АО "Чистые руки"

Антон Субботин
1 апреля 2002, 00:00
  Урал

На рынке производителей военной техники по-чекистски неожиданно и стремительно появился новый крупный игрок - государство

Слухи о неизбежной продаже крупнейшего в Пермской области производителя военной техники ОАО "Мотовилихинские заводы" (МЗ) ходили давно. И только в январе 2002 года контрольный пакет МЗ приобрела московская компания ЗАО "Финансовый дом "Русь". Цена сделки не разглашается. По некоторым данным, она составляет около 33 млн долларов. Это в несколько раз меньше стоимости активов предприятия: весной прошлого года они оценивались в 100 - 150 млн долларов.

Тогда претендентом номер один на покупку МЗ считались Объединенные машиностроительные заводы Кахи Бендукидзе (см. "Э-У" 8 от 23.04.01). Однако в процесс вмешалось государство в лице Сергея Иванова (тогда секретаря Совета безопасности), который внезапно прилетел в Пермь с полусекретным визитом, поговорил с губернатором Юрием Трутневым , а последний в свою очередь выразил резко негативное отношение к возможной сделке. В результате продажа не состоялась. Почти год государство раздумывало, что делать с Мотовилихой.

Теперь наконец придумало. Судя по всему, на Мотовилихинских заводах государство провело первый эксперимент по скрытой "деприватизации" стратегически важного оборонного предприятия.

Булаевский "феодализм"

Главная заслуга в том, что в тяжелые времена реформ МЗ удержались на плаву и не развалились, как многие другие, принадлежит 70-летнему "генералу" Мотовилихи Юрию Булаеву . Благодаря чрезвычайно сложной структуре собственности и финансово-хозяйственной схеме управления, он один имел "ключ", которым заводился сложный механизм Мотовилихинских заводов.

В результате приватизации и реструктуризации предприятия к концу 2001 года в состав МЗ входили более 150 дочерних предприятий. Многочисленные ООО и ЗАО собственного имущества не имели, а административные и хозяйственные площади арендовали. Поэтому материнская компания по сути ничем не рисковала, когда в отношении ряда ее дочерних предприятий инициировалась процедура банкротства. На месте ликвидированных тут же появлялись новые, на тех же мощностях, с теми же учредителями и руководителями, а МЗ изящно очищались от долгов. В этом и состояла особенность реструктуризации по Булаеву: в отличие от других предприятий, на Мотовилихе никогда не старались вывести в "дочки" имущество материнской компании.

Благодаря такой схеме пермскому машиностроительному гиганту удалось выжить, сохранив все производственные мощности. При этом структура холдинга не была прозрачна. Внутренняя система взаимоотношений строилась на договоренностях и контактах, замыкавшихся на личности генерального директора.

Аморфность холдинга отразилась и в своеобразной структуре собственности. МЗ одними из первых в оборонке решились на акционирование. С 1992 по 1996 год на МЗ действовала "золотая акция", сегодня доля государства - 20%. Столь незначительное присутствие государства на стратегически важном оборонном предприятии вызывало всеобщее недоумение.

Остальными акционерами МЗ были около 15 тысяч физических и несколько юридических. Максимальные пакеты (примерно по 10%) имели собственная "дочка" МЗ "Мотовилиха-инвест" и пермско-московская структура "Флипп".

После трех эмиссий акций и перегруппировки акций контрольный пакет (около 60%) оказался под контролем гендиректора Юрия Булаева. При этом официально ему принадлежало лишь 0,18% акций. С юридической точки зрения проследить аффилированность невозможно. Это доказали комплексные проверки МЗ со стороны ФКЦБ и ее Приволжского отделения осенью 2000 года и областной прокуратуры зимой 2001 года. Отношения между акционерами строились не на юридической основе, а на личных связях.

С активизацией разговоров о необходимости "национализации" ряда стратегически важных для государства объектов менеджеры-собственники, вероятно, поняли, что Мотовилиха попадет в этот список одной из первых. Перспектива в одночасье лишиться собственности, получив копейки по номинальной стоимости акций, не радовала. Булаев прекрасно понимал, что выстроенная под него система не сохранится в прежнем виде, передать бразды правления "по наследству" не удастся. Оставался один выход - продать.

