Мотор-шоу

Татьяна Власенко
16 сентября 2002, 00:00
  Урал

История АО "Пермские моторы" показала: отсутствие государственной стратегии развития авиаотрасли и безразличие собственников способны привести бывший флагман двигателестроения к кризису

Углубляющийся кризис российского авиастроения, отсутствие спроса на отечественные дальнемагистральные самолеты лишили пермских моторостроителей, производивших для них двигатели ПС-90А, потенциальных серийных заказов. Топ-менеджеры ФПГ "Интеррос", основного акционера "Пермских моторов", объявили принадлежащие им активы портфельными инвестициями и стали готовить пакеты акций к продаже. Интрига вокруг смены собственников на АО "Пермские моторы" (ПМ) достигла апогея. Итоги переговоров не разглашаются.

Потенциальных покупателей было двое: американский партнер "Пермских моторов" компания Pratt&Whitney, дочернее предприятие United Technologies Corp. (UTC), и ЗАО "Технологии моторов". Ожидать появления третьего претендента вряд ли следует. (Теоретически, по мнению экспертов, им мог стать Национальный резервный банк, собственник "Ильюшин-Финанс": на лизинг российских самолетов сейчас выделены федеральные деньги, а на самолетах стоят пермские двигатели ПС-90А. Однако открытого интереса к акциям полумертвого гиганта больше никто не проявлял.)

Дальнейшее развитие событий зависит от того, кто получит в руки принадлежащие "Интерросу" активы. Американские партнеры обещают совместную работу над новыми авиационными двигателями. Руководители ЗАО "Технологии моторов" на встрече с губернатором области Юрием Трутневым так и не могли четко сформулировать причины, по которым стремятся получить контроль над моторостроительным комплексом.

Глуши моторы

В советские времена ПМ держали 75% рынка: производили более 1200 авиационных двигателей, свыше 600 главных редукторов и трансмиссий для вертолетов, более 70 тыс. мотоблоков ежегодно. Работали и на оборонку, делали двигатели (и запчасти к ним) Д-30Ф6 на МиГ-31. С 1991 года начался спад: 54 двигателя ПС-90А - это максимум, который сумели произвести моторостроители. В 1998-м сделали всего три двигателя ПС-90А. Все это означало прекращение серийного производства двигателей для российской гражданской авиации - новых самолетов Ту-204/214, Ил-96-300, Ил-76М/Ф и Ту-330.

В условиях кризиса стали меняться собственники и топ-менеджеры. Непрекращающиеся корпоративные конфликты использовали конкуренты из Казани, Уфы, Запорожья, Рыбинска. В результате права разработчика двигателя Д-30КУ/КП оказались переданы в АО "Рыбинские моторы", капитальный ремонт вертолетных двигателей ТВ-2-117 - в Екатеринбург, авиационных двигателей Д-30Ф6 - на военные авиаремонтные заводы. Предприятие утратило деловую репутацию. Заглох проект совместного предприятия АО "Пермские моторы" и Pratt& Whitney по производству двигателя ПС-90П для самолетов Ил-96М/Т, Ту-204/214/234, Ил-76МФ и Ту-330. Прожекты поражали воображение: на 2001 год намечался выпуск 1565 двигателей. Но госчиновники и топ-менеджеры "Микродина", бывшего в тот период (1994 год) главным владельцем холдинга, дальше обещаний не пошли. Единственное, что удалось, - привлечь несколько десятков миллионов долларов от Газпрома, который начал размещать в Перми заказы на изготовление газотурбинных установок на базе газогенератора двигателя ПС-90А.

Несмотря на все это, ПМ сохраняли интерес к себе. Надежда на государственный заказ, подогреваемая многолетними обещаниями правительства возродить отечественный авиапром, еще тлела. Но ФПГ "Интеррос", которому акции достались от "Микродина" за долги, был весьма далек от авиастроительного производства. Собственники решали задачи "реструктуризации" предприятия путем манипуляций пакетами акций многочисленных АО и ЗАО, выросших из производственного комплекса. В "дочерние" и "внучатые" структуры были переданы основные активы. В самих "Пермских моторах" не осталось ничего, что можно было бы отнести к моторостроительному или промышленному производству. Но это позволило заводу, одному из самых крупных должников в Прикамье, формально избежать банкротства, а выведенным активам сохранить относительную привлекательность для перепродажи. По итогам 2001 года холдинг понес 34,1 млн рублей чистого убытка.

