Система Павлова

Страна, искоренившая в обществе негативное отношение к крупным собственникам, сформировавшая в необходимом количестве средний класс, может не опасаться экономических потрясений. Россия лишь делает робкие шаги в нужном направлении, считает известный уральский промышленник Анатолий Павлов

Когда Анатолий Павлов, хозяин и совладелец полусотни российских предприятий, президент НП "Объединение заводов "Финпромко"", стал генеральным директором завода старейшего на Урале предприятия " Пневмостроймашина", это для многих оказалось неожиданностью.

- Анатолий Иванович, вы зачем в топ-менеджеры пошли?

- Появление в директорском кресле сильной фигуры из числа акционеров обычно связывают с намечающимся переделом собственности. Спешу всех успокоить: 85% акций "Пневмостроймашины" принадлежит мне, и кривотолков при таком раскладе, когда я могу менять все, вплоть до устава завода, быть не должно. Хочу попробовать себя в новой роли: вдруг я не самый плохой менеджер.

- А если не получится?

- Получится. Ни одно предприятие "Финпромко" не работает в минус. "Пневмостроймашина" до меня не была и при мне не станет исключением. Мое появление здесь - рабочий момент. Мне показалось, что на две с хвостиком тысячи заводских рабочих перебор управленцев.

- "Новая метла" начинает с традиционных кадровых "зачисток"? При заходе на все предприятия вы так действуете?

- Определенное время мы присматриваемся к персоналу. В большинстве случаев, скажу откровенно, пришлось расстаться с директорами предприятий. Причиной тому - амбиции руководителей, не способных усвоить элементарное: собственник диктует правила игры на предприятии, а задача топ-менеджера - в полной мере отрабатывать свой оклад. Руководители старой формации, которым я дал определение "85-й год", испорченные государственными дотациями, ждут "милости" и от новых хозяев предприятий, забывая, что собственник приобрел предприятие для умножения своего капитала.

- Почему не "красный директор", а именно "85-й год"?

- Не из большой любви к КПСС. Просто в 1985 году заговорили о хозрасчетах и прочих новациях, не свойственных стране, конечной целью которой доселе был коммунизм. Привычный для страны с рыночной экономикой термин "жесткий бюджет" и есть хозрасчет. Те, кто не смог рулить при хозрасчете, не справятся и с "жестким бюджетом". А правила тут просты. К примеру, на рубль произведенной продукции я как собственник плачу 22 копейки. Задача топ-менеджера вписаться в оговоренные рамки, контролировать и считать затраты как при входе полуфабриката и сырья, так и выходе готовой продукции. Просчитался - получаешь и ты, и заводчане меньше. Только Павлов тут не виноват.

- Жестко. Принцип, по которому вы выбираете предприятия для включения их в "Финпромко", так же рационален? Нет желания, к слову, огласить список возможных приобретений?

- Отвечу исходя из соображений конкуренции: это тот случай, когда возможность Павлова подчеркнуть свою силу не совпадает с желанием и стратегией компании. ( Смеется. ) Не переумничал?

Превалирует при покупке экономическая целесообразность. "Финпромко", например, немало сделало для удержания на плаву "Пневмостроймашины". Мы не раз пытались заключить корпоративное соглашение с основным конкурентом - руководством московского завода гидравлики имени Калинина. Даже шли на издержки при реализации своей продукции. Трехлетнее бодание с уральцами и неуступчивость столичных менеджеров привели москвичей к огромным долгам. Выкупив их, "Финпромко" стал хозяином 80% акций московского завода.

Но это шаткий успех. Надо искать варианты работы с прибылью для этих предприятий, даже если рынок гидравлики рухнет. Я подключил к процессу разработки среднее управленческое звено. Именно от них, на мой взгляд, исходят самые неожиданные и наиболее интересные предложения. Работа над комплексными планами существования предприятий "Финпромко" продолжается.

- В какую сумму вы оцениваете производственные активы "Финпромко" сегодня?

- Специальные экспертные оценки с учетом котировок акций мы не проводили. Если в "Финпромко" решат завтра продать свой бизнес, то при беглом подсчете активы потянут миллионов на 150.

