Братьям по разуму

11 февраля 2002, 00:00
  Урал

До сих пор вы только читали то, что пишем мы, дорогие читатели. Но мы желаем видеть выражение вашего лица при чтении журнала, какие гримасы его искажают, какие реплики срываются с губ. Но нам надобно знать не чисто внешние реакции - они будут угаданы нами при чтении ваших писем о том, какие мысли у вас возникают при чтении той или иной статьи. Или не возникает никаких - это тоже важно. Настало время обратной связи - говорим мы себе и вам, открывая новую рубрику.

Давайте видеть и слышать друг друга через это открытое окно. Когда я говорю друг друга, я имею в виду не только журнал и его читателей, но и открытие читателями друг друга. Я полагаю, тому деловому сообществу Большого Урала, которому адресуется журнал, есть что обсуждать из того, что происходит со страной и с нами, в экономике и в политике, в культуре, в обществе в целом.

Вам давно хочется нам сказать: вы, ребята, пишете все не то и не так. В общем и целом или по какому-то конкретному случаю, теме, проблеме, которую, вам кажется, вы знаете и понимаете лучше нас. Мы хотим в этом убедиться и узнать: что именно не то и не так. Или наоборот: мы попадаем почти в цель, но немного мажем, не в десятку бьем, а в соседние с ней цифры. Вы это видите и вам досадно: вот мазилы! Досадно и нам: не хватает вашего хорошего зрения, хорошего знания того предмета, о котором мы беремся рассуждать. Но дело вовсе не в нас. Этого вашего зрения и знания не хватает другим читателям: предпринимателям, менеджерам, политикам, чиновникам, дозревающим студентам, кому еще? Скажите.

Смысл нашего открытого окна - рубрики "Обратная связь" - вовсе не в том, чтобы пасовать друг другу горестные раздумья: что же будет с Родиной и с нами - в их различных ипостасях. Родину давно обрыдали и обслюнявили. Наша позиция такова: нужен конструктив. Что делать нам у себя на родине, на Урале, для того чтобы не только детям и внукам когда-то, но и нам с вами завтра, а то и сегодня к вечеру стало если не совсем хорошо, то лучше. Пожалуй, это слишком высокая нота. Но поскольку даже "поэзия (как признался сам поэт) - не прихоть полубога, а хищный глазомер простого столяра", скажите нам, господа "простые столяры" уральского бизнеса: что вы конкретно сегодня "настрогали" такого в своей фирме, банке, на заводе, на кафедре или хотя бы вынашиваете у себя в голове, на что стоит взглянуть при общественном свете? Как вы строите нашу новую страну, что получается, что мешает, как и кому это устранять? Давайте вместе смотреть и обсуждать масштабы и качество строительства вообще и каждую деталь в отдельности. Пишите письма.

Людмила Колбина

Землетрясение средней силы

2002, 1-2 (38)

Не сомневаюсь, что автор - превосходный специалист в финансовой сфере. Однако о проблемах реального сектора он, похоже, имеет весьма поверхностное представление. Начнем с простейшего в статье: можно ли на танке въехать в светлое будущее. Автор утверждает, что можно и приводит в пример зенитный комплекс С-300 за 375 млн долларов. Дескать, продать его - и 5% валового регионального продукта в кармане. Однако С-300 уже много лет как лучший зенитный комплекс мира. А все никак не продается. Почему? Да очень просто. Мировой рынок оружия - не просто рынок боевой техники.

Это еще и рынок военно-политических гарантий безопасности страны-покупателя со стороны страны-поставщика. Вот почему будут продаваться плохие и дорогие американские комплексы Patriot и не будут продаваться лучшие и более дешевые С-300. Исключение из этого правила составляют две страны-покупателя - Индия и Китай, не нуждающиеся в военно-политическом патронаже. Они и есть основные покупатели российского оружия. Но и здесь мы наблюдаем тенденцию к переходу от закупок техники к закупкам лицензий на производство. А это, согласитесь, совершенно иные последствия для регионального хозяйственного комплекса. (Кстати, по секрету расскажу байку, которую мне поведали знакомые с завода, выпускающего означенные С-300. При подготовке к греческому контракту в качестве одного из первых мероприятий было дано поручение отделу кадров - поднять личные дела рабочих и низшего управленческого звена, ушедших на пенсию. Зачем, спрашивается? Да затем, что имеющийся персонал просто-напросто не обладал необходимыми навыками даже просто для сборки изделия из готовых комплектующих. Может, конечно, и враки все это. Но - информация к размышлению.)

А теперь о главном. Автор констатирует финансовые проблемы металлургических гигантов региона и жизнерадостно комментирует: ничего, мол, страшного! Все это - первоклассные заемщики, дозаймут недостающие средства на мировых финансовых рынках. А под какую бизнес-перспективу, стесняюсь спросить, дозаймут? Нет, деньги-то им дадут! А что дальше?