К продаже предприятия вынуждали и общеэкономические обстоятельства: при набирающей силу тенденции к формированию крупных холдингов Мотовилихинским заводам становилось все труднее в свободном рыночном плавании, поддержки государства оборонное предприятие не имело. А времена, когда предприятия спасались от банкротства или захвата собственности дроблением на многочисленные "дочки" сменила пора объединения и жесткого контроля над финансово-производственным циклом, необходимость в новых управленческих решениях. Сложившаяся на МЗ непрозрачная структура объективно начинала тормозить инновации. Зрело понимание, что в ближайшие годы предстоит реализовать что-то вроде "реструктуризации наоборот": избавиться от непрофильных активов, висящих на предприятии еще с социалистических времен, а также образовавшихся за 90-е годы.

Кроме того, Минобороны заявило, что не нуждается в продукции завода вплоть до 2005 года. Остался только экспортный заказ и сервисное обслуживание выпущенной предприятием военной техники. МЗ были и остаются заложником деятельности госкомпании " Росвооружение".

В ХХI век Мотовилиха вступила с колоссальной потребностью в инвестициях. Для сохранения позиций на рынках и потенциала роста заводам необходимо вкладывать в реконструкцию производства от 10 до 40 млн долларов в год. Собственных источников для столь масштабных инвестиций у предприятия нет. Необходимость в стратегическом инвесторе здесь давно ни у кого не вызывает сомнений.

Попытка первая

В 2000 - 2001 годах среди потенциальных покупателей МЗ, как рейдеров, так и стратегических инвесторов, назывались Объединенные машиностроительные заводы, группа " Интеррос", группа компаний " Новые технологии", " Альфа-групп", группа "Собин", оперирующая финансовыми ресурсами московского офиса " Собинбанка", Пермская финансово-производственная группа. Продавцы контрольного пакета МЗ несколько месяцев вели переговоры с потенциальными покупателями. Год назад в прессе проходила информация о том, что продажа МЗ должна состояться буквально со дня на день. Претендентом номер один считался Каха Бендукидзе. Однако этого так и не произошло.

Однозначного ответа на вопрос, почему сделка тогда не состоялась, до сих пор не может дать никто. То ли стороны не сошлись в цене (продавцы якобы запрашивали $70 - 80 млн, а покупатели предлагали 30 - 40), то ли в схеме расчета.

И все же большинство экспертов склонны полагать, что срыв сделки произошел по внешним причинам. Продажа крупного предприятия, специализирующегося на производстве вооружений, не может не вызывать интереса государства. Ключевую роль здесь сыграла однозначная позиция Совета безопасности, которую высказал пермскому губернатору его глава Сергей Иванов, специально для этого прилетевший в Пермь. Возможно, потенциальных покупателей отпугнули громкие заявления Юрия Трутнева о намерении возродить на предприятии государственную "золотую акцию".

Москва тогда официально одобрила инициативу Трутнева. Однако возможность и целесообразность введения "золотой акции" не прошла юридической и финансовой экспертизы.

В результате "золотая акция" стала лишь удачной PR-акцией властей по затягиванию процесса продажи контрольного пакета оборонщиков.

Руководство МЗ оказалось в непростой ситуации: возвращение "золотой акции" вряд ли могло понравиться потенциальным покупателям "контрольника" заводов. Тем не менее провал сделки не означал для собственников МЗ отказа от намерения продажи контрольного пакета.

Загадочная "Русь"

Без согласования с министерством обороны, Советом безопасности, минимуществом и ГНПП "Сплав" любые разговоры о продаже МЗ были бы бесполезны. Для получения контроля над Мотовилихой необходимо серьезное политическое лобби, причем федерального уровня, поскольку областным властям МЗ напрямую никогда не подчинялись из-за специфики выпускаемой продукции.