- Долларов?

- Читатель "Эксперта" точно поймет, что речь идет о российском мериле процветания американского происхождения.

- А кто надоумил юридически оформить "Финпромко", одну из самых крупных на Урале бизнес-структур, как некоммерческое партнерство? Это помогает сократить налоговое бремя?

- Изучив закон о некоммерческом партнерстве, я понял, что я и мои деловые партнеры могут объединиться именно под этим флагом. Наша организация существует за счет членских взносов. В рамках данной структуры мы не занимаемся никаким бизнесом. Естественно, никакого налогового бремени не несем.

- И контрольными пакетами скольких предприятий владеет ваша общественная организация, в которой собрались партнеры по бизнесу?

- "Финпромко" принадлежит сегодня 47 предприятий в Свердловской области, Москве, Башкортостане. И наличие в рамках нашей организации Совета партнерства, на заседаниях которого мы прорабатываем единую политику поведения на том или ином рынке производства и продаж продукции, ее продвижения, вполне оправдано. Беда российского класса предпринимателей в том, что он находится в постоянном ожидании наступления...

- Агрессором, надо полагать, выступает государство?

- Не только. В рыночных условиях функции управления предприятиями, распределения продукции государство утратило. Но не все чиновники в одинаковой мере это осознали. Не каждый госслужащий понимает, что, реально содействуя развитию бизнеса, разрабатывая и принимая приемлемые для предприимчивых людей законы, он работает на пополнение бюджета города, региона, страны. Сделай все для пополнения государственного кошелька - а потом назначай себе достойную зарплату, которая позволяла бы не заглядывать в бумажник и мелкого предпринимателя, и представителя крупного бизнеса.

Чтобы избежать социального взрыва, государство в переходный период должно сделать две вещи: содействовать бизнесу и научить предприятия исправно платить налоги.

- Только не говорите, что все предприятия "Финпромко" исправно платят налоги...

- ( Прищурился .) У вас есть другая информация?

- При желании и доскональном изучении взаимоотношений предприятий "Финпромко" и фискальных структур...

- Даже при очень большом ( Павлов поднял вверх указательный палец ) желании ни вы, ни другое СМИ не найдете ничего крамольного: все налоги мы платим исправно и в установленные сроки.

- Готовы назвать общую сумму налоговых отчислений предприятий "Финпромко" в бюджет всех уровней, к примеру, за прошлый год?

- Под рукой у меня нет данных по всем предприятиям партнерства. Но порядка 600 - 700 млн рублей налогов мы заплатили. Для машиностроительной отрасли, доминирующей в нашей структуре, это очень большие деньги.

- Вы намеренно приобретали контрольные пакеты акций предприятий одной отрасли? Монополист в дальнейшем может диктовать цены на свою продукцию...

- Не без анализа, конечно. Причем все машиностроительные предприятия куплены на вторичном рынке, а не на халяву в процессе приватизации. А диктовать цены на столь обширном машиностроительном рынке ни мы, ни наши конкуренты не могут. Мы можем влиять на цену, если есть спрос на нашу продукцию, и то в небольшом диапазоне. А так в роли барина - покупатель. От его покупательской способности во многом зависит, сколько средств, к примеру, мы сможем вложить на модернизацию основных производственных фондов.

- Износ фондов на машиностроительных предприятиях высокий.

- Конечно, мы знали, что все предприятия предстоит модернизировать. Блок инвестиций на эти цели за два года существования объединения заводов "Финпромко" уже перевалил за 200 млн рублей. А необходимо вложить в разы, в десятки раз больше. Шаг за шагом мы будем это делать.

- Чтобы затем продать дороже?

- Не собираюсь я ничего продавать. В России существует несколько категорий бизнесменов. Кто-то покупает предприятия для дальнейшей перепродажи. Другие, чтобы выжать все соки, а потом - трава не расти. "Финпромко" купило предприятия на перспективу, для развития и расширения бизнеса.

- Что мешает развиваться и расширяться?

