Pr белый и пушистый

Джамал Гиназов
15 апреля 2002, 00:00
  Урал

Политконсультанты будут помогать власти воспитывать народ, которого она заслуживает

В структурировании российского политического пространства очередь дошла до политконсалтинга. Кремль намерен упорядочить эту деятельность через лицензирование.

Политтехнологи готовы к такому развитию событий. Руководитель Уральской гильдии консалтеров Константин Киселев согласен, что необходимость вывода PR-бизнеса из теневой экономики назрела. При этом выдавать лицензии, по его мнению, должны региональные гильдии. Его коллеги из Российской гильдии тянут одеяло на себя, причем в масштабах всей страны. Чиновники администрации президента прорабатывают свою модель лицензирования - с участием в нем государства.

По мнению уральского политолога Андрея Франца, ситуация напоминает басню о лебеде, раке и щуке. Разница лишь в том, что региональные и общероссийская гильдии, даже объединившись, в нынешних политических условиях противостоять государству не смогут. Спорить же с укрепляющейся властью политтехнологам себе дороже.

Что стоит за инициативами Москвы по части лицензирования консалтерских услуг? Каким должен быть институт политконсалтинга - общественным или государственным? Этот круг вопросов мы обсуждаем с ответственным секретарем экспертного политического совета при полномочном представителе президента РФ в Уральском федеральном округе Ильей Горфинкелем.

- Илья Максимович, почему вообще в администрации президента взялись за упорядочение деятельности политконсалтеров?

- С приходом к власти Путина изменился характер политических процессов, усилились элементы государственной корпоративности: построена вертикаль федеральной власти, зачищается партийное поле. Значит, и консалтерам необходимо менять модель применения политтехнологий. С принятием нового закона "О партиях" Россия переориентировалась с американской модели демократии на английскую. В чем отличие? Американская зависима от личностей, их информационных и финансовых ресурсов, и здесь "спор" технологий очень важен. В английской есть крупный консолидированный заказчик - партии. Средства, которые отпускаются законодательством на кампанию кандидатов, минимальны. Львиная доля денег идет на счета общенациональных партий. Значит, и определяющую роль играют общенациональные избирательные кампании, ведущиеся крупными партиями. При этом выборы в Англии проходят не списочным составом, а по мажоритарной системе.

Так что у нас объективно созрели условия для перемен. А время, думаю, выбрано потому, что в этом году нет выборов российского уровня, год менее загружен региональными кампаниями. Он как раз подходит для "упорядочения" политконсультантов. Кремль зондирует почву.

- Почему инициативу первым озвучило руководство российского ЦИКа?

- Не думаю, что на это в ЦИК пришла кремлевская разнарядка. Кто призван бороться с нечистоплотностью в период выборных кампаний, тот и высказался первым. К тому же председатель Центризбиркома Александр Вешняков - сторонник вывода из тени циркулирующих в избирательном процессе денег. А лицензирование может способствовать этому.

- Сомневаюсь. Необходимо совершенствовать сам закон о выборах, провоцирующий уход выборных денег в тень: реально расходуемые суммы превышают размеры избирательных фондов в десятки, а то и сотни раз.

- В идеале, конечно, так. Но боязнь лишиться лицензии в любом случае заставит консалтеров хорошенько подумать, прежде чем применять черные PR-технологии. Лицензирование можно сравнить с законом об ограничении агитации. Его зачастую нарушают, но без него вообще был бы бардак.

- Кто должен выдавать лицензии и каковы критерии отбора?

- Наиболее приемлемый вариант - государственное лицензирование.

Уральская гильдия политконсультантов включилась в разработку проекта. Участие самих консалтеров в закладке правовых основ позволит избежать бюрократизации процесса. Этот момент немаловажен: политическая бюрократия в России все еще сильна.

- Силен и административный ресурс. Когда Кремль спускает в регионы разнарядку желаемых кандидатов на выборную должность, изыски политтехнологов не так уж важны.

- Выборы в регионах демонстрируют обратное. Возьмите кампанию в Приморье. Победил не г-н Дарькин, а грамотная технология одной из консалтерских групп. Именно эта группа политтехнологов, а не те, в чьих руках находились местный и окружной административные ресурсы, сумела навязать электорату свое видение выхода из множества приморских кризисов, в первую очередь - энергетического. В Тюменской области на выборах губернатора сплошь и рядом сталкивались административные ресурсы Севера (за Собянина) и Юга (за Рокецкого). Победил северянин, и не столько за счет административного ресурса: успех Собянина в вотчине его оппонента Тюмени предопределила работа консалтеров. Электорат юга Тюменской области услышал то, что в принципе и желал услышать: деньги Ямала и Югры сделают дотационный субъект федерации финансово самодостаточной территорией. Поэтому я не стал бы говорить, что в России сегодня все решает административный ресурс.

