Не верь, не бойся, не проси

Предприниматели разгадали истинные цели кампании по снижению налогов

Правительство России рассмотрело проект закона о включении в Налоговый кодекс двух глав, касающихся налогообложения малого бизнеса. Неделей раньше эти предложения озвучил президент России Владимир Путин , находясь в поездке по Забайкалью.

Центральная пресса назвала их революционными: они якобы в корне изменят положение малого бизнеса, снизят налоговое бремя.

Между тем в регионах на ситуацию смотрят менее оптимистично. Предприниматели говорят, что ничего кардинально нового в проекте закона нет. Схемы налогообложения, прописанные в нем, действуют и сейчас, внесены лишь некоторые коррективы. Точнее, правительство отменило собственные поправки, по которым индивидуальные предприниматели с 1 января 2002 года стали плательщиками НДС, а плательщики единого налога на вмененный доход вынуждены платить и единый социальный налог. Эти поправки свели на "нет" смысл упрощенных схем налогообложения. На фоне провозглашенного президентом России курса на поддержку малого бизнеса такое решение выглядело странным. Теперь отмена удушающего налога подается как революция. Но бизнес уже не верит государству.

Хорошая мина при плохой игре

Сегодня малый бизнес платит налоги по двум схемам. Первая регулируется федеральным законом "Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства" и принята еще в 1995 году. Схема добровольная, при этом у малого предприятия и индивидуального предпринимателя есть выбор: начислять налог с валовой выручки или с совокупного дохода. Субъектам федерации дано право устанавливать предельные ставки и выбирать схему уплаты налогов на своей территории.

Вторая схема регулируется законом "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности". Государство устанавливает перечень этих видов деятельности и единую ставку налога, при этом вменяет разным категориям предприятий различную налоговую базу. Субъект федерации может в определенных рамках регулировать базовую доходность (через понижающие и повышающие коэффициенты) и изменять ставку в сторону понижения. Для предпринимателей схема обязательна к выполнению.

Суть обоих механизмов в том, чтобы упростить малому бизнесу ведение бухгалтерии и отчетности. Цель - вывести его "из тени". Обе схемы предполагают, что традиционные налоги (на прибыль, имущество, НДС, на доходы физических лиц и ряд других) заменяются каким-либо единым платежом, который не зависит от конечных результатов хозяйственной деятельности предпринимателя. Поэтому, когда 31 декабря 2001 года президент России подписал закон, обязывающий малые предприятия платить единый социальный налог, а индивидуальных предпринимателей - НДС, бизнесмены испытали шок.

- Последние два года мы активно пропагандировали среди клиентов упрощенную схему налогообложения, - рассказывает директор екатеринбургской юридической корпорации "Левъ" Евгений Артюх . - Это выгодно и удобно. Этот же год начался с вала писем и звонков: предприниматели спрашивают, что делать - снова уходить в тень? Они только-только начали вести бизнес относительно цивилизованно, отказываться от выплаты зарплаты в конвертах. Думаете, им очень нравится держать "черную кассу"? В этом случае они ни кадровую политику, ни трудовую дисциплину толком построить не могут.

Директор Центра экономических экспертиз "Налоги и финансовое право" (Екатеринбург) Аркадий Брызгалин считает, что государство нарушило сам принцип упрощенной системы налогообложения: "Налог должен быть один, потому что он заменяет совокупность всех других платежей. Что останется от этой схемы, если мы каждый год по новому налогу будем добавлять? У малых предприятий не только нагрузка увеличится, но и бумажной работы прибавится".

Похоже, недовольство предпринимателей сыграло свою роль. Правительство решило исправить ошибку. Но если единый социальный налог оно ввело тихо, в ночь на 31 декабря, то отмену решения подали как революцию. Имидж главы государства нужно спасать.

- Введение единого социального налога стало полной неожиданностью. 19 декабря 2001 года президент поддерживает на Госсовете все инициативы по развитию этого сектора, а в ночь на 31 декабря подписывает закон. Я считаю, что Путина здесь просто подставили. Видимо, на высшем государственном уровне ошибку поняли, - говорит председатель Пермского союза работников среднего и малого бизнеса Ольга Орлова . - Теперь нам нужно как-то дожить этот год, ведь новые статьи в Налоговом кодексе предполагается ввести с 1 января 2003 года.

За чистые ряды

По мнению предпринимателей, разработчики закона не смогли разрешить большинство противоречий в налоговой сфере, тормозящих развитие бизнеса.