- Я разделил бы предприятия всех форм собственности на несколько категорий по количеству работающих на них: до 500 человек - малое предприятие, до тысячи - среднее, более двух - крупное предприятие. В зависимости от количества работающих сформировал бы и налоговую сетку. Обеспечивать работой несколько десятков человек и несколько тысяч - большая разница. То же касается и технического перевооружения. Причем российское законодательство средства на модернизацию производства обязывает изыскивать из прибыли. Государство, хотя бы на этапе обновления основных производственных фондов, расходы на техническое перевооружение, на создание новых рабочих мест могло бы перевести в статью "затраты". Иначе страна рискует потерять не одно промышленное предприятие. В том числе и в машиностроительной отрасли, для которой днем с огнем не найдешь ни отечественного, ни тем более иностранного инвестора.

Насколько я понимаю западных бизнесменов, не заинтересованных в "выращивании" конкурентов, настолько же не могу понять российских чиновников. Недоумеваю, когда слышу из уст чиновников о значительном росте в отечественном машиностроении. Все предприятия этой отрасли машиностроения "Финпромко" значительно отстают от графика декабря прошлого года. Я общаюсь с коллегами по отрасли из других холдингов - ситуация ничуть не лучше.

- Причина?

- Как по мановению палочки ( Павлов "дирижирует" ) на российском внутреннем рынке стало меньше денег. Или идет перераспределение рынка, или "большие дяди" от политики играют свою, не прописанную законом игру. В августе 1998 года подобного рода денежная возня закончилась для миллионов россиян, десятков тысяч предприятий плачевно.

- По-вашему, страна находится в преддефолтовом состоянии?

- Любую страну, где в обществе преобладает негативное отношение к крупным собственникам, где количественно не сформировался средний класс, могут ждать потрясения. Средний класс выступает своеобразным барометром стабильной экономики государства.

Не хочу быть категоричным, но внутренняя тревога меня не покидает. Ошибки ничему нашу власть не учат. После дефолта, казалось бы, нужно поддержать своего производителя, переориентировать все большее число отраслей на покупку продукции, техники, произведенной в России. Прошло четыре года, а ситуация не переломлена.

- Как с этой бедой справиться?

- Начать с двух других бед, описанных российским классиком. Оставим дураков и рассмотрим проблему бездорожья. Дорожные фонды централизовали, сконцентрировав в Москве все финансы. Что в результате вместо ожидаемого госзаказа имеют российские машиностроители? Государство при забитых отечественной дорожной техникой складах увеличило закупку импортных машин и оборудования. Я не оголтелый патриот, но импортные машины, стоимость которых в разы больше, по техническим параметрам мало в чем превосходят наши.

Я как-то был в ЮАР на разработке горного месторождения. Там российской техники больше, чем японской. Предпочтение нашим тракторам южноафриканцы отдают за простоту управления и надежность. Не нужны им в экскаваторах и другой тяжелой гидравлической технике "нежные" компьютеры и прочая электроника.

А как относятся дорожники к нашей и импортной технике, гидравлическому оборудованию на ней? В гидравлику "японца", изучив предварительно всю техническую характеристику, мы заливаем масло, указанное в паспорте, а в нашу - заливаем что под руку попадется, а потом заглядываем в паспорт.

- Понял. Наша гидравлика - лучшая в мире, а проблему плохих дорог нужно искать в смазке и отсутствии технического инструктажа населения со стороны государства.

- Не стал бы иронизировать ( Павлов закурил, расслабил галстук ). Продукция екатеринбургской "Пневмостроймашины" и московского завода гидравлики, выпускающих в том числе и комплектующие для дорожной техники, конкурентоспособна и мало в чем уступает импортным аналогам. Знаете, с какой проблемой столкнулись сегодня машиностроители и предприятия ВПК? С отсутствием на российском рынке металлов, ориентированном на экспорт, высококачественной спецстали нужных марок. Сегодня в стране развитой черной и цветной металлургии для оборонщиков проблема изготовить ствол пушки. Завтра машиностроители будут вкладывать средства в экономику других стран, закупая за рубежом необходимое для изготовления того же подшипника сырье. На такого рода проблемы, по-вашему, должно реагировать государство?