В чем я уверен точно, так это в снижении роли черных PR-технологий. За последние годы не могу припомнить ни одной выборной кампании, выигранной на деструктивных технологиях. Их применение может быть эффективно, если вы, к примеру, задались целью "сработать" на понижение явки избирателей или на срыв выборов при голосовании "против всех".

- А как сами консалтеры реагируют на новые инициативы власти?

- Некоторые готовы работать в рамках государственных структур. Обозначилась тяга к юридическому упорядочению социального статуса. Независимые технологи желают иметь четкое правовое регулирование своей деятельности.

- Пиарщики первой волны обросли на вольных хлебах финансовым жирком, а теперь, когда федеральная власть окрепла, готовы поработать под государственными знаменами?

- Консалтеры хотят упорядочить статус для повышения социального престижа профессии, устранения ее двусмысленной репутации. Общество зачастую оценивает политконсалтеров емко - "продажные". Консультант лепил политика "из того, что было", и умывал руки. Теперь взаимоотношения меняются. Меняется и структура клиентской базы. Федеральный закон "О партиях" унифицирует политическую жизнь страны: на место множества отдельных заказчиков придут крупные консолидированные структуры. Во всяком случае, создание вертикально интегрированных политических структур в лице федеральных партий наталкивает на такие мысли. При таком раскладе консалтеры будут вынуждены дорожить своими стратегическими партнерами. Разумно, когда заказчик в виде федеральной партии имеет дело с лицензированной государством консалтинговой фирмой.

В то же время стратегический партнер, дорожащий репутацией, не будет иметь дело с негативно зарекомендовавшей себя PR-командой. Несолидно, к примеру, пропрезидентской партии "Единая Россия" сотрудничать с консалтерами, "засвеченными" на продвижении во власть криминала.

- Но других-то нет...

- Отчасти так. Поэтому придется выбирать из тех, что есть. Но если специалисты первого эшелона, так называемые "светочи", пришедшие в политический консалтинг в середине 90-х годов и держащие основной пакет заказов (на Урале таких около 20. - Д.Г .), хотят иметь стабильную клиентскую базу стратегических партнеров из рядов властей предержащих, им придется соблюдать корпоративную культуру и не опускаться до продвижения темных личностей. Репутация станет источником дивидендов консалтера.

- Не идеализируете? Может, скоро исчезнет из нашей жизни и черный PR?

- Мировой опыт показывает, что PR-технологии - это болезнь демократии. Ни одно государство, даже самое развитое и цивилизованное, не готово от них отказаться. Поэтому скучать российскому электорату не придется.

- Кто же будет работать в жанре черного PR, если ведущие консалтеры займутся "отмыванием" статуса?

- Так называемые "кони" - руководители низшего звена избирательных кампаний, относящиеся к третьему эшелону консалтеров. Причем "пиарить" они будут под чутким руководством "подмастерья" - второго эшелона, выросшего в командах "светочей", но не сумевших в силу слабой межэшелонной циркуляции подняться на ступень выше.

- Выходит, что разговоры о кризисе профессии преждевременны, а рынок услуг политконсалтеров не сужается?

- Скорее это новый этап в работе. В нынешних условиях, когда меняется политический пейзаж в регионах, происходит дифференциация первого эшелона консалтеров. Не думаю, что, к примеру, в Свердловской области ведущие PR-мастера откажутся стать генеральными подрядчиками новых федеральных партий, заинтересованных в наличии сильных "дочек" в регионах. При этом количество заказчиков в связи с сокращением платежеспособных партий федерального уровня будет сокращаться.

Но безработица консалтерам не грозит. Кроме политического консалтинга есть еще и рынок корпоративного PR, который сохраняет тенденции к расширению. К тому же роль политконсультантов не заканчивается на выборных кампаниях. В России велико противоречие между настроениями элиты и населения. Народ желает восстановления понятной ему иерархии власти, в которой государство играет для него роль родителя. Эта патриархальная по сути модель сознания по-прежнему сильна, особенно в электорально-активных возрастах. Причем ожидания населения более консервативны, чем те проекты, которые вынашивают современные политические элиты, партии, свободные СМИ. Основную часть населения прежде всего интересует социальная защищенность. Все другие свободы вторичны. Исчезновение некоторых из них оно и не заметит. В этом плане приходится согласиться с Пушкиным: "В России главный европеец - это правительство". Консалтеры должны помочь правительству осуществить европеизацию страны.

В чем была ошибка демократов ельцинской эпохи? В неадекватной оценке уровня политической культуры общества. Считалось, что гражданские права, свободы - это то, чего люди действительно хотят. И это само по себе начнет произрастать при уходе с политической арены КПСС.

Практика показала: без активного участия государства формирование цивилизованного общества невозможно. А сосуществовать с рыхлой массой, ждущей от государственных мужей указаний "как жить", политэлите все сложнее. Консалтеры должны улавливать эти импульсы и помогать власти создавать гражданские институты.