Заводные ребята

"Технология моторов", один из двух претендентов на ПМ, представляет интересы Газпрома. Газовый монополист владеет 75,5% ЗАО "Авигаз-ПМ", дочернего предприятия ПМ, специализирующегося на газотурбинном оборудовании. Задача "Технологии моторов" - создание вертикально-интегрированной структуры от производства металла до конечного изделия.

Другой потенциальный покупатель, Pratt&Whitney, по российскому законодательству не имеет права владеть более чем 25% акций российской компании. Но владеет: до последнего времени P&W принадлежали 25,1% акций "Пермского моторного завода" и 25,06% акций "Авиадвигателя".

"Технология моторов" не упустила возможности инициировать судебный процесс, призвав американских партнеров к соблюдению буквы закона. Правда, действовала не напрямую. Накануне годового собрания акционеров в июне этого года член советов директоров АО "Авиадвигатель"и "Пермский моторный завод" Сергей Пермяков подал иск на компенсацию ущерба, "нанесенного компанией P&W акционерному обществу "Авиадвигатель", обороноспособности России и местному бюджету". В иске утверждается: наличие блокирующего пакета предприятия-разработчика в руках американцев ведет к потере "Авиадвигателем" статуса авиационного предприятия, поскольку нарушает закон РФ "О государственном регулировании развития авиации" и постановление правительства РФ "Об утверждении положения о лицензировании деятельности по разработке, производству и испытаниям авиационной техники, в том числе двойного назначения". Согласно этим документам, доля иностранного капитала в активах авиационной компании должна составлять менее 25%. Если строго придерживаться закона, то АО "Авиадвигатель" из-за объема пакета Pratt&Whitney должно быть лишено соответствующих лицензий, а значит, и возможности продолжать работу по разработке и совершенствованию двигателей для авиации.

В результате скандала с участием судебных приставов, наложивших запрет на голосование спорным пакетом акций P&W, годовое собрание акционеров АО "Авиадвигатель" было сорвано. А 7 августа 2002 года генеральный директор АО "Пермский моторный завод" Юрий Решетников и представитель P&W Том Хайек заявили о решении американцев продать 1% акций ПМЗ компании "Турбоэнергопром". Есть, правда, информация, что эта московская фирма - на все 100% дочка P&W. (Впрочем, действующее законодательство никого не смущает: его можно легко обойти, приобретя пакет на любую фирму, принадлежащую P&W и зарегистрированную на российской территории.)

Какую цель ставят перед собой американские партнеры пермских моторостроителей? С момента появления Pratt&Whitney на предприятии эксперты (в их числе бывший генеральный директор и генеральный конструктор АО "Авиадвигатель" Михаил Кузменко, ныне один из топ-менеджеров "Рыбинских моторов") утверждали: американцы хотят контролировать российских конкурентов, ничего более.

И действительно: по условиям приобретения пакета объем инвестиций P&W должен был составить 125 млн долларов, но вложено за восемь лет только 30 миллионов. Американцы профинансировали капитальную реконструкцию производственного корпуса и выплату заработной платы коллективу.

Невыполнение намеченной программы вполне объяснимо: инвесторов не удовлетворяет российское законодательство, ограничивающее права иностранцев во владении авиастроительными предприятиями. Компании будут наращивать инвестиции только в том случае, если Россия отменит существующие правила игры. По крайней мере, председатель совета директоров и главный исполнительный директор UTC Джордж Дэвид обсуждал этот вопрос с российским правительством и выражал надежду на решение проблемы в ближайшем будущем.

В Перми, между тем, продолжают строить масштабные планы. 2 декабря 2001 года АО "Авиадвигатель" подписало контракт с UTC о совместной разработке авиадвигателя ПС-90А2. 1 апреля 2002 года АО "Авиадвигатель" заключило контракт с "Росавиакосмосом", предусматривающий участие государства. Доля российских бюджетных средств - 50% от суммы. Столько же должен внести американский партнер. По словам генерального директора АО "Авиадвигатель" Александра Иноземцева, первый двигатель, цена которого составит примерно 2,5 млн долларов, должен быть собран к середине 2003 года.

