Наряд вне очереди

Культура
Москва, 25.03.2002
«Эксперт Урал» №12 (47)
Три звена индустрии моды - дизайнер, производитель, торговля - могут решить судьбу легкой промышленности

Региональные Недели прет-а-порте на Урале приобрели завидную периодичность: в Екатеринбурге в первой половине марта прошла третья за два года (в Москве - тоже третья, в Санкт-Петербурге - четвертая). Организаторы Недели - Экономический комитет по программам развития Уральского региона, министерство торговли, питания и услуг Свердловской области, Уральская архитектурно-художественная академия - заявляют не только о желании порадовать зрителей новыми дизайнерскими коллекциями. Глобальную цель они видят во влиянии недель моды на состояние легкой промышленности региона.

Когда в начале 90-х советская экономика рухнула, сильнее всех пострадали оборонка и легкая промышленность. Рынок одежды, уральский в том числе, заполнился азиатским ширпотребом в невиданно широком ассортименте и по относительно низким ценам. Спад оказался глубок: в 1998 году объем продукции легкой промышленности составил 14,7% от объемов 1991 года. Чтобы выйти из кризиса, требовалась концепция не просто выживания, но развития отрасли. На Урале она оформилась в триединую систему "дизайнер - производитель - торговля". Звенья этой цепочки в том или ином виде существовали, конечно, и прежде, но связь между ними нередко отсутствовала. Теперь модельер рассматривается как важнейшее звено в тройке, потянув за которое, можно поднять отрасль в целом. Мода должна выйти на промышленный уровень, промышленная продукция - стать модной.

Дизайнеры: от моды высокой к моде широкой

Дизайнеров одежды сегодня готовят три высших учебных заведения Екатеринбурга (есть специализированная кафедра в архитектурной академии, читаются курсы лекций в Гуманитарном и Уральском государственном университетах) и три средних специальных: лицей "Закройщик", лицей "Мода" и недавно возникший при соучредительстве камвольного комбината колледж "Технология красоты". Личностей и идей хватает. Между тем массового интереса к массовой одежде они не проявляют. Плоды экспериментаторства молодых зачастую и одеждой не назовешь. Зрелые и заслуженные дизайнеры работают над имиджевыми коллекциями фирм, что тоже далеко от прозы жизни. Фирмы-производители тем временем далеко не всегда имеют в штате дизайнеров-профессионалов.

Уральская Неделя прет-а-порте задумана как крупномасштабная акция, призванная свести в одном месте в одно время дизайнеров, производителей, торговлю (что, впрочем, традиционно для всего мира). И с каждой Неделей разрыв между модельерами и производителями медленно, но верно сокращается: после показа коллекций модельеры заключают договоры с предприятиями, производители находят новых торговых партнеров. Так, один из ведущих специалистов в области моды в регионе, теоретик и практик в одном лице Людмила Кокорева вместе с Лидией Орловой представила модели, выполненные из тканей предприятия "Чайковский текстиль". Известный екатеринбургский модельер Татьяна Колпакова совместно с фабрикой "Одежда" показала коллекцию "Белый город", понравившиеся модели из которой можно было заказать после просмотра.

Производители: найти свою нишу

На уральской Неделе прет-а-порте-2002 текстильную продукцию представляли " Уральский текстиль", " Троица - Екатекс", " Чайковский текстиль", " Ткани Урала" и другие. Готовую одежду демонстрировали екатеринбургские швейная фабрика " "Одежда" и фирма " Стиль", республиканский центр моды из Уфы, " Тагилшвейбыт". Российскую географию представили предприятия Белоруссии, Татарстана, Москвы, Кирова, Краснодарского края.

Важная задача для предприятий легкой промышленности сегодня - верно определить и занять нишу на рынке одежды, учитывая конъюнктуру и собственные возможности. Период спада импорта в Россию после кризиса 1998 года завершился: объем поставок одежды из Китая, Кореи и Турции в 2001 году увеличился в два с половиной раза.

Местные производители стремятся реализовать себя в наиболее простом с точки зрения технологий и продаж сегменте рынка - одежде для отдыха и спорта в стиле casuel (небрежный. - Англ.). Но здесь сложно конкурировать с дешевым китайским товаром. Верхний сегмент рынка и деловая одежда отданы Западу, видимо, надолго. Однако есть сектор, который может быть заполнен местными швейниками. Это товары для среднего класса, на долю которого приходится больше половины всего российского потребления. В этой нише отечественный товар вполне конкурентоспособен даже в Европе, об этом говорят представители западных фирм. Европейская одежда очень проста, и наши производители нередко выигрывают на идеях. Большой плюс российской одежды - натуральные ткани.

Сегодня многие швейные предприятия работают с зарубежными заказчиками по давальческим схемам. Германские или итальянские фирмы присылают нам "пакет": ткань, фурнитура, модель. Наши отшивают - и с лейблом заказчика отправляют обратно за границу, где дело отечественных рук продается в бутиках. Значит - могут. Подобный пакет можно создать и здесь: есть и модельеры, и ткани, и технологии. Значит, могут - но боятся.

