Ледниковый период

Лишенные Кремлем финансовой вольницы губернаторы Югры и Ямала рискуют оказаться на политической обочине

Для Александра Филипенко и Юрия Неелова, губернаторов двух богатейших российских субъектов - Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, настали не лучшие времена. Федеральный центр уже забрал себе значительную часть финансовых рычагов, перераспределив в свою пользу налоговые отчисления, ликвидировав одну из основ благополучия двух территорий - налог на воспроизводство материально-сырьевой базы (потери только бюджета ХМАО от отмены ВМСБ составили порядка 1 млрд долларов). Теперь руководителям округов пытаются указать на их новое место во властной иерархии. Мол, функции ваши - чисто технические: выполнять директивы сверху. Им дают понять: политическое будущее под вопросом.

На линии огня

Именно так расценивают уральские политологи тот факт, что Кремль игнорирует Филипенко и Неелова, не допуская их до высоких кабинетов, оставляя без внимания их инициативы. Проблемы двух стратегически важных регионов, где добывается львиная доля отечественного углеводородного сырья, Москва предпочитает обсуждать с другими, более близкими по духу политиками. Так, в первой половине сентября аудиенцию у Владимира Путина имели полномочный представитель президента в УрФО Петр Латышев и тюменский губернатор Сергей Собянин. Первый удостоился похвалы за то, что в ХМАО и ЯНАО, несмотря на налоговые изменения, удается обеспечить высокие по российским меркам темпы роста промышленного производства (6,3 и 8,3% к уровню 2001 году соответственно). Второму было обещано более детально подойти к рассмотрению проблемы выпадающих доходов, актуальной как для тюменского юга, так и для входящих в состав области северных округов. Еще одной темой, которую обсуждали Путин и Собянин, стала оптимизация железнодорожных тарифов с тем, чтобы можно было более эффективно использовать лесные ресурсы Западной Сибири, и в частности ХМАО. Этим президент дал понять, что первым лицом сложносоставной области является не кто иной, как тюменский губернатор, а не глава АО, у которого толще бюджетный кошелек.

Одновременно усилилась критика северных лидеров в СМИ. Центральные издания не без ехидства рассказывают о том, как в прежние годы жировали Югра и Ямал. Филипенко припоминают заносчивые высказывания типа "наш ТЭК - не дойная корова для дотационных субъектов России" и проект строительства в Черном море острова-курорта "Югра". Неелову - запланированную покупку двух составов с супервагонами, оснащенными звуковыми табло в туалетах и видеодвойками в купе, для фирменного ямальского поезда. Не скупятся масс-медиа и на критику нынешних действий губернаторов. Поддержку со стороны Неелова малого ТЭК и налаживание сотрудничества с ЛУКойлом, Юкосом, Итерой, другими игроками на рынке углеводородов нередко подают как следствие противоречий окружной власти с Газпромом, недавним монополистом газо- и нефтедобычи на Ямале. За идеей Филипенко создать в ХМАО топливную биржу и довести долю свободно продаваемой нефти до 25 - 30% усматривают ухудшение отношений губернатора с местными нефтяными гигантами, давно контролирующими все сегменты топливного рынка от добычи до АЗС.

Вторая жизнь

Впрочем, изменение status quo в отношениях двух губернаторов с нефтегазовыми генералами - процесс объективный, и не обязательно речь идет о конфликте. По мнению политолога Виктора Акопова, лишившиеся части полномочий и финансовых рычагов главы российских субъектов, естественно, потеряли и в политическом весе. Но процесс адаптации к новой реальности не у всех проходит одинаково. "Если главам территорий-реципиентов, по определению зависимым от Кремля, терять по большому счету нечего, то руководителям сильных регионов, еще недавно способных "построить" местных олигархов, смириться с переменами не так просто. Причем чем богаче субъект, чем обширнее владения - тем труднее процесс".