В апреле этого года на выставке "Двигатели-2002" АО "Авиадвигатель", Pratt&Whitney Canada и немецкая компания MTU Aero Engiens GmbH заявили о том, что будут участвовать в разработке и изготовлении турбовентиляторной силовой установки PW-800. Двигатель предложен для проекта "Гражданские самолеты Сухого". Подписан протокол о намерениях, по которому пермское предприятие займется изготовлением узлов и деталей для PW-800. Инвестиции с американской стороны обещаны в размере 100 млн долларов.

Почему при невыполнении американцами обязательств и сомнительной пользе для отечественного авиапрома возникают такие проекты? Дело, конечно, не в злом умысле партнеров-конкурентов, а в отсутствии осмысленной политики России по отношению к авиастроительной отрасли. И - в катастрофическом отсутствии денег не только на реализацию стратегических проектов отечественного авиапрома, но и на элементарное выживание отдельных предприятий. Поэтому подобные совместные проекты сегодня остаются единственной надеждой на перспективу для большинства заводов.

Политика внутреннего сгорания

Администрация области уверяет, что держит ситуацию на ПМ под контролем. "Стихийного определения собственника на "Пермских моторах" быть не должно, - говорит губернатор Юрий Трутнев. - Мы беседуем с ФПГ "Интеррос" на эту тему".

Более всего и областным, и федеральным (в лице полпредства по Приволжскому федеральному округу) властям нравится идея создания на базе ПМ федерального Центра двигателестроения с 51% акций в госсобственности. Главный федеральный инспектор по Пермской области Николай Фадеев утверждает: "Стержневая задача власти - двигаться в развитии российской авиационной промышленности самостоятельно, отстаивая, как минимум, создание в Перми федерального Центра авиационного двигателестроения. С участием зарубежного партнера или без него Центр будет работать - вопрос вторичный. Любая другая постановка проблемы размывает приоритеты".

Борьба (или видимость ее) за создание центра - один из мощных PR-инструментов местной и федеральной политических элит. Главный лоббист идеи на уровне правительства экс-вице-премьер Илья Клебанов не раз обещал моторостроителям положительное решение вопроса. Правительство РФ второй год отказывает.

Между тем экономического смысла идея не имеет. На территории Пермской области уже существует несколько лет подобный федеральный центр, созданный на базе АО "НПО "Искра". И главного - денег - этот статус акционерному обществу не принес.

Проблема АО "Пермские моторы" в том, что предприятие с самого начала рыночных преобразований стало разменной картой в политических играх на всех уровнях власти. Завод действительно на протяжении десятилетий был гордостью отечественного двигателестроения, и публично заявлять о его поддержке было не просто модно - это приносило весьма немалые политические дивиденды. Руководители предприятия относились к этим обещаниям серьезно, гордились собственным статусом и полагали, что государство - гарант их стабильности и крупных перспективных заказов. Как оказалось, государство, несмотря на заявления отдельных своих чиновников, так вовсе не считало.

Давние конкуренты пермяков "Рыбинские моторы", которые долгое время пребывали в их "тени", надеясь только на собственные силы, постарались позиционировать себя в рыночных условиях. И довольно успешно: сегодня завод вошел в один из самых крупных российских авиастроительных холдингов - НПО "Сатурн", где сконцентрированы материальные и интеллектуальные ресурсы отрасли.

У "Пермских моторов" осталось два пути: либо найти эффективного и денежного инвестора, готового вкладывать средства в развитие авиационного двигателестроения, либо полностью уйти в наземную тематику, где основным заказчиком и инвестором является Газпром.

Судя по всему, от государства средств ждать по-прежнему бессмысленно. Взять на себя финансирование создания новых гражданских двигателей бюджет страны не в состоянии, а заказ на разработку военного двигателя пятого поколения уже практически ушел в НПО "Сатурн". Поэтому единственным потенциальным партнером "Пермских моторов" в сфере авиадвигателестроения и считаются американцы. По крайней мере, никто другой такой готовности вслух не изъявлял.

Пермь