Сегодня мировые сталелитейные мощности составляют примерно 1200 млн тонн, а реальное ежегодное производство - около 840 млн тонн. При этом спрос всего 750 - 800 млн тонн стали в год. Налицо гигантское перепроизводство. И, соответственно, падение цен: сегодня они упали до самого низкого за последние двадцать лет уровня, вплотную подобравшись к себестоимости производства. Та же ситуация и в медной подотрасли. Общемировое производство меди значительно увеличилось: если в 1990 году в мире произведено 10 млн 624,5 тыс. тонн меди, то в 2001 году эта цифра, по предварительным данным, составила 15 млн 370 тыс. тонн. Однако резкое увеличение производства совпало с началом кризиса в США, Японии и Западной Европе. Как следствие, потребление рафинированной меди сократилось. В 2001 году предложение на мировом рынке превысило спрос приблизительно на 500 тыс. тонн. В результате весь 2001 год цены на медь неуклонно снижались, достигнув в ноябре минимального с 1986 года значения в 1326,5 доллара за тонну. И конца ценового спада не видно. Складские запасы растут. Аналогичная ситуация с алюминием. Мировой кризис привел к резкому снижению потребления этого металла. Так, в Южной Корее потребление алюминия сократилось на 32%, в Малайзии на 50%, в Индонезии на 30%, на Тайване на 27% и в Японии на 20%. Вдобавок спрос на алюминий сократился в США и Западной Европе. Это привело к тому, что цены на алюминий упали в марте 1999 года до уровня 1150 долларов за тонну. К ноябрю 2001 года цена на алюминий поднялась всего лишь до 1250 долларов за тонну, затем произошла коррекция - подорожание до 1400 долларов. Тем не менее проблема низкой цены не снята. Ежедневное перепроизводство алюминия в мире составляет 5 тыс. тонн. А по прогнозам компании Alcan, сокращение спроса на первичный алюминий в странах Запада в 2001 году составило 4,7%. Это абсолютный рекорд за последние 20 лет. Все идет к тому, что алюминщиков в 2002 году ждет долговременная стагнация цен на крайне низком уровне, вызванном общим сокращением спроса на алюминий.

По всем позициям имеет место самый настоящий кризис перепроизводства. Выживут в нем сильнейшие. Уральский металлургический комплекс (как и российский в целом) к сильнейшим отнести нельзя ни при каких обстоятельствах. Ни по номенклатуре, ни по издержкам (устаревшие, энергозатратные технологии добычи, обогащения и плавки, колоссальное ухудшение рудной базы, гигантские транспортные издержки большого железнодорожного плеча - это вообще тема отдельной статьи). Единственным конкурентным преимуществом, позволявшим не только вписываться в мировой уровень издержек, но даже демпинговать, была дешевая электроэнергия и дешевая рабочая сила. Но ситуация меняется на глазах: электроэнергия, как и транспортные тарифы, пошла в рост.

Первым вырубится алюминиевое производство, где стоимость электроэнергии составляет 40 - 60% от стоимости первичного алюминия. Энерготариф в 5 - 6 центов за киловатт станет для уральского алюминиевого комплекса закрывающим. Напомню, что в Польше промышленные энерготарифы около 6 центов, а в Западной Европе около 12 (бытовые вообще болтаются в вилке 18 - 21 цент за киловатт). У нас до недавнего времени было 1,5. Но это ненадолго. Соглашения о транспарентности энергорынков уже подписаны, экспорт электроэнергии в Польшу, Финляндию, страны СНГ, другие страны растет на 70 - 100% в год. На очереди - Турция и Западная Европа. Все это означает только одно - интенсивное континентальное выравнивание цен на электроэнергию. С последующим умиранием российской металлургии как класса.

А теперь несколько цифр. В Свердловской, например, области металлурги дают сегодня 54% регионального продукта. 50% поступлений областного бюджета - отчисления горно-металлургического комплекса. Четверть рабочих мест в промышленности - здесь. А с мультипликатором занятости в 1,9, как это принято для металлургии, мы получаем примерно 400 тыс. рабочих мест, завязанных на ситуацию в горно-металлургическом комплексе Свердловской области. По Челябинской области, полагаю, соотношение примерно такое же. Да здесь любой чих отразится такими социально-экономическими последствиями, что мало не покажется. А у нас не чих на дворе - у нас мировой кризис с отмиранием слабейших. И первые претенденты на вылет из рынка - мы.

Так что категорически не согласен с заголовком статьи: "Землетрясение средней силы". Вы чего, коллеги?! На нас все 11 баллов катят, а на дворе такое благодушие. Наслушались песен про экономический рост? А музыка-то с гнильцой! Как говаривали китайские хронисты, упадок империи Цинь начался с того, что правильную музыку средних и больших труб заменили на развращающую душу музыку тысячи колокольчиков. Так что с музыкой поосторожнее...

Андрей Франц, franz@elem.ru

Семь улучшений в день

2001, 22 (35)

Несмотря на известность и быстрое завоевание российского рынка, концерн "Калина" имеет скорее дурную славу на рынке труда Екатеринбурга. Причина - в неоправданной строгости к персоналу, всевозможных запретах, ограничениях и карательных мерах за разговоры сотрудников на "неслужебные" темы, чай в рабочее время, пятиминутные опоздания и т. д. Эти меры разрушают имидж компании и сокращают количество потенциальных сотрудников, желающих работать в "Калине" (сужу по собственным знакомым, отказавшимся от предложений трудоустройства в "Калине").

Столь жесткое отношение к сотрудникам, вызванное, по словам г-на Горяева, "традиционной российской расслабленностью" людей, привыкших "сопли жевать" и о чем-то "трепаться", скорее всего является следствием того, что способные и пользующиеся спросом на рынке труда сотрудники обходят "Калину" стороной.

На мой взгляд, г-ну Горяеву следует брать пример с западных фирм, где повсеместно распространен принцип оплаты труда по его результату. Могусудить по личному опыту: если сотрудник выполняет поставленные ему задачи, если клиенты довольны, то разговоры с девушкой по телефону или пятиминутное опоздание на работу - это его личные проблемы. Психологическое давление на сотрудников, постоянная напряженность на работе ухудшают атмосферу на предприятии и вследствие этого - эффективность деятельности.

Станислав Медведев, smedvedev@mail.ru