Слабое звено

Губернатор Курганской области Олег Богомолов не считает свой регион банкротом. Но и рецепта вывода области из кризиса у него нет

Курганская область - самый слабый с точки зрения экономики субъект Уральского федерального округа. Аграрный по природе регион, призванный стать продовольственной житницей Урала, находится в столь глубоком кризисе, что, по мнению полномочного представителя президента в УрФО Петра Латышева, выйти из него самостоятельно, без участия правительства России, он не в состоянии. О проблемах Зауралья полпред доложил президенту РФ Владимиру Путину. Глава государства дал поручение Латышеву подготовить конкретные предложения, направленные на оздоровление экономики Курганской области. Институт экономики УрО РАН занят сегодня доработкой слабых мест собственной программы развития Зауралья до 2010 года. По мнению экспертов-пессимистов, дело это бесперспективное: вытаскивать область-банкрот из экономической ямы весьма дорогое удовольствие даже для федерального центра. Поэтому дешевле зауральский субъект федерации упразднить. С такими выводами категорически не согласен губернатор Курганской области Олег Богомолов.

- Олег Алексеевич, главы регионов все чаще стали говорить о необходимости укрупнения субъектов федерации. Курганской области как единственному в УрФО субъекту-реципиенту прочат раздел между географическими соседями-донорами - Свердловской, Челябинской и Тюменской областями.

- Страна только начинает выходить из кризиса. При этом все положительные тенденции имеют ярко выраженный обратимый характер. В ситуации, когда России лишь предстоит стать экономически самодостаточной страной, территориальный передел - явно не государственный подход. Он может оказаться губительным для России. Поэтому Курганскую область в ближайшие годы я вижу в нынешних границах. А донор регион или реципиент - все относительно. Это игра цифр - кто как считает...

- Какая тут игра, все прозрачно: реципиент кормится из государственной казны.

- На первый взгляд - да. Но заострите внимание на системе распределения рентных платежей. Официально деление на доноров и дотационные регионы проводится по соотношению доходов региона к издержкам. При этом прослеживается прямая зависимость доходности региона от наличия на его территории природных ресурсов. Регионы с добывающей промышленностью, как правило, и являются донорами. А регионы с обрабатывающей промышленностью и сельским хозяйством, такие как Курганская область, оказываются дотационными. Но если аннулировать влияние природной ренты, получается, что Курганская область создает валового регионального продукта в расчете на одного жителя в два раза больше, чем в среднем по России. Так какой же это депрессивный регион?

Владимир Путин однозначно заявил о том, что нефтедобывающая отрасль - общенациональное достояние. Я считаю, вся рента от коммерческой эксплуатации природных ресурсов должна быть обращена в общественные доходы, должна аккумулироваться в системе государственных финансов и потом перераспределяться в соответствии с вкладом конкретного региона и уровнем его социального развития. Если бы вся природная рента РФ делилась между регионами равным образом, то Курганской области причиталось бы 45 млрд рублей.

Мы живем трудно, но имеем перспективы для устойчивого развития: богатейшие черноземы, огромные пастбища, в недрах крупнейшие в мире месторождения урана, есть нефть. Это не даст отдачи сейчас, но может серьезно повлиять на судьбу региона через несколько лет.

Так уж сложилось в УрФО, что на шесть регионов, входящих в его структуру, пять - крупнейшие доноры федерального бюджета. Как можно сравнивать Курганскую область с той же Тюменской? А ведь сравнивают и делают выводы, пропагандируя "простое решение" сложного вопроса.

- Разграничение полномочий между Кремлем и регионами, по-вашему, сложный вопрос? Нужны ли такого рода договорные отношения?

- Не нужны. Есть Конституция РФ, которую в цивилизованных странах принято соблюдать. Остальное - от лукавого. Ведь разграничение полномочий в существующей редакции - не что иное, как выторговывание главами субъектов привилегий за лояльность Москве. Это при Ельцине ярлыки расклеивали: "свои - чужие", "белые - красные", "угоден - не угоден". Путин, не нуждающийся в чьей-либо лояльности, расширять список привилегированных регионов не будет. Он политик другой формации: оценивает глав регионов исходя из их деловых качеств, более тонко разбирается и в экономической составляющей региона.

