Занять оборонку

1 июля 2002, 00:00
  Урал

Генеральный директор завода имени Калинина Николай Клейн: "Директорский корпус может и должен занять более активную позицию в отстаивании интересов предприятий ВПК"

Президент России Владимир Путин подписал указ "Об открытом акционерном обществе "Концерн ПВО Алмаз-Антей"". По нему на базе концерна " Антей" (Удмуртия) создается мощнейший в России интегрированный холдинг, который займется разработкой и производством систем ПВО для всех видов вооружений. В уставный капитал концерна будут переданы 74,5% акций попавших под объединение госпредприятий отрасли (остальные акции будут закреплены в собственности государства) и госпакеты уже акционированных заводов. Всего в концерн войдут 42 предприятия, в том числе несколько уральских - машиностроительный завод им. М.И.Калинина (ЗиК), ОКБ " Новатор" и ОКБ " Вектор".

Государство, таким образом, пытается демонстрировать новый подход к решению проблемы ВПК: указ появился в рамках концепции реформирования военно-промышленного комплекса, разработанной правительством России в 2001 году. Согласно концепции, из нынешних 6600 оборонных заводов будут сформированы 36 системообразующих научно-производственных комплексов по трем группам: разработчики и производители конечной продукции (самолетов, вертолетов, кораблей, танков) - 12 комплексов; производители систем вооружения - 13; поставщики прочих комплектующих (например, двигателей, электронного оборудования) - 11 комплексов. Примерно половина новых корпораций на начальной стадии будет существовать в форме государственных концернов. Выбор головного предприятия концерна определяется его ролью в производственном цикле, финансово-экономическим состоянием и степенью контроля со стороны государства. В перспективе каждый холдинг станет акционерным обществом, но на первых порах решающее влияние государства в совете директоров (при акционерной форме корпорации) сохранится. Перестройка ВПК займет семь лет, каждый год обойдется бюджету в 3,3 млрд рублей. Интересно, что уже накоплен альтернативный опыт холдингостроительства в ВПК. Так, создание оборонного холдинга " Технокомплекс", в который вошел Уральский оптико-механический завод (Екатеринбург), предприятия инициировали сами, не дожидаясь команды сверху.

Декларируя новую систему отношений с ВПК, государство, однако, не торопится изменить схему взаимодействия с предприятиями отрасли. Несмотря на все заверения, оборонные заводы в этом году в очередной раз столкнулись с задержкой подписания контрактов на государственные заказы.

По мнению генерального директора завода имени Калинина Николая Клейна, директорский корпус может и должен занять более активную позицию в отстаивании интересов предприятий ВПК.

- Николай Владимирович, в конце прошлого года правительство объявило о том, что теперь государственный оборонный заказ предприятия ВПК будут получать до наступления нового года. Судя по всему, сроки подписания контрактов снова сорваны. Чем это чревато для военных заводов?

- Действительно, в 2002 году госзаказ и мы, и многие наши коллеги получили не сразу. Чем это обернулось? По некоторым позициям - просто катастрофой. Например, производство нашего зенитно-ракетного комплекса С300 имеет длительный технологический цикл, изготовить его за полгода нереально. Чтобы выпускать такую технику стабильно, необходимо с самого первого дня нового года приступать к производству. А заказ на них появился нынче только в марте. Причем значительно меньшего объема, чем мы ожидали... Правительство утвердило программу вооружений до 2010 года, в которой определило приоритеты развития отрасли. До 2010 года власти намерены развивать в основном разработку и изготовление опытных образцов новых видов вооружения, а с 2010 года осваивать серийный выпуск. Мы понимаем, что денег на всех не хватит. Но как в этой ситуации сохранить предприятие для серийного производства, если нет оборонного заказа на все эти годы? Кто сохранит мобилизационные мощности?

- А в чем причина задержки?

- Трудно разделить три тысячи рублей на три тысячи предприятий, да еще в условиях, когда каждое лоббирует свои интересы. И из года в год история повторяется: предприятия дают в министерство заявки, их принимают, а потом, когда складывают, оказывается, что денег надо больше в несколько раз, чем планируется в бюджете следующего года. Начинается "усушка", секвестирование отдельных статей... И госзаказ появляется только в марте. А были годы, когда мы получали госзаказ на текущий год аж в октябре. Тогда мы на свой страх и риск делали продукцию, чтобы предъявить ее в конце года. Многие заводы столько наделали, что она с 1995 - 1996 годов лежит на складах мертвым грузом.

- Завод несет потери от того, что госзаказ поступил только в марте?

- Если я не получаю вовремя госзаказ, то по наиболее трудоемким деталям, которые мы не успеваем сделать вовремя, приходится переводить цеха на работу в праздничные и выходные дни. По ряду позиций приходится выплачивать зарплату в два раза больше, чем в нормальном режиме. Мы, честно говоря, не подсчитывали убытки, но мысль интересная, посчитаем.

- Какой должен быть госзаказ, чтобы ЗиК нормально дожил до 2010 года? Грубо говоря, сколько вам не хватает?