- И не только на них.

- И я о том же. Россия должна избавиться от "политического момента" при решении сугубо экономических задач. Посмотрите, что происходит в энергосистеме страны. Чиновники разглядели в естественных монополиях "болячку цивилизации". Звучит - разделить. Теперь страна рискует получить третью российскую беду. Не с монополизмом РАО ЕЭС на электроэнергию нужно бороться, расчленив единую закольцованную энергетическую систему страны, а с ценовой политикой монополиста. И не путем создания всякого рода ФЭКов с их региональными дочками, которые, ничего не производя, занимаясь перекладыванием накладных, поднимают и без того высокую для предприятий тарифную планку на 40% и более: до 20% - ФЭК, 23% - местный перепродавец. Благодаря такой "заботе" со стороны государства энергосоставляющая продукции машиностроительных предприятий "Финпромко" выросла до 12 - 13%. У наших западных конкурентов она не более 5 - 6%. Я против такой антимонопольной кампании. И этот бардак, уверяю вас, продолжится и после разбивки РАО ЕЭС России.

Выход вижу в одном: правительство обязано вернуть естественные монополии под свой жесткий контроль, посчитать, сколько стоит "загнать" природный газ и уголь на электростанции. На основании этого определить реальную цену киловатта электроэнергии и сделать единый средний тариф для всех предприятий страны. Тогда не будет в России ни приморского, ни курганского энергетического кризиса.

Не должны мы молиться на политиков, нанятых гражданами России, за действия, которые мешают развиваться экономике страны. В конце концов, обязанность политиков и чиновников - не столько в декларировании "светлого завтра", а в реальной работе, способной облегчить жизнь своих граждан сегодня. А почитайте программы партий. Пункты о лучшей доле, достойной жизни, экономическом чуде за 500 дней кочуют из одной в другую.

- Тем не менее, вы связываете перемены в лучшую сторону с именем нынешнего президента.

- Дайте человеку время, и он научится быть хорошим президентом. Ошибок Чили времен Пиночета Россия имеет право избежать. Пусть и принося в жертву виртуальное экономическое чудо.

- Вы из этих соображений недавно примкнули к "партии власти"?

- Должен человек за полвека определиться в своих политических симпатиях и к кому-нибудь "примкнуть"? Тем более, ранее я ни в одной партии не был. В нынешней политической ситуации у бизнеса появилась возможность идти параллельно с властью. Редко пересекаясь. В подтекстах президента Путина, который возглавил проблемную страну, я это улавливаю. И такой вариант меня устраивает. Что касается правых, то многие программные заявления СПС мне симпатичны, но я нахожусь, говоря языком боксера, в другой весовой категории.

- Более богатой?

- Обеспеченной. Однако богатому думающему человеку быть счастливым и удовлетворенным в стране четырех социальных категорий сложно.

- Что это за категории?

- На одном полюсе - те, кто у черты бедности и нищие, на другом - богатые и очень богатые. Первый полюс, к сожалению, численно в десятки, а то и сотни раз превалирует над вторым. Между диаметрально противоположными категориями образовался некий вакуум, который должен заполнить средний класс. Его формирование в России несколько затянуто. Возможно, искусственно.

- Кем и для чего?

- Объединившись, средний класс может стать мощной политической силой, которую на мякине и обещаниях не проведешь. Готова ли власть "переварить" категорию общества с самостоятельным мышлением, голосующую на выборах осознанно? Пока он только формируется - да. Дальше - домысливайте сами.

- А как вы формировались как бизнесмен?

- В бизнес я пришел, оставив кресло начальника строительного управления Свердловского областного управления связи. В 1987 году я делал первые самостоятельные шаги предпринимателя. Получается, в 2002 году юбилей.

А начинал (смеется) с обустройства вещевого рынка Шувакиш. Как-то поехал туда покупать сапоги жене. Грязь непролазная, лотков нет, торгуют с земли. Большего бардака и беспредела в местах торговли я не встречал. Ну и переговорил тогда с председателем исполкома Орджоникидзевского района Свердловска, который дал добро на обустройство участка рынка. Мы заасфальтировали и отгородили это место, я поставил туда людей, которые брали за вход 20 копеек.

