Город, обреченный на развитие

Мэр Екатеринбурга, президент Союза российских городов Аркадий Чернецкий: "Торговый и финансовый бизнес должен стать стратегическим источником развития промышленного центра Среднего Урала"

Cтолица Уральского федерального округа Екатеринбург - "город контрастов". На фоне динамично развивающегося среднего и малого бизнеса, сформировавшихся финансовых институтов, множества работающих иностранных фирм и представительств - плохие дороги, стареющие коммуникации, долги по коммуналке. Комок нерешенных социально-экономических проблем застрял в горле третьей российской столицы.

Аркадий Чернецкий был назначен мэром Екатеринбурга десять лет назад. Указом президента с подачи директорского корпуса и свердловского губернатора Эдуарда Росселя. Те, кто не знает истории попадания экс-директора одного из уральских индустриальных гигантов Уралхиммашзавода в кресло главы города, в последнее сегодня вряд ли поверят. Отношения Чернецкого и Росселя на протяжении долгого времени носят характер незатухающего конфликта. Вчерашний советский директор Чернецкий сегодня в экономической политике делает ставку на средний и малый бизнес. О Екатеринбурге говорят как о крупном общерегиональном торговом и финансовом центре.

Война и мир

- Аркадий Михайлович, промышленность - ваша "тема". Однако на городских предприятиях в последние годы скандал за скандалом: Турбинка, ВИЗ, Екатерибургский мясокомбинат...

- Вы говорите о скандалах в акционерных обществах. Но это не компетенция муниципальной власти. Правоту владельцев должен определять суд. Мы же вмешиваемся только в том случае, когда эти конфликты могут отразиться на порядке в городе и на работе самих предприятий. Так, при участии городских властей было прекращено противостояние на моем родном Химмаше, на Альстом-СЭМЗе. Кто должен принимать участие в решении проблем промышленных предприятий, так это региональная власть, которая на многих из них имеет пакеты акций.

- О ваших отношениях с властями Свердловской области и губернатором Росселем в частности известно далеко за пределами Среднего Урала. А когда-то вы находили общий язык...

- Но на определенном этапе разошлись в понимании функций и задач руководителя, подходах к решению проблем. Область выступала за жесткую экономическую централизацию. Я был против, поскольку считал, что большая часть бюджетных средств должна быть сконцентрирована на уровне местного самоуправления - здесь решаются жизненно важные для населения проблемы. Губернатор стремился максимально ограничить глав муниципальных образований. А я всегда видел главный ресурс в высвобождении и развитии инициативы, хотя не отрицаю значимость контроля и спроса.

- Разногласия между главой региона и мэром областного центра по экономическим вопросам - явление типичное. Но у вас-то - натуральная война. Не уходят ли корни противостояния в политическую плоскость?

- Думаю, не все дело в персоналиях. Просто при руководстве Свердловской области появилось немало людей, для которых противостояние мэра и губернатора стало источником средств к существованию. Специально под это были созданы целые информационные и PR-агентства, газеты, телеканалы, чиновничий аппарат. Они и сегодня активно функционируют: создавшие их люди прилагают все усилия, чтобы конфликт не затухал. Для них это вопрос жизни и смерти: удастся городским и областным властям ликвидировать разногласия - они останутся без работы.

- Так может вам, уже взглянувшему на ситуацию трезво, сделать шаг навстречу?

- Я подобную попытку сделал после выборов губернатора и мэра, считал, что уже нечего "делить". К сожалению, понимания не нашел.

Проблемы

- Пока мэр и губернатор не могут договориться, областной центр вязнет в хозяйственных проблемах. Только за первый квартал рост долгов по коммунальным платежам составил 50%, общая сумма задолженности - около 300 млн рублей. Энергетики обещают отложить начало отопительного сезона. Говорят, проблему создала мэрия, установившая запредельные тарифы на ЖКХ.

