Замуж поздно, сдохнуть рано

Закон "Об инвестиционных фондах" не создаст бума на региональном рынке: для развития паевых фондов он опоздал, а для появления нового типа коллективного инвестора должны созреть экономические условия

В конце прошлого года Государственная дума наконец нашла время для принятия закона об инвестиционных фондах. На лоббирование его у профессиональных участников фондового рынка ушло пять лет. Интересно, что реакция на принятие закона в Москве и регионах оказалась прямо противоположна: если столичные участники восприняли его как чуть ли не революционный шаг в развитии фондового рынка, то в регионах многие просто не заметили. А те, кто заметил, встретили более чем пессимистично, причем, по мнению одних, закон принят слишком поздно, по мнению других - слишком рано. В любом случае он не станет толчком для развития коллективных форм инвестиций в регионах.

Что Москве здорово, то регионам смерть

Паевые фонды в России существуют с 1995 года, когда вступил в действие указ президента РФ "О дополнительных мерах по повышению инвестиционной политики". Принятый закон ничего нового в сферу регулирования работы инвестиционных фондов (паевых и акционерных) по большому счету не внес, лишь обобщил имеющуюся нормативную базу. За исключением некоторых моментов. Во-первых, появился еще один тип паевого фонда (до этого на практике их было два - открытый, когда владелец пая может в любой момент продать его, и интервальный, когда он может попросить погасить свой пай только через определенный срок). Сейчас можно создавать закрытые паевые фонды. В этом случае владелец пая вообще не имеет права прервать договор доверительного управления до окончания срока. По сути такие фонды предназначены для инвестирования средств в длительные проекты, при этом паи могут котироваться на бирже наравне с открытыми и интервальными. Во-вторых, изменилась структура активов. Закрытые паевые и акционерные инвестиционные фонды получили право вкладывать средства не только в ценные бумаги, но и в недвижимость, а паевые и акционерные - в акции иностранных компаний. Акционерным инвестиционным фондам дано также некоторое послабление в процедуре принятия решения на общих собраниях акционеров: их можно проводить заочно, что позволит снизить существенные затраты на эти мероприятия. Вот в общем-то и все.

Между тем оценка закона, прозвучавшая со стороны московских профучастников рынка, представителей регулирующих органов и даже депутатов, оказалась супероптимистична. Так, заместитель председателя комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Владимир Тарачев заявил в интервью газете "Известия", что значение закона трудно переоценить. А председатель Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Игорь Костиков заверил: "Принятие закона "Об инвестиционных фондах" выводит отношения участников отрасли коллективного инвестирования на радикально новую ступень".

В регионах, однако, никакого бума коллективного инвестирования не ждут. "У нас еще сто лет не будет коллективных инвестиций", - констатировал Виктор Дронов, генеральный директор "Управляющей компании" (Екатеринбург). "Закон вышел слишком поздно и слишком рано", - подытожил заместитель инвестиционной компании "Исеть-инвест" Валерий Петров (Екатеринбург).

"У нас еще сто лет не будет коллективных инвестиций"

Указ 1995 года не сделал паевые фонды в регионах популярной формой инвестиций как раз из-за отсутствия соответствующего закона, который прописал бы схему перерегистрации чековых инвестиционных фондов в паевые (см. "Э-У" 17 от 10.09.01). Поэтому бывшие ЧИФы решили стать просто акционерными обществами и в такой форме продолжать управлять деньгами акционеров. Сейчас схема появилась, но воспользоваться ею уже никто не хочет. Валерий Петров: "У нас нет интереса переводить активы в паевой фонд. Мы нашли себя на рынке и работаем как акционерный фонд, вкладывая деньги наших акционеров в те предприятия, акции которых мы купили на заре приватизации. Для того чтобы стать паевым, надо вернуться назад и начать сначала". Вадим Дударенко, генеральный директор инвестиционной компании "Урал-траст", управляющей компании фонда РИКАП (Екатеринбург): "Закон опоздал года на четыре, тогда была база для появления ПИФов в регионах, а сегодня он сам себя перегрел". Кроме того, это очень затратное мероприятие. Виктор Дронов: "Нужно провести 7 - 8 общих собраний акционеров, нам просто финансово не потянуть такую процедуру".

Единственный управляющий, который воспользуется предоставленной возможностью, - Алексей Сташков, исполнительный директор ЗАО "Управляющая компания "Ермак"" (Пермь). Он намерен преобразовать два бывших чековых фонда, "Детство" и "Защита", в паевые:

- В паевом фонде предусмотрены более жесткие условия расчета стоимости паев, а в акционерном обществе стоимость акций складывается исключительно в зависимости от спроса и предложения на рынке, что не всегда отвечает интересам наших акционеров. Кроме того, наши фонды небольшие, поэтому развиваться в направлении акционерных фондов нам будет значительно сложнее, чем в направлении паевых инвестиционных фондов.