- Спецпродукция составляет от 25 до 55% всего объема. Мобилизационные мощности, которые мы сохраняем на случай особого периода (военных действий), содержатся практически на собственные средства предприятия. Это обходится нам в 40 млн рублей в год. Государство же компенсирует 500 - 600 тысяч. Нам необходим госзаказ в пределах 500 млн рублей в год, а сейчас мы не дотягиваем и до половины.

- Многие военные предприятия уповают на экспортные контракты. Это реально?

- Получить хороший экспортный контракт мечтает каждое предприятие, мы не исключение. ЗиК участвует в экспорте зенитно-ракетного комплекса БУК-М1, но там наша доля составляет 10 - 12%. Безусловно, нам хотелось бы продвинуть нашу гордость - зенитно-ракетный комплекс С-300В и его дальнейшую модификацию "Антей-2500". Сейчас на мировом рынке вооружений активно ведется анализ систем ПВО различных стран. Просматривают и американские Patriot, и французские Crotale, и наши С-300В. У нас и внутри России есть очень хороший соперник - комплекс другой конфигурации разработки концерна "Алмаз" С-300ПМУ. Кстати, в рамках создаваемого холдинга "Алмаз-Антей" мы начинаем работать вместе...

- А мы плавно переходим к теме реформирования отрасли. Вас устраивает схема реорганизации предприятий ПВО, которую утвердило правительство?

- Предприятия системы ПВО исторически были объединены в концерны "Алмаз" и "Антей" (в который входило и наше предприятие), а также ФПГ "Оборонительные системы". Это были ведущие участники рынка систем ПВО. Вопрос о создании единой структуры активно дебатировался последние полтора-два года. Мы однозначно протестовали против того, чтобы головным предприятием были выбраны "Оборонительные системы". Это - очередная надстройка, можно ее назвать кормушкой для определенной категории чиновников. Мы опасались, что менеджмент этой частной компании займет крепкие позиции в государственном холдинге и получит контроль над финансовыми потоками. Как видите, наше мнение было услышано.

То, что государство пытается сконцентрировать финансовые ресурсы в одних руках, вроде бы логично. "Алмаз" и "Антей" специализируются на одном и том же - дальних системах ПВО. Разумно объединить все в единый кулак. Но как при этом сохранить сложившуюся за десятилетия внутреннюю конкуренцию, которая была толчком для развития ПВО? Этот вопрос при реформировании не проработан, объединение произошло механически, без системного анализа. Вот это плохо...

- Но именно наличие внутренней конкуренции считалось негативным фактором для российской оборонки, многие директора выступали как раз за ее устранение в процессе реформы. Считается, что нам надо соперничать не друг с другом, а с конкурентами извне...

- Я не согласен. Два параллельных направления и существовали с советских времен, чтобы создавалась конкурентоспособная техника. Даже принципы проектирования ракетных систем различались. Это две разные школы. Как сказал недавно в одном из интервью генеральный директор концерна "Антей" Юрий Свирин, даже гайки на комплексах были разные. Это, конечно, утрировано, но факт остается фактом: у заказчика был выбор, а мы постоянно смотрели, у кого система лучше, как поднять скорость и так далее. А сейчас получается - что создадим, то вы, товарищи, и возьмете. И армия, и государство. Это минус схемы, которую выбрало правительство. Но раз уже это произошло, нас волнует вопрос, чьи разработки будут взяты за основу научно-технической политики объединенного концерна. Пока не понятно, кто и на основании каких критериев будет делать выбор, нет схемы создания управляющих органов.

Специализация внутри холдинга - единственный путь. Нерентабельные производства надо закрывать. Иначе мы не добьемся удешевления продукции, ее конкурентоспособности.

- Процесс слияния будет болезненным?

- На мой взгляд, необходимо проанализировать состояние каждого предприятия. Везде есть литейное производство, цех покрытий, металлоштамповое производство и так далее. Надо смотреть, у кого сейчас наиболее прогрессивное, рентабельное производство, к примеру, черного или цветного литья. И выбирать базовое предприятие, а другим директорам объяснять, что такие производства надо закрывать. Это плохо для меня как для директора, потому что литейщики пойдут "за забор". Но специализация внутри холдинга - единственный путь. Иначе мы не добьемся удешевления продукции, ее конкурентоспособности. К сожалению, пока эти вопросы открыты, а их надо бы решать в первую очередь.

- И как Вы намерены влиять на ситуацию? Силами директоров 42 предприятий?

- Я, например, не собираюсь ждать у моря погоды. Правила игры между предприятиями, схему реструктуризации заводов мы должны оговаривать сейчас и вместе. Создаваемый концерн будет мощнейшим в России, и мы прекрасно понимаем, что в главный руководящий орган, вероятнее всего, войдут представители министерства обороны на уровне заместителя министра, директора агентств, представители администрации президента. Но я считаю, что наряду с советом директоров холдинга должны существовать и совет директоров предприятий, и совет генеральных конструкторов, которые будут вырабатывать общую техническую политику на перспективу. Есть у нас, конечно, директора, которым недалеко до пенсии. Такие говорят: будет не по мне - уйду. Мне до пенсии далеко и я не собираюсь стать просто цехом, мастерской при концерне. У нас мощный завод, мощный потенциал, мощная конструкторская мысль. Руководство концерна вынуждено будет с нами работать, и мы своей активной позицией заставим их принимать правильные решения.