Конец противофазы

Как Анатолий Борисович договорился с Уралом Муртазовичем

После нескольких лет ожесточенных судебных тяжб по поводу абонентской платы и войн за контроль над ОАО "Башкирэнерго" (см. публикации "Противофаза", "Э-У" 12 от 25.06.01, и "Противофаза-2", "Э-У" 9 от 04.03.02) глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс, президент Башкортостана Муртаза Рахимов и председатель Совета директоров Башкирэнерго Урал Рахимов подписали соглашение "О взаимодействии и сотрудничестве РАО "ЕЭС России" и Республики Башкортостан в области строительства энергетических сооружений".

Суть многолетнего конфликта заключалась в том, что руководство Башкирэнерго перестало вносить абонентскую плату в требуемых РАО ЕЭС размерах с 1998 года. Тогда оно пришло к выводу, что система самодостаточна в плане выработки энергии для региона, при этом сама несет подавляющую часть затрат, за которые РАО ЕЭС требует плату.

Теперь Анатолий Чубайс заявил, что ставит точку на тяжбах с башкирскими энергетиками, поскольку в Уфе выработаны решения, которые "на все 100 процентов снимают накопившиеся за последние годы проблемы в отношениях между РАО и Башкирэнерго. Рахимов в тон ему подчеркнул, что отныне стороны начинают строить отношения "как бы с нуля".

Борьба за контроль

Башкирэнерго - самодостаточная и относительно независимая энергосистема. Вторая в России по производству тепла и шестая - по электроэнергии, она вырабатывает их больше, чем необходимо потребителям внутри республики. При этом РАО "ЕЭС России" владеет лишь пятой частью ее акций, то есть компания, в отличие от большинства других региональных АОэнерго, независима. Контрольный пакет принадлежит башкирским топливно-энергетическим структурам с преимущественно государственным капиталом: Башкирской топливной компании, Башкирской нефтехимической компании, Башнефти, а также менеджменту Башкирэнерго.

Повод для попытки взять независимую энергосистему под контроль у РАО ЕЭС нашелся: Башкирэнерго не вносило обязательную, на взгляд РАО, абонентскую плату. Долг за 1998 год, по мнению монополиста, составил, например, около 182 млн рублей, за 2000-й - 520 млн рублей. РАО инициировало серию арбитражных разбирательств. В разных инстанциях решения судов складывались в пользу то одной стороны, то другой, и не все процессы еще завершены.

Последняя атака на главного конкурента, Башкирскую топливную компанию, предпринята РАО с помощью прокуратуры РБ летом нынешнего года, когда в арбитражном суде Башкирии был поставлен под вопрос сам факт появления Башкирэнерго. Тогда прокуратура потребовала пересмотреть результаты приватизации компании, отмечающей в октябре десятилетие. Доводы таковы: приватизация должна была проходить по указу Бориса Ельцина от 15 августа 1992 года "Об организации управления электроэнергетическим комплексом РФ в условиях приватизации", а по этому документу 49% акций Башкирэнерго, как и других региональных энергосистем, должно было отойти в федеральную собственность. На деле же приватизация компании пошла по другому, определенному президиумом Верховного совета Башкирии плану, подтвержденному позже федеральными властями в двухсторонних соглашениях и договорах. Федеральной стороне отошло 15% акций, превратившихся после последующей эмиссии акций компании в 21,27%. В распоряжении же башкирской стороны остались 34%, которые прокуратура республики и потребовала вернуть федеральной стороне для дальнейшей передачи в уставный капитал РАО. Арбитражный суд РБ отказал в удовлетворении иска, сочтя пересмотр итогов приватизации невозможным: он пришел к выводу, что федеральная сторона сама добровольно подписалась под таким распределением акций, и признал приватизацию законной.

Другим методом борьбы РАО за интересы в Башкирэнерго стали требования о созыве внеочередных собраний акционеров компании - их РАО присылало всегда сразу после того, как в компании проходили очередные годовые собрания. Попытки переизбрать не устраивающие РАО составы Совета директоров Башкирэнерго были неудачны: из года в год РАО теряло в нем места. Сегодня из 13 кресел представителями РАО занято лишь три. Со временем стало ясно, что не столько состав Совета директоров компании или абонентская плата как таковая волнуют руководство энергогиганта. Медленно, но верно РАО вело дело к признанию Башкирэнерго банкротом, чтобы затем получить над предприятием контроль, необходимый в преддверии реструктуризации энергосистемы России. К чему затяжное противостояние могло привести, трудно прогнозировать. Однако в дело вмешались факторы политического характера.

Политический подтекст

В конце августа башкирская сторона, воспользовавшись внеочередным собранием акционеров, предприняла для укрепления позиций ход, который автоматически перевел споры РАО и