Но это - скорее исключение, чем правило. Что касается прогнозов экспертов относительно "бума" новых инвестиционных фондов, то здесь исключений никаких. По мнению того же Алексея Сташкова, с принятием закона в регионах не возникнет больше ПИФов: "Для их работы необходима инфраструктура: управляющая компания, которая должна иметь лицензию. А таких лицензий, насколько мне известно, выдано не так много. Объективно для развития ПИФов в регионах, да и в России вообще, нет достаточных экономических и социальных условий".

Нет и клиентов. "Люди не понесут деньги в такие фонды, потому что не доверяют", - уверен Виктор Дронов.

Недоверие к любым формам вложений, кроме Сбербанка, в России всегда считали камнем преткновения инвестиционных начинаний. Деньги у населения есть, но никто не знает, как их вытащить в экономику и заставить работать. А дело здесь в том, что в качестве инвестора в России принято рассматривать исключительно пенсионеров - классическую клиентуру Сбербанка, людей, намеренных не столько заработать, сколько сберечь. Между тем инвестиционные фонды по определению должны иметь иную категорию клиентов - средний класс, который размещает не последние, а свободные деньги.

Просвещение - мать доходности

Как показали наши исследования (см. "Э-У" 21 от 5.11.01), средний класс принимает решение о вложении денег абсолютно из других мотивов, нежели вкладчик Сбербанка. Он осознанно идет на риск и руководствуется не столько уровнем доверия к объекту вложений, сколько уровнем доходности. Но для этого он как минимум должен знать о возможности такого способа зарабатывания. Парадоксально, но факт: главная проблема, с которой столкнулся Алексей Сташков ("Ермак" является управляющей компанией одноименного паевого инвестиционного фонда) - просвещение потенциальных пайщиков.

- Наш фонд ориентирован на широкий круг частных инвесторов, у которых есть свободные деньги. По сравнению с московскими фондами, у нас небольшая цена пая - всего 500 рублей при минимальном первом взносе 2 тысячи. Но мы не готовы к проведению большой просветительской работы, потому что нам не потянуть огромные затраты на рекламную кампанию. А это нужно делать. Объявить о том, что фонд открылся и приглашает делать взносы, - это одно. Объяснить, как он работает, почему мы не можем гарантировать доходность, как нужно следить за ценой пая и так далее, - совсем другое. Поэтому мы приветствуем появление конкурентов в регионе - так легче будет работать на общую задачу.

Крупные московские паевые фонды в регионы, однако, идти не спешат (на Урале до сих пор представлены только паевые фонды ИК "Тройка Диалог"), а заниматься просвещением - тем более. Прежде всего потому, что они не видят для себя потенциальных клиентов. Нынешние ПИФы, как бы они себя ни позиционировали, ориентируются прежде всего на институциональных инвесторов - страховые компании, негосударственные пенсионные фонды, банки, которые должны аккумулировать деньги частных инвесторов и затем размещать их на рынке. Теоретически это правильно, однако на развивающемся российском рынке классические законы работают не всегда. Причина в том, что институты коллективного инвестирования (НПФ, страховые компании) в регионах достаточно слабы, чтобы предоставить стабильную клиентскую базу паевым фондам (возможно, реализация пенсионной реформы даст толчок к развитию НПФ). Напрямую же работать с частным инвестором крупные фонды не хотят: это не вписывается в технологию построения бизнеса, нацеленного на создание унифицированных, стандартных продуктов. Проще говоря, все должно быть так, как в Москве. А в регионах нужно учитывать специфику зарабатывания денег, время появления свободных средств у среднего класса, объемы таких ресурсов и другие факторы. И это будут совершенно иные продукты.

Безусловно, толчок к их появлению могли бы дать местные инвестиционные и брокерские компании, которые как никто другой заинтересованы в появлении разнообразных финансовых инструментов. К сожалению, на Урале в этом секторе ситуация выглядит весьма печально: количество профучастников резко снизилось. Еще два года назад на Екатеринбургской фондовой бирже активно торговали 50 компаний, сегодня разовые сделки совершают 20 компаний, из них более-менее активно - пять. И за десять лет рынка в этом регионе так и не появилось инвестиционной компании, способной конкурировать с московскими участниками. Генеральный директор Екатеринбургской фондовой биржи Василий Татьянников разводит руками:

- Брокерские компании - самое слабое звено. Они так и не смогли набрать постоянных клиентов. Я не могу объяснить причины. Возможно, что в свое время мы зря уповали на большое количество небольших фирм в регионе. Поэтому карты и не сошлись: инвестиционные менеджеры не могут привлечь клиентов, а клиенты не идут, потому что не понимают, с каким инструментом имеют дело.

Надеяться на внимание к фондовому рынку со стороны крупных финансово-промышленных групп (а именно в их недрах зарождались ПИФы) тоже нет оснований. Уральские промышленники сейчас больше настроены на работу с инструментами займа, корпоративными облигациями.

Так что ждать бума инвестиционных фондов только потому, что вышел закон, их регулирующий, не стоит. Очевидно, что для этого должны созреть экономические условия и главное - абсолютно новый тип инвестора.

Екатеринбург - Пермь