Торговля: поиск "рекламоносителя"

Боязнь отечественного производителя посягнуть на рынок товаров для среднего класса происходит, в частности, от неумения создать и продать собственный брэнд. Нужна наука продавать, квалифицированная розница. Директор фирмы " Президент" Светлана Копейцева, например, рассказывает: "Во многих магазинах на Западе, даже в Турции есть свои подиумы. На вешалке одежда не смотрится, покупатель хотел бы ее увидеть на человеке, понять ее образ".

В Уральском регионе положительный пример создания торговой сети являет фабрика "Одежда": у нее восемь магазинов в Екатеринбурге и области. Интересен опыт брэнда "Партизан". Дилерская сеть фирмы "Стиль", производящей молодежную одежду под этой маркой, распространяется на 15 городов России. Елена Демчук, менеджер предприятия: "Мы постоянно проводим промоушн-акции: клубные вечеринки, массовые дискотеки, где мы выступаем спонсорами, гастроли известных музыкантов - "носителей" нашей одежды". Сегодня можно говорить, что "Стиль" под маркой "Партизан" создал в России собственную молодежную моду.

Чтоб сказка стала былью

Механизм индустрии моды, как и любой другой механизм, нуждается в источнике энергии - финансах. В последние годы количество предприятий легкой промышленности по стране выросло, сегодня в отрасли работает 3 тысячи средних и крупных акционерных обществ. Однако швейникам надо поторопиться с развитием. По оценкам экспертов, если в 2002 году продажа импортной одежды вырастет на 10% и приблизится к 50% рынка, может вновь начаться стагнация производства. На возрастающий спрос предложением ответят зарубежные фирмы, в том числе из Европы, которые выйдут на рынок с массовым товаром.

Светлана Копейцева высказала мнение многих представителей производства и торговли: "Нам нужна помощь федеральных и местных властей. Китай, например, получает огромную прибыль, развивая легкую промышленность. А у нас поддерживается только тяжелая промышленность и ВПК. При этом мы не просим деньги безвозмездно. Нам нужны государственные ссуды с низким процентом. Брать ссуды в коммерческих банках невыгодно, мы не на той стадии, когда продукция быстро оборачивается".

Закон о бюджете на 2001 год предусматривает компенсации предприятиям за счет бюджетных средств части кредитов, получаемых в коммерческих банках на закупку сырья и материалов. Однако общая сумма средств, выделяемых для такой компенсации предприятиям легкой промышленности, составила всего 50 млн рублей при потребности в кредитах порядка 2 миллиардов рублей.

Не решены вопросы снижения налогового пресса на производителей, что дало бы немалый эффект в легкой промышленности. Положительный пример: администрация Пермской области приняла решение снизить налоги на предприятиях отрасли, в результате "Чайковский текстиль", производящий 22% от объемов всей легкой промышленности в России, стал одним из лучших предприятий в России.

Жизненно необходима для отрасли модернизация оборудования. Без нее в ближайшие три-пять лет многие предприятия просто уйдут с рынка. И здесь снова нужна продуманная экономическая политика государства. Иначе сказка о "тройке", способной вытянуть легкую промышленность, не станет былью.

Екатеринбург

Впервые темой региональной Недели моды удалось сделать сезон не текущий, а следующий: весной подумать об осени и зиме. На прошедшем в рамках Недели семинаре о тенденциях сезона осень-зима'2002 - 2003 рассказал эксперт в области моды Владимир Гридин:

- Основной мотив сезона - путешествие. В нем две лидирующие темы, которые проявились, например, в коллекции Кельвина Кляйна, - восток и "милитари". Путешествия - это экзотика: арабские рубахи, фольклорные отделки и мотивы. Восток вообще в моде. Но в моде и Север - исландские мотивы или, скажем, эскимосы с олешками... Путешествия - это еще и опасность. Два месяца назад говорили, что "милитари" - неактуально, а следующей осенью-зимой это будет топ моды. Но не грубые ботинки, хаки и патронташ. Новый стиль "милитари" не кричит о силе, а только намекает, но весьма отчетливо. Авиаторские куртки, шлемы, как на показах Армани, - все должно говорить о степени боеготовности. Направление боевых действий известно: главный образ сезона - неагрессивная, ненавязчивая сексапильность.

Заметная тема следующего сезона - спортивный образ жизни: в одежде присутствуют детали костюмов жокеев или регбистов. Дома моды предлагают утепленные трикотажные рубашки, трикотажные брюки, имитирующие рельеф тела. Мода "лепит" образ: в такой одежде любой мужчина может выглядеть Шварценеггером.

По-прежнему в чести эклектика, налет экстравагантности, многослойность и смешение текстур. Особенное внимание уделено джинсам: даже Карл Лагерфельд сделал последнюю коллекцию на джинсовую тему...

На смену "викторианскому" стилю в этом сезоне идет "эдвардианский". Гуччи стилизирует готику: все очень просто, четко, основной цвет черный, ярко очерчены черным глаза. Западная пресса стилистику Гуччи охарактеризовала так: "очаровательный образ бешеной суки". Другой актуальный образ - тирольская девушка - спокойная и умиротворенная, как альпийские луга.

Основной цвет сезона - черный, много коричневого, серого. Даже названия цветовых гамм: "будний день", "рабочий полдень". Но все это разбавляется светлыми, радостными тонами: земли, верблюжьей шерсти, охры. Неожиданны ярко-розовый, едко-зеленый, цвет песка с неестественно насыщенным, "компьютерным" оттенком.

Новости партнеров

Реклама