Индустриализация власти

От виртуальных полномочий к игре на чужом поле

В начале октября уральский полпред продолжил укрепление позиций среди экономических и политических элит региона. Проведение семинара с главными редакторами средств массовой информации, визиты в Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, участие в праздновании юбилея Сургутнефтегаза, встреча с депутатским корпусом Уральского федерального округа в Москве продолжили линию Петра Латышева на усиление реального влияния в федеральном округе. Сегодня основная задача полномочного представителя - формирование финансово-промышленной основы политики.

Изначально сложилось так, что финансово-промышленную опору основных политических элит Уральского региона составляют металлурги. В Свердловской области именно они всегда были опорой режима. Режим в свою очередь всегда пытался найти баланс между интересами различных металлургических компаний. Оба последних свердловских премьера Валерий Трушников и Алексей Воробьев так или иначе испытывали влияние металлургов. Экономика и политика на Урале мирно сосуществовали. Появление на политической сцене полпредства ситуацию изменило.

Виртуальный резерв

Если проанализировать документы, закрепляющие полномочия постоянных представителей президента РФ в федеральных округах, мысль о незначительности, суррогатности или даже виртуальности создаваемой с их помощью "властной вертикали" приходит сама по себе. Полномочий минимум, ярких этикеток в виде названий и обозначаемых ими статусов - максимум. При этом почти все полпреды тут же вошли в списки самых влиятельных политиков, вытеснив оттуда большинство региональных президентов и губернаторов.

Представитель президента в УрФО Петр Латышев - не исключение: полномочий немного, свита и мундир в наличии, в рейтингах присутствует. Влияние во всех регионах растет: все уральские и тюменские губернаторы смирились с тем, что действия свои они должны совершать с оглядкой на полпредство. С чем же связана такая позитивная динамика президентского представителя?

Механизмы влияния, закрепленные в официальных документах, имеют в большинстве случаев исключительно идеологический, имиджевый характер. Суть сводится фактически к двум основным. Во-первых, полпред обладает фактически эксклюзивным правом на использование имени президента РФ, что гарантирует ему видимость независимости, приподнятости над региональными схватками. Губернаторы всех регионов УрФО свой экспертный имидж уже давно растеряли, все они связаны экономическими интересами, в конфликте всегда на той или иной стороне.

Во-вторых, полпред имеет некоторый контроль над силовыми структурами. И в этих полномочиях соперничает не столько с губернаторами, сколько с министрами федерального правительства. При этом влияние на силовиков на самом деле не столь велико, как принято считать: создавать проблемы у хозяйствующих или политических субъектов через силовиков он может, но гораздо реже способен их проблемы решить.

Понятно, что если этих полномочий первоначально было достаточно для того, чтобы заявить о себе и вступить в конфликт с губернаторами, то для реальной борьбы и приобретения реального влияния этого мало. Опора на местные элитные группы просто необходима. Появилась потребность использовать существующие конфликты в регионах.

А мы пойдем на Север

Первым удачным политическим ходом Петра Латышева стал его "бросок на Север". Благодаря двум заместителям, Михаилу Пономареву и Сергею Собянину, полпред "снял" противоречие между Севером и Югом. Замы обеспечили эффективный контакт полпредства с нефтяниками и газовиками. Полпред, попав в предвыборную ситуацию, в конфликте Севера и Юга выбрал правильных и перспективных партнеров. Теперь (но до поры) и север Тюмени, одержавший победу в многолетнем споре, и Юг, благодаря Сергею Собянину, - верные друзья полпреда. Осталось лишь добиться того, чтобы эти друзья отказались от излишней самостоятельности и независимости в суждениях и действиях, вписались в пирамиду исполнительной власти, в которой полпреды где-то на самом верху, а губернаторы практически у основания, и тогда тюменская проблема будет оптимально решена.

Завоевание плацдарма

В Свердловской области ситуация складывалась совершенно иначе. Осложнение контакта с независимым, но самым значимым политиком региона Эдуардом Росселем привело к тому, что опираться полпредству приходилось на более экономически и политически слабых. Политической опорой полпредства стал мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. Мэр как перспективный политик Латышева не устраивал, но Латышев нужен был Чернецкому как административное прикрытие политического будущего. Союз состоялся, и уральский полпред получил от екатеринбургского мэра две необходимые ему вещи - контролируемый медиахолдинг и кадры. Холдинг нужен для противостояния Эдуарду Росселю в информационном пространстве, а кадры - для обеспечения поддержки на ключевых постах и формирования контролируемых региональных отделений федеральных партий, а в перспективе представительных органов субъекта РФ.

Сегодня ресурс Чернецкого выработан практически полностью. У полномочного представителя появились свои кадры и собственные СМИ. Пришло время начинать следующий этап кампании. Его содержание также понятно и вытекает из логики развития любой бюрократической структуры - это превращение политического ресурса в экономический. В Тюмени сделать это достаточно сложно, ибо нефтегазовые ФПГ слишком сильны и с ними можно только договариваться. Контролировать можно то, что находится в регионах и принадлежит регионам. В Свердловской и Челябинской областях ситуация для полпредства более удобна.