- Говорят как раз те, о ком только что вспоминали. Мы установили новые тарифы, поскольку было решение на уровне области. И экспертиза это подтвердила. А рост неплатежей спровоцировало свердловское правительство, принявшее весной постановление о необходимости снижения тарифов только в Екатеринбурге. Примечательно, что сделано это было накануне выборов в облдуму. Незаконность данных положений опротестована прокурором области в его обращении в суд, а позже пункты о снижении тарифов из документа были убраны. Но поезд уже ушел: многие горожане отказались платить, говоря: "Пусть власти сначала разберутся между собой".

- Может, проблема все-таки в уровне услуг? Внешне в Екатеринбурге вроде бы идет реформа ЖКХ: введена система договоров между ЖЭУ и жильцами, службу заказчика отделяют от жилконтор. Но эффект невелик. Не пора ли сломать традицию, перейдя на конкурсное обслуживание?

- Мы готовы перейти на эту схему хоть сегодня, были бы желающие. Но ни один здравомыслящий коммерсант не пойдет работать в изначально убыточную сферу. А жилищное хозяйство таковой является: и население, и бюджет (за исключением екатеринбургского) свою часть средств платят плохо. Компенсации сверху за льготы по социальным законам не было многие годы, да и сейчас поступает не вся.

- А с жильем что? В Екатеринбурге 17 тысяч семей стоят в очереди.

- Проблемы действительно есть, и по всей России. Они усугубились в 1996 году, когда власти Среднего Урала ввели систему централизации значительной части средств муниципалитетов в областном бюджете. С тех пор мы не имели возможности заложить в бюджет Екатеринбурга ни копейки на строительство жилья. Все, что делается сегодня в городе по части жилищного строительства, - наша инициатива, мы используем коммерческие и полукоммерческие механизмы.

- К примеру, строите дорогие дома, а на вырученные от их продажи средства - социальное жилье. Даже другие города УрФО эту схему взяли. И что? Престижное жилье в Екатеринбурге возводится целыми кварталами. А социалка?

- Без бюджетной подпитки или развитой государственной системы кредитования проблему социального жилья принципиально не решить. Пытаемся помочь хотя бы тем, кто нуждается в нем наиболее остро. В прошлом году 206 семей переехали из ветхого жилья в новые квартиры. В рамках муниципальной программы "Дети-сироты" удалось обеспечить квартирами 346 семей выпускников детских домов.

Лучше работают наши схемы, разработанные для людей средней обеспеченности. Реализуется несколько программ - муниципального жилищного займа, ссудно-сберегательного строительного товарищества. По первой, например, позволяющей людям покупать жилье по частям в течение нескольких лет, построили 1220 квартир общей площадью 70 тыс. кв. метров. Запускаем в этом году программу "Жилье для бюджетников", предусматривающую льготное кредитование.

- Извечная российская беда - дороги. Три-четыре года назад качеству наших трасс завидовали и Тюмень, и Челябинск. Теперь все поменялось с точностью до наоборот...

- Это не совсем так. Соседи ремонтируют дороги за счет средств из областных дорожных фондов. Мы такой возможностью и средствами пока не располагаем, но вопрос находится в стадии согласования с областным правительством. Проблему распределения средств дорожного фонда мы затронули, готовя по линии Союза российских городов предложения для Комиссии по разграничению полномочий и предметов ведения при президенте России. Речь о том, чтобы оставлять в городах как минимум 40% средств, собираемых в дорожный фонд. Будь у нас сейчас такие деньги - в Екатеринбурге ни одной колдобины бы не осталось.

Если наступит завтра

- Кстати, о комиссии Козака. Есть мнение, что в процессе разграничения полномочий следует реформировать и нынешнюю модель местного самоуправления. В частности, встроить города-миллионники во второй, региональный уровень государственной власти.

- По-моему, такое предложение уже окончательно отвергнуто как противоречащее Конституции. На мой взгляд, решить вопрос соотношения функций государственных и местного самоуправления в крупных городах можно, применяя принцип "двух мандатов". Когда, с одной стороны, руководство города избирается населением, а с другой - законодательно наделяется правом выполнять некоторые функции госвласти.

