пишет. Зато создал множество портретов: чаще всего это друзья или добрые знакомые. Но многим моделям не позавидуешь: персонажи получили острые психологические характеристики без малейших признаков лести. Он и себя сделал персонажем большого количества картин, становясь то Адамом, изгнанным из рая, то старцем, наблюдающим за Сусанной.

Секрет выразительности Брусиловского в дьявольской изощренности сочетания несочетаемого - классических приемов живописи и современного мировидения автора, свободно использующего деформацию, обратную перспективу, перепады пространств. Большинство работ именно таковы. Но мэтр меняется: в последние годы появились вещи, написанные легко, крупными мазками, свободно образующими форму.

...А картина "Театр Аркадия Райкина" сейчас в Екатеринбургском музее изобразительных искусств. Конечно, ей место в музее: искусство - вечно. Это только жизнь коротка.

Екатеринбург