То, что президент желает строить равные отношения со всеми губернаторами, нагляднее всего демонстрирует формирование новой партийной вертикали. Теперь лидерам регионов не нужно прибегать к услугам всякого рода "демвыборов" и НДРов: привычной для ельцинского периода "партии власти" как таковой вообще нет. Более того, главам субъектов новый закон "О партиях" запрещает возглавлять региональные структуры федеральных партий.

- Отстранению от партийной жизни ваши коллеги не очень рады. Может, в Богомолове заговорил лидер одного из регионов "красного" пояса?

- Я не привык бегать по партийным развилкам, но и "красным" себя не считаю. Относить к "красному" поясу Курганскую область, в Законодательном собрании которой из 33 депутатов лишь один является представителем КПРФ, можно с большой натяжкой.

- Оставим политику. Главы регионов-доноров недовольны перетягиванием федеральным центром финансового одеяла на себя. Но если в одном месте убывает, в другом должно прибывать: Курганская область стала больше получать субсидий из Москвы?

- Я понимаю коллег из сырьевых субъектов-доноров УрФО, привыкших формировать бюджеты с запасом. Однако трудно не согласиться и с президентской программой выравнивания социально-экономического развития регионов. Ситуация, когда бюджетная обеспеченность на одного жителя в разных субъектах отдельно взятого Уральского региона отличается в десятки раз, сохраняться не может.

Выравнивание системы распределения ассигнований из госбюджета, даже на реализацию федеральных программ на местах, идет медленно. Так, из средств Фонда регионального развития на социально-экономическое развитие Республики Татарстан, имеющей на душу населения объем валового продукта в 2,3 раза выше, а основные фонды и денежные доходы в 1,5 раза больше, чем в Курганской области, направлено 12,3 млрд рублей. В разы больше, чем нам. На исполнение программы "Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов РФ" правительство страны выделило 2 млрд рублей. Из них республике Мордовия причитается 224 млн рублей, "бедной" Тюменской области - 50 млн, а Курганской области - всего 40 млн рублей. И как тут удивляться значительному снижению капиталовложений в сельское хозяйство, а оно особенно чувствительно к инвестициям.

Не лучше обстоит ситуация и с распределением дотаций на возмещение убытков от содержания объектов ЖКХ и социально-культурной сферы, переданных в ведение органов местного самоуправления. Курганской области, где проживает около 1100 тыс. человек, выделено 6 млн рублей. В то же время Калужской с такой же численностью - 244 млн, Псковской области (790 тыс. жителей) - 558 млн рублей. Всего в текущем году из средств федерального Фонда финансовой поддержки субъектов РФ Курганской области выделено 2,7 млрд рублей. Из 72 субъектов-реципиентов наша область по количеству выделяемых ей средств - в конце списка.

Однако все это не помешало областному правительству впервые за последние шесть лет практически ликвидировать задолженность по зарплате перед бюджетниками. Лишь в восьми районах из 26 есть небольшая задолженность. И если другие регионы расходуют на эти цели 25 - 40% доходов, то Курганская - все 60%.

- Почему вы говорите о 26 районах, когда область поделена на 459 муниципальных образований. Или в Зауралье уже завершена административно-территориальная реформа?

- Реально все проблемы я решаю с главами районов. Отсюда и такая цифра. А к реформированию мы лишь приступаем. И делаем это осторожно, не вовлекая в столь сложный процесс сразу все районы. Первый этап преобразований в порядке эксперимента будет проходить на шести территориях. Референдум определит участь многих карликовых МО-сельсоветов.

Что получим? Повышение управляемости территорий, экономию бюджетных средств, инвестиционную привлекательность. Сегодня даже Курган, который еще недавно сам обеспечивал свои нужды, после перераспределения доходов в пользу федерального центра стал дотационным. У города появились выпадающие доходы, возросла нагрузка и в связи с увеличением заработной платы.

- Курган и останется дотационным, если промышленные предприятия города, особенно ВПК, не обеспечить заказами.

- Вы наступили на больную мозоль многих губернаторов. Курганский машиностроительный завод, крупнейшее предприятие ВПК, в тяжелом положении. В 2001 году завод без малого наполовину снизил объемы производства. У него нет и не было гарантированного военного заказа. При этом объем выпуска гражданской продукции вырос по сравнению с тем же 2000 годом почти на 10%. Если учесть, что налоговые платежи завода составляют весомую долю доходов бюджета, а его экономические показатели во многом влияют на показатели всей области, то общий неудовлетворительный итог работы промышленного комплекса вполне объясним.