В случае с губернаторами Ямала и Югры процесс действительно идет. По крайней мере, адаптируясь к новому политическому и экономическому климату, они меняют стиль поведения. Прежде экстравагантный Неелов любил "помахать шашкой", радуя журналистов неординарными действиями и хлесткими высказываниями. Достаточно вспомнить, как два года назад ямальский лидер заявлял, что не собирается кормить новую федеральную бюрократию в лице института полпредства. А чуть позже готовил законодательную базу для выхода ЯНАО из состава Тюменской области и даже собирал под свои знамена оппозицию губернатору Собянину из числа чиновников, работавших в администрации бывшего губернатора Леонида Рокецкого. Теперь Неелов демонстрирует сдержанность и конструктивный настрой, а политическая жизнь во вверенном ему регионе проистекает без потрясений. О былой строптивости "хозяина Ямала" напоминают разве что кулуарные переговоры с руководством Курганской области о поставках сельхозпродукции, в то время как северные округа уже имеют договоренность с руководством Тюменской области о создании сельскохозяйственного холдинга, который в перспективе должен полностью удовлетворить потребности Ямала и Югры в продовольствии.

Филипенко, югорский коллега Неелова, напротив, ранее предпочитал решать вопросы кулуарно, а теперь вышел из тени. В начале года он активно пиарился на федеральном уровне как руководитель рабочей группы при президиуме Госсовета по разработке основ государственной политики в области добычи минерального сырья и недропользования. И хотя продвигаемые им тезисы о необходимости сохранения принципа двух ключей при выдаче лицензий на пользование недрами и возобновления в округе тендеров на право разработки месторождений не получили высочайшего одобрения, губернатор Югры взял за правило максимально полно информировать общественность о своих инициативах.

Но что для обоих губернаторов характерно - они предпринимают попытки восстановить былое благополучие своих регионов путем пополнения бюджета собственными силами.

Оппоненты Филипенко и Неелова утверждают: продвигая новые проекты, лидеры регионов в первую очередь пытаются обеспечить политическое долголетие. Как заявил "Э-У" источник, близкий к администрации Тюменской области, в условиях, когда нефтегазовая бизнес-элита более не видит в них безальтернативных лидеров, им приходится самим заботиться о поисках средств на будущую предвыборную кампанию.

Зачистка территории

Губернаторы Югры и Ямала между тем не только держат в уме предстоящие выборы, но и отдают себе отчет в том, что успех может не оказаться столь триумфальным, как весной 2000 года: Филипенко получил почти тогда 88% голосов, Неелов - 91%. Об этом свидетельствуют действия, нацеленные на укрепление позиций округов в Москве. Нынешней зимой депутатами Госдумы стали первый заместитель Неелова Наталья Комарова и первый вице-губернатор ХМАО Владимир Асеев. Пристроить последнего Филипенко удалось ценой неимоверных усилий. Нефтяные генералы Югры от участия в выборах устранились. Времена, когда они лично обеспечивали высокую явку и правильное голосование на вверенных территориях, а кандидаты нефтянки и окружной власти баллотировались одним списком, прошли. Оставшись один на один с местным бизнесменом Александром Петерманом, руководство ХМАО не нашло других аргументов, кроме как снять его с дистанции накануне выборов. Избиратель оценил такой финт "по достоинству": явка в прежде электорально активном округе едва дотянула до 32%. Ситуация показательна не только для Югры. Сотрудник администрации ХМАО, комментируя результаты довыборов в Госдуму в северных округах, заметил: "Начни Неелов заигрывать с конкурентами Газпрома раньше, концерн обеспечил бы Комаровой на выборах проблемы, аналогичные нашим".

Игра навылет

Ситуация в северных округах еще раз показывает: федеральный центр идти на поводу у руководства стратегически значимых регионов, как это было в минувшую политическую эпоху, да и договариваться с ними не собирается. Сегодня у него достаточно воли и сил, чтобы, не выходя из правового поля, путем законодательного регулирования устанавливать свои правила игры и обеспечивать соблюдение их губернаторами. Заметим, впрочем, что диалог Кремля и регионов далеко не всегда напоминает взаимоотношения удава и кроликов. Москва не выщелкивает из политической обоймы всех региональных лидеров ельцинского разлива подряд. Здесь превалирует экономическая целесообразность.