Дальше я развивался в ногу со страной. Строительный кооператив, железнодорожные пути, железобетонные конструкции, прочие малые предприятия. Все прошел. Затем в Москве вошел в ассоциацию "Исток" Артема Тарасова. Мы "распилили" Советский Союз на "зоны ответственности", где реализовывали компьютеры и видеотехнику. За мной были закреплены Средняя Азия, Урал, Сибирь. В 1994 году решил вернуться в промышленность, но уже в роли собственника.

- "Распилить СССР" - звучит. Деньги не испортили вас?

- Пять тысяч стоили "Жигули". Столько же я получал в месяц. Когда средняя зарплата по стране была 500 рублей, мой оклад равнялся 25 тысячам. Мог получать и больше, но мой метод финансового менеджмента прост: на счету всегда должны оставаться оборотные средства для дальнейшего развития бизнеса. Не все мои партнеры соглашались с такой позицией. С теми, кто хотел все и сразу, пришлось расстаться. Других, не испорченных окончательно, понижал в должности, отстранял от денежных потоков.

Болезнь денег сродни болезни власти. Богатство и власть на первоначальном этапе - это фарт. Однако нельзя принимать позу и жить с мимикой сверхчеловека оттого, что у тебя завелся миллион долларов.

- Это что за поза?

- Самодовольного идиота.

- Можете назвать задекларированные в налоговой службе доходы за 2001 год?

- Как физическое лицо я заплатил в государственную казну за прошлый год налог с миллиона с небольшим долларов. С мимикой и походкой ( Павлов зачем-то прошелся до своего рабочего стола ) у меня все в порядке.

- Самая большая неудача в бизнесе?

- Три года назад мы отправили несколько вагонов своей продукции одной фирме. Как оказалось - липовой. Прогорели на три миллиона долларов. Это вторая большая неудача после пропажи самолета АН-32.

- Фантастическая страна Россия. Но самолет все-таки не автомобиль...

- Мы проплатили авиапредприятию Нерюнгри деньги за самолет, но "аннушку" так и не видели. Обходимся.

- Якуты вас "бортанули"?

- ( Смеется .) Выходит, да.

- Сегодня российский бизнес стал чище?

- Цивилизованнее. Даже в кругах, говорящих на пальцах, появились грамотные специалисты, предпочитающие разборкам работу с документами. Диалог с позиции силы сегодня в единичных случаях.

- Разговаривать с позиции силы, с привлечением силовых структур, среди собственников предприятий все равно модно...

- Мое мнение может кому-то не понравиться, но без прямого участия или попустительства со стороны госструктур, нередко и фискальных, не проходит ни один передел. И участие силовиков в переделе объяснимо: если государство надело на человека погоны и выдало оружие, то оно должно отвечать за его материальное благополучие. А так...

- Поэтому вы достроили многоэтажку-долгострой для работников ГУИН и ОМОН?

- Решил помочь, раз государство не имеет такой возможности.

- Вы много помогаете церкви. Вы глубоко верующий человек?

- Род Павловых - это в нескольких поколениях мещанская интеллигенция и священнослужители. Я ношу крестик, но назвать себя глубоко верующим православным, соотносящим свои действия с богом, церковными канонами, не могу, врать не буду. Может, я на пути к богу. В теорию Дарвина не верю - точно.

- Сколько "Финпромко" тратит в год средств на благотворительные цели?

- Включая поддержку спортивных команд, примерно 1,5 миллиона долларов.

- Но мини-футбольный клуб "Финпромко-Альфа" - обладатель Кубка России-2002 - вы расформировали.

- Первенство 2003 года будет проходить по новой схеме: игра дома - матч в гостях. Расходы на команду увеличиваются на 300 тысяч и составят миллион долларов. Совет директоров "Финпромко" не согласился с таким бюджетом клуба. Но главная причина роспуска в другом: перед "Альфой" была поставлена задача стать призером чемпионата России. Не стали.