Как поправить эту ситуацию? В США, например, следуют прописным истинам: увеличивают инвестиции в оборонную промышленность. И это не милитаризация экономики, а обычное "кейнсианство", которым правительство Буша-младшего спасает экономику страны, вкладывая средства в наукоемкие оборонные технологии. В Вашингтоне прекрасно понимают: пусть вся эта система ПРО и будет неэффективна, но она способна загрузить военно-промышленный комплекс.

Причина неблагополучия этой отрасли у нас - отсутствие единой государственной политики в области гарантированного военного заказа.

- Но вполне мирные отрасли, не требующие заказа, в области тоже не процветают. Почему прозябает Курганский автобусный завод, собственником которого стала не самая бедная в российском бизнесе структура - "Сибал"?

- КАвЗ включен новыми собственниками в холдинг " РусАвтоПром", объединяющий почти все автобусные заводы страны. Насколько мне известно, новые хозяева хотят привлечь производственные мощности автозавода к выпуску машин марок других предприятий. Но и на собственно КАвЗе есть подвижки: впервые за долгие годы увеличился выпуск автобусов. Конечно, курганский автобус не "мерседес", но на сельских ухабистых дорогах эта машина будет востребована. Пример тому - повышенный интерес многих регионов к нашей модели школьного автобуса.

- Не очень верится в то, что хозяева " Сибала" захотят загрузить энергоемкие производственные мощности КАвЗа: в Зауралье самые высокие в УрФО тарифы. Ценовая политика обладминистрации привела к тому, что руководители курганских предприятий грозят покупать более дешевую электроэнергию в соседней Тюменской области. Существуют ли механизмы оздоровления курганской энергосистемы, вывода ее из кризиса?

- Кредиторская задолженность Курганэнерго - более 2 млрд рублей. Но в кризисе не только курганская энергетика: долги есть и у более экономически развитых субъектов федерации. Скорее не все в порядке в энергетике России. Зауралье как самостоятельный регион создавалось в эпоху жесточайшей централизации. Все было распланировано и подчинялось административным законам. В эпоху дикой децентрализации вся энергосистема не выдержала. Сейчас получается, что в границах субъекта должна существовать самодостаточная энергосистема... Может быть, настала пора разделить страну на энергетические районы? Будет десяток мощных компаний, которые в состоянии обеспечить единую тарифную политику внутри энергетического района. Тогда наши промышленники не будут пытаться "мигрировать" в регион энергетического избытка.

- А как дела с "миграцией" иностранного капитала? У крупнейшего инвестиционного проекта области - завода по утилизации химического оружия в Щучьем, строительство которого частично финансируется странами Запада, - появился конкурент в Удмуртии. Генеральный директор Российского агентства по боеприпасам Зиновий Пак считает, например, строительство менее мощного, но и менее капиталоемкого завода в Камбарке приоритетным.

- В Щучьем сейчас ведется строительство необходимой для нормального функционирования завода инфраструктуры. Очень медленно, но все же ведется. К строительству самого завода еще не приступали. Финансирование программы такими темпами вряд ли позволит запустить предприятие к намеченному сроку - 2005 году. Премьер российского правительства Михаил Касьянов собирается с рабочим визитом в Курган. Один из вопросов, который будет обсуждаться, - предприятие в Щучьем. Надеюсь, визит Касьянова разрешит и другую проблему, связанную с этим строительством: возмещение сельхозпредприятиям потерь, возникших при передаче земель под завод. Без этого аграрии отказываются подписывать акты об освобождении земель.

- А каково ваше отношение к закону об обороте земель сельскохозяйственного назначения в принципе? В правительстве считают, что закон не работает в тех регионах, где губернаторы препятствуют его внедрению.

- 300 лет земельный вопрос в России решить не могут. А мы хотим за один год все упорядочить. Земля должна принадлежать тому, кто на ней работает. Но ограничить бестолкового землепользователя в рамках закона необходимо. Также важно не допустить создания в России латифундий. Нужен постоянный контроль за использованием земель, их качеством. Конечно, мы набьем еще много шишек, но взвешенный подход президента и привлечение к обсуждению земельного вопроса глав регионов оставляют надежду на то, что вековая российская проблема будет решена безболезненно для тех, кто на этой земле работает.