Местные специалисты до сих пор не могут получить однозначный ответ на вопрос, что представляет собой новый собственник "Мотовилихи" - малоизвестная в Перми, да и в России московская инвестиционно-промышленная группа "Русь". Известно лишь, что первые лица этой холдинговой компании отдали не один десяток лет службе в органах государственной безопасности и имеют солидный опыт руководящей работы, а за их плечами стоят "весьма значимые физические лица", например, заместитель председателя фракции "Народный депутат" в Госдуме Рафаэль Гималов.

"Русь" не желает раскрывать карты, предпочитая оставаться темной лошадкой. В беседе с корреспондентом "Э-У" представитель "Руси" Руслан Валитов , занявший на Мотовилихинских заводах нововведенную должность заместителя генерального директора по вопросам экономической безопасности и внутреннего контроля, отказался давать какие-либо комментарии: "О компании все узнают к концу 2002 года по позитивным результатам на Мотовилихе".

Неизвестно, каким образом был оформлен факт покупки-продажи контрольного пакета акций и почему столь существенное событие для эмитента, как продажа контрольного пакета акций, не отражена на сайте Федеральной комиссии по ценным бумагам.

Многие заинтересованные лица, включая губернатора Пермской области Юрия Трутнева, просто поставлены перед свершившимся фактом. Губернатору осталось лишь пожелать новым собственникам больше платить налогов.

Большое и единое

Из разговора с г-ном Валитовым стало известно лишь то, что новые собственники намерены провести коренную ревизию предприятий холдинга. Главный критерий - не профильность, а прибыльность. От неприбыльных "Русь" решительным образом намерена избавиться.

В планах бывших чекистов - реструктуризация МЗ. Они выразили крайнее недовольство массой всевозможных "дочек" и "внучек", через которые финансовые ручейки утекали в чьи-то карманы. "Русь" намерена в корне изменить подход к кадровой политике: по мнению г-на Валитова, ни на заводе, ни в Перми нет менеджеров, которые смогли бы грамотно руководить той же "Камасталью".

Новый собственник не собирается продавать Мотовилиху по частям: "В общем виде заводы будут выглядеть как большое единое предприятие, которое работает по четырем главным направлениям: производство спецтехники, нефтепромыслового оборудования, литейное и производство дорожно-строительной техники". Такая дифференциация необходима в условиях быстро меняющегося рынка. Именно благодаря существованию такого количества смежных направлений МЗ занимает третье место среди оборонных предприятий России по производительности, уступая лишь Уралвагонзаводу и Ижмашу.

Решать все эти задачи предстоит новому генеральному директору Мотовилихинских заводов 52-летнему Евгению Мокроносову , до этого занимавшему пост руководителя одной из "дочек" МЗ - ЗАО "Мотовилиханефтегазмаш".

Спецслужбы показали квалификацию

Появление на оборонном предприятии собственника, за которым стоят занимавшие в прошлом высшие должности в спецслужбах лица (единственно доступный из них собеседник, г-н Валитов, долгое время работал в финансовой разведке) и такие политики, как Рафаэль Гималов, может свидетельствовать только об одном: государство провело в отношении МЗ умело завуалированную деприватизацию. Действуя, по всей видимости, через спецслужбы по всем рыночным законам, посредством концентрации контрольного пакета в руках полумифической "Руси", оно добилось полного контроля над предприятием - монополистом по производству нескольких видов военной спецтехники.

Только такое предположение делает логичной цепь событий, начиная от чинимых в прошлом году со стороны областного и федерального центра препятствий продаже Мотовилихинских заводов и заканчивая бесшумным и молниеносным появлением на них новых собственников. Почти символическая цена пакета тоже красноречива. Возможно, государство наводит порядок на предприятии под какой-нибудь крупный заказ вооружения (после 11 сентября прошлого года обстановка в мире резко накалилась). Вероятен и крупный контракт " Камастали" с АвтоВАЗом. Другими причинами трудно объяснить уверенность Руслана Валитова в том, что к концу года "Русь" поднимет МЗ на ноги.

Если действительно государственный подход к оборонным предприятиям изменился таким экстравагантным образом, то следующими на очереди в Перми будут завод им. Дзержинского и ОАО "Велта". Они еще с советских времен являются поставщиками комплектующих для производства специзделий на Мотовилихинских заводах.

Пермь