- Меня беспокоит режим кампанейщины, в котором сейчас идет обсуждение этих законопроектов. Я боюсь, в стороне останется главный вопрос - установление параметров для определения бизнеса как малого. В результате под малое предприятие начнут "косить" структуры, которые к нему отношения не имеют, и малый бизнес снова потеряет в имидже, - говорит Сергей Кондрашов , генеральный директор ООО "Торговый дом Свердловскгражданстрой".

Действительно, критерии определения малого предприятия практически не изменились. Предполагается, что на упрощенную систему налогообложения смогут перейти юридические лица с численностью работающих до 20 человек (сегодня 15), если их доход от реализации не превышает 10 млн рублей.

- Размер выручки в 10 млн рублей - это очень мало. Порог следует повысить на порядок и измерять его в МРОТах, скажем, в размере миллиона МРОТ. При сегодняшнем значении МРОТ он составит 100 млн рублей. Это уже более справедливая цифра, - говорит Арсен Нуриджанов , генеральный директор фирмы "Альянс", глава Башкирского отделения "Союза правых сил".

Безусловным плюсом предприниматели считают некоторые изменения в механизме расчета налогооблагаемой базы при упрощенной схеме (вариант, когда в качестве базы берется совокупный доход). В затраты в данном случае может отнести расходы на заработную плату и инвестиции на обновление основных фондов. Однако в то, что эти положительные моменты останутся в окончательной редакции закона, многие верят с трудом. Сергей Кондрашов: "Пройдет кампания, потихоньку все забудется, появится масса подзаконных актов - и все вернется на круги своя".

Больше денег, меньше прав

В цепочке "государство - бизнес" есть еще одно звено, от которого многое зависит, - субъекты федерации. До сих пор регулирование систем налогообложения малого бизнеса по большей части было отдано региональным властям, чем последние с успехом и воспользовались. Например, единый налог на вмененный доход в рамках соответствующего федерального закона каждый субъект разрабатывал самостоятельно. А рамки эти достаточно широки: из установленного списка видов деятельности регионы сами выбирали те, которые подпадут под вмененный налог, сами устанавливали коэффициенты, влияющие на размер базовой доходности при исчислении налога, и так далее. В проекте нового закона центр существенно сужает рамки этой самостоятельности. И реакция с мест весьма противоречива.

Заместитель председателя Законодательного собрания Челябинской области Семен Мительман считает, что таким образом сложно будет установить справедливую ставку налога:

- Закон предполагает использовать три коэффициента базовой доходности. Первый -коэффициент инфляции. Второй - дифференцирует предпринимательскую деятельность в различных муниципальных образованиях с точки зрения особенностей населенного пункта или места расположения. Третий учитывает совокупность особенностей ассортимента продукции, сезонности, площади. Так вот, смешивать в одном коэффициенте ассортимент, площадь и сезонность - не вполне оправданный, на мой взгляд, подход. Система коэффициентов в законе о едином налоге на вмененный доход, принятом в Челябинской области, в принципе более гибкая. Она учитывает тип населенного пункта, в котором осуществляется предпринимательская деятельность, место деятельности внутри населенного пункта, характер местности, удаленность от транспортных развязок и остановок пассажирского транспорта, характер реализуемых товаров и ассортимент продукции, качество услуг, сезонность, суточность, качество помещения, производительность оборудования, возможность использования дополнительной инфраструктуры, количество видов деятельности, осуществляемых налогоплательщиками, и инфляцию. Предусмотренный проектом федерального закона корректирующий коэффициент предполагает наличие информации о кадастровой цене земли, а она сегодня не сформирована. Характерно, что коэффициенты предусматривают отличия от базовой ставки: один - на 20%, а другой - на 30%. Но этого явно недостаточно! И для всей России принимается одна базовая ставка. Для розничной торговли, например, - 5 тыс. руб. Как можно уравнивать в этом отношении Москву и, скажем, Кунашакский район Челябинской области?!

Противоположной точки зрения придерживается Арсен Нуриджанов:

- Налоговые инициативы регионов часто имеют печальный итог. В Башкирии, например, на уплату единого налога не позволено переходить тем, кто торгует не с лотка, а имеет арендуемые или собственные площади. Эта "перестраховка", которую заложил в местное законодательство башкирский депутатский корпус, далека от понимания интересов предпринимательства. В итоге многие местные предприниматели регистрируются в соседней Челябинской области и платят налоги там.

Между тем регионам есть за что бороться. Авторы законопроекта урезают полномочия субъектов федерации в части разработки конкретных механизмов налогов, в то же время - отдают им существенную часть налогов от малого бизнеса (70%), видимо, надеясь, что это простимулирует региональные власти к развитию этого сектора.

Главный стимул для самого бизнеса - налоговая стабильность. Кто ее обеспечит, центр или регион, все равно.

Екатеринбург - Пермь - Уфа - Челябинск