- Зато первыми на континенте стали обладателями европейского Кубка кубков.

- Слово свое надо держать. Я отдал безвозмездно двух лучших игроков и тренера в "ВИЗ". Надеюсь, что это поможет екатеринбургскому клубу стать чемпионом.

- Следующий спортивный приоритет - бокс?

- Я - вице-президент федерации профессионального бокса России, президент Уральской ассоциации. Буду поддерживать бокс на российском и региональном уровнях и дальше.

- А боулинг, к которому вы приучили екатеринбуржцев?

- Боулинг - моя страсть. У меня дома есть две дорожки, на которых тренирую внучек. Мозоль вот ( демонстрирует большой палец ) натер на столь нелегком поприще.

- У вас две дочери, которые заняты в новой для России отрасли - индустрии развлечений. Довольны вы тем, как они ведут бизнес?

- Нескромно, но мне не в чем попрекнуть дочерей. И я горд тем, что они опровергают устоявшееся в нашем обществе мнение о детях-тунеядцах успешных в бизнесе родителей. Раз им удалось "раскрутить" комплекс "Водолей", лучший в стране боулинг-центр "Луна-2000", в их успешности и в более крупном бизнесе я не сомневаюсь.

- К примеру, построите для них первый на Урале зимний аквапарк. Или, судя по тому, что пакет акций "Луны" вы недавно продали компаньону, желание вкладывать средства в развлекательный бизнес пропало?

- Идея хороша. Проект есть у меня в бумажном варианте. Кстати, у себя на даче начал строительство мини-аквапарка для внучек. Детишки довольны. Но вроде кто-то уже строит аквапарк в Екатеринбурге? Если нет, то дачный опыт может пригодиться.

- А легко быть детьми Павлова?

- Думаю, им как сложно, так и просто. Просто в том, что я имел возможность дать им стартовый капитал.

- И они его уже вернули...

- Упаси бог, это же дети мои! Хотя знаю категорию людей, отвернувшихся от родственников на почве денег. Такого рода отношения - нравственное уродство.

- А откуда у вас столь странное хобби - коллекционирование холодного оружия вкупе с государственными наградами США?

- Экспромтом. Американские ордена появились у меня в результате спора с одним иностранцем. Он заявил, что американцы не станут продавать за деньги госнаграды. Оказалось - станут. И если наши ветераны зачастую продавали боевые награды в мирные 80-е годы, чтобы прокормить себя и свою старушку, то их заокеанские коллеги-сверстники - просто из-за денег.

Более серьезный подход у меня к коллекционированию холодного оружия. Втянулся... Теперь некоторые уникальные вещи из моей коллекции просит на выставку Эрмитаж. Отказываю: они не могут дать мне гарантии сохранности, страховку на случай утери.

- Откуда берутся уникальные экземпляры, кто определяет их ценность?

- Покупаю, меняю. Ценность определяют год изготовления, имя автора, принадлежность предмета известной исторической личности. В моей коллекции есть оружие, принадлежавшее Николаю II, Александру III, эмиру Бухарскому. Даже меч-кинжал скифов, пролежавший в земле несколько тысячелетий, но сохранивший не только внешний вид, но и орнамент.

- Перед друзьями шашками и мечами машете?

- Реликвией разве машут? Я с оружия в свободное время пыль вытираю. Да и человека, который действительно был мне другом, который открыто и искренне радовался пополнению моей коллекции, уже нет на этом свете...

- Что мешает завести друзей столь известному человеку?

- Друзья - не кролики, их не заводят и не приобретают за деньги. У меня есть приятели, партнеры по бизнесу. Меня окружают приятные в общении люди. Но друг - это что-то особенное... В последние годы ловлю себя на мысли, что по своим внутренним убеждениям, ценностям, которых придерживаюсь, я все еще советский человек. Анализируя свои действия, поведение других, более молодых руководителей, прихожу к выводу: в период агрессивного бизнеса, в котором сегодня страна пребывает, нужно быть жестче, циничнее. Но переделать себя уже вряд ли смогу.