- На прошлых выборах вы выступили в образе крепкого хозяйственника, способного решать актуальные проблемы горожан...

- Мне не нравится выражение "выступать в образе". Я не в театре и все эти годы делал и делаю все, что в моих силах, для решения проблем горожан. Но решение тех вопросов, на которых вы акцентируете внимание, зависит не только от нас. Думаю, со временем, когда система отношений между уровнями власти будет отлажена, совместными усилиями удастся с ними разобраться.

Альтернатива

- Все муниципалитеты сетуют на нехватку средств в бюджете города. Но президент в последнем послании Федеральному собранию четко указал, где им брать деньги: развивать малый бизнес и эффективно использовать недвижимость. В Екатеринбурге - море автостоянок и офисных зданий, активно создаются торговые предприятия. Однако доходы от налога на имущество составляют в городском бюджете 5,5%, от земли - 4,1%. Может, здесь стоит поискать дополнительные резервы?

- При этом не все доходы от этих источников идут в городскую казну, и это неправильно. Приведу и другие цифры. Собираемость платежей за аренду земли и муниципального имущества у нас не ниже 94%. Возможно, удельный вес этих доходов в нашем бюджете не такой, какой хотелось бы, но он выше, чем в других городах области и региона. На нашей базе даже систематические общероссийские семинары по изучению опыта в этой сфере проводятся. Есть здесь, наверное, и дополнительные резервы. Но если мы попытаемся резко повысить арендную плату, получим снижение поступлений. Наша задача - не прессинговать предпринимателей, а создать все условия для того, чтобы бизнес развивался, появлялись новые магазины, предприятия, создавались новые рабочие места. Это дает приток дополнительных средств в городской бюджет.

- Торговый и финансовый бизнес - стратегический резерв промышленного центра Среднего Урала?

- Да, в том числе. Не вижу ничего плохого в том, что Екатеринбург не превратился в город, благополучие которого зависит от одного-двух промышленных предприятий. У нас в области, к примеру, многие города зависят от предприятий цветной металлургии. А упадут завтра цены на медь, алюминий - что делать будут?

Мы смогли создать в городе экономику, которой такие потрясения не страшны. Вырастили малый и средний бизнес и в производстве, и в сфере услуг. Сегодня по числу субъектов предпринимательской деятельности город опередил большинство крупных городов России. В Екатеринбурге на апрель этого года зарегистрировано более 46 тысяч субъектов малого и среднего предпринимательства, кроме того индивидуальных предпринимателей - 32 900. Налоги, которые они платят, составляют 15 - 18% всех налоговых поступлений в бюджет города.

Наши новые торговые центры, гостиничные комплексы - на уровне европейских стандартов. Развиваем туристический бизнес. Делаем все, чтобы стать самым мощным на востоке России дистрибьюторским центром: этому способствуют и статус Екатеринбурга как центра федерального округа, и географическое положение, и транспортная система. Будут рабочие места, финансовые и товарные потоки - город обречен на дальнейшее развитие.

- Красиво. Но почему супер- и гипермаркеты соседствуют с огромными барахолками под открытым небом, а качественный импорт - с одноразовым ширпотребом китайских челноков? Это и есть экономика по Чернецкому?

- А на что, по-вашему, должны были появиться гипермаркеты? Никто нам деньги со стороны не приносил. Челноки востребованы: на такие рынки приезжают за покупками люди со всего Уральского региона, нуждающиеся в недорогих вещах и предметах обихода. Мы придаем этому сегменту рынка цивилизованные формы: строим крытые комплексы, мини-рынки, лицензируем торговцев из-за рубежа.

- Но пока вы все это делаете, разные инициативные группы предлагают досрочно поменять мэра...

- Группы разные - корни у них одни. такие "инициативы" всплывают обычно в канун выборов, одновременно с раскруткой моих "наследников" на посту мэра, и тонут по окончании кампании. Но если город так плох, почему желающие принять бразды правления выстраиваются в очередь?..