Политические металлоконструкции

Основной ресурс этих регионов - металлургия и машиностроение. С машиностроением ситуация примерно такая же, как с нефтью и газом: значимые предприятия либо включены в федеральные холдинги, либо сами по себе имеют федеральное значение и репутацию и совершенно спокойно взирают на телодвижения политиков в регионах. С металлургами ситуация иная. Основные металлургические производства принадлежат группам, имеющим уральские корни. Сырьевые источники также по большей части расположены в Уральском регионе или тяготеющих к нему субъектах РФ. Вот и получается, что металлурги кровно заинтересованы в сотрудничестве с региональными властями.

Поиск экономического ресурса закономерно должен был привести полпредство к металлургам. Началось все скромно: презентации округа с участием металлургов за рубежом, протокольные встречи с собственниками и руководителями металлургических предприятий, нейтральные высказывания по поводу прав собственности на Карабашский медеплавильный комбинат и т.п. Собственно настоящий поединок за металлургов начался в конце прошлого - начале нынешнего года. Первой попыткой была ставка на выборах в областную думу на генерального директора НТМК Сергея Носова.

Носов подходил для игры Петра Латышева и по политическим, и по экономическим мотивам. Политические плюсы очевидны: способный менеджер, вызывающий симпатию аудитории. Фактически новое лицо в политике. Контролирует градообразующее предприятие второго по величине города Свердловской области. Самое важное - не имеет негативной истории. К слову, в 1999 году схожими параметрами обладал нынешний генеральный директор УГМК Андрей Козицын, который всерьез рассматривался в качестве конкурента Эдуарда Росселя на губернаторских выборах.

С финансами у Сергея Носова тоже все в ажуре. НТМК - флагман металлургии Среднего Урала, дает около 40% валютных поступлений в областной бюджет. Проблема была в одном: Сергей Носов не собственник, а лишь хороший менеджер НТМК, контроль за комбинатом принадлежит Александру Абрамову.

Попытка использовать Носова оказалась неудачной. Единороссы, список которых возглавил Сергей Константинович, показали на выборах слабый результат, а у генерального директора НТМК начались серьезные проблемы и в Свердловской области, и со своим руководством. А разве могло быть иначе...

Новый виток активности всех действующих лиц в борьбе за влияние на металлургов можно было наблюдать летом этого года, когда во время обсуждения бюджетного послания Свердловский губернатор в свойственной ему жесткой манере высказал недоверие крупному бизнесу. На предложение Андрея Козицына участвовать в формировании бюджетных подходов и введении льгот для предприятий, содержащих учреждения социальной сферы (на которую, заметим, металлурги в предыдущем году истратили около 500 млн рублей), последовал жесткий отказ и заявление премьера Алексея Воробьева о том, что для бизнеса и так сделано слишком много и пора ему начать отдавать долги.

В августе уральский полпред провел в Верхней Пышме встречу с владельцем УГМК Искандаром Махмудовым. Итог обе стороны оценили положительно. Стратегически ход был сделан правильно: нужно начинать игру на поле соперника. А УГМК и СУАЛ - два столпа политики губернатора. Игра пока исключительно виртуальная. Встреча с владельцем холдинга ни к чему не обязывает. Но информационный повод есть. Средства массовой информации обсуждают, анализируют, делают прогнозы. В результате образ полпреда как защитника укрепляется.

Через пять дней после пышминской встречи Эдуард Россель встретился с премьером Михаилом Касьяновым, где в числе прочих вопросов пытался лоббировать интересы свердловских металлургов по отношению к Удоканскому месторождению. Металлурги давно говорят о необходимости закрытого тендера для Удокана. Правительство России настаивает на открытом тендере с участием иностранных компаний. Если тендер будет открытым, нашим придется несладко. Владельцы и разработчики месторождения будут серьезно влиять на себестоимость уральского металла. Касьянов, к слову, в проведении закрытого тендера отказал, зато, по словам премьера правительства Алексея Воробьева, поддержал идею нравственного налога с предприятий.

Если Петру Латышеву удастся привлечь хотя бы часть металлургов на свою сторону, позиция Эдуарда Росселя будет ослаблена. Предпосылки к этому есть: федерально интегрированные экономические структуры металлургов, скрытые противоречия между Андреем Козицыным и областными властями, а также усиливающаяся вертикаль власти. Сегодня у бизнеса и власти интересы схожи - и федерально интегрированный бизнес, и федеральная власть заинтересованы в унификации законодательства.

Сегодня Россель продолжает сотрудничать с металлургами, лоббирует их интересы в центре и других регионах. Латышев начинает использовать политические методы для внедрения в металлургию, что не может не насторожить свердловского губернатора. Металлурги - между двух огней.

Какова может быть их позиция? Очевидно, что Эдуард Россель для металлургов свой. Именно он - основной лоббист их интересов. Даже НТМК во главе с начинающим политиком не может пожаловаться на невнимание губернатора. Сила Петра Латышева в том, что он может создавать проблемы. И потому дружить с полпредом - насущная повинность. Металлурги, пока не станут столь же мощными как нефтяники, вынуждены будут кланяться на две стороны.

Итак, Россель политически не ослабел, но и не окреп. Просто он вновь должен убеждаться в прочности своих отношений с металлургами. Петр Латышев выиграл, получив ощутимую имиджевую (и не только) прибавку. Пока проиграли только металлурги, которых втягивают в многофакторную политику. В результате может пострадать бизнес. Действия металлургов в этих условиях прогнозируемы: они начнут складывать яйца в две корзины. Беда в том, что корзины эти в политике дна не имеют.