Удастся ли Филипенко и Неелову растопить лед в отношениях с Москвой, продлив политический век? Губернаторская компания в ХМАО и ЯНАО стартует уже весной, значит, это станет ясно в течение полугода. Чтобы вернуть расположение Кремля, главам Югры и Ямала надлежит не только демонстрировать отсутствие амбиций местечковых царьков, но и приложить усилия для исполнения в регионах всех ранее заявленных социально-экономических программ. Пока впечатляющих успехов за ними не числится. И центральные СМИ, вкупе с политологами чутко реагирующие на изменение политического климата, уже называют фамилии их потенциальных "сменщиков". В качестве альтернативы Филипенко чаще других фигурирует мэр Сургута Александр Сидоров, не раз демонстрировавший политическую независимость от окружной власти. Реальным кандидатом на смену Неелову, по версии масс-медиа, в центре считают экс-премьера и экс-депутата Госдумы от ЯНАО Виктора Черномырдина. Сегодня это звучит фантастически. Однако Кремль не раз демонстрировал способность к нестандартным решениям.

Салехард - Ханты-Мансийск - Екатеринбург

От вотчинного авторитаризма к бюрократической конкурентности

Константин Киселев, председатель совета Уральской гильдии политконсультантов:

- Очевидно, что сегодня редкий глава субъекта может сидеть на своем месте спокойно. Это касается и самых лояльных, и "усидчивых" региональных лидеров. Причин несколько. Во-первых, самостоятельный и "усидчивый" губернатор или президент, контролирующий территорию, ее ресурсы, никому в центре не нужен, за исключением лиц в государственных структурах, которые прямо или косвенно связаны с ним экономическим или политическим интересом. Эти чиновники выступают по отношению к губернатору в качестве встроенных лоббистов, но лишь до того времени, пока ставки и дивиденды лоббиста региона превышают ставки и дивиденды, гарантированные должностью.

Во-вторых, активно развивающиеся горизонтальные экономические связи препятствуют сохранению вотчинных режимов. Корпорации, чьи интересы связаны с несколькими регионами, предпочитают везде играть по одним стабильным правилам. Если же каждый регион не просто устанавливает свои правила, но еще и устанавливает их по прихоти регионального властителя, это заставляет корпорации концентрировать ресурсы в направлении смены вотчинного режима.

В-третьих, губернаторы, создавшие вотчинные режимы, устояли в первых сражениях за влияние с представителями президента РФ в федеральных округах. Прочность вотчинных режимов оказалась не по зубам ни одному из полпредов. Режимы в Татарстане, ЯНАО, ХМАО, многих других регионах РФ пока чувствуют себя уверенно. С главами вотчин полпреды все еще предпочитают дружить. Но первые, дружа с полпредствами, должны понимать, что политически окрепшие представительства будут пытаться находить и реализовывать свой экономический интерес. Встанет вопрос о передаче контроля за частью бизнеса.

Есть и виртуальные причины обострения отношений: политически некорректно быть популярнее президента всех россиян. Даже в регионах. Главы Ямала и Югры в этом отношении не всегда были осторожны. В логике централизации это наказуемо.

Сможет ли центр победить вотчинных губернаторов, сменив их у руля региональной власти? Едва ли. Административный ресурс губернаторов настолько сконцентрирован, что противопоставить ему, кроме российского ЦИКа, практически нечего.

Если центр задумает сменить региональных лидеров, например, северных тюменских округов, то использованы могут быть две стратегии. Первая - проста, но реализовать ее проблематично: найти более сильных кандидатов-варягов, чем губернаторы или их преемники. Не ниже, к примеру, уровня и имиджа Черномырдина или Вяхирева.

Вторая стратегия сложнее. Вотчинные режимы разрушаются не извне, а изнутри. Но для этого нужно решить как минимум две проблемы: Собянина и кадров. Что, заметим, маловероятно. Собянин слишком многим обязан северянам, а с кадрами на севере всегда было плохо, ибо вотчина не терпит конкуренции.

И, наконец, вотчины будут вечными до тех пор, пока сохранится союз между нефтегазовыми ФПГ и губернаторами. Именно ФПГ - основная гарантия для существующей власти в регионе. Так было всегда, так будет в будущем.

При всем этом тенденция прослеживается одна: вотчинные регионы в условиях движения власти к пирамидальности, формализации правил политического поведения и унификации связей в режиме вынуждены будут постепенно менять свой авторитарно-патерналистский режим в направлении его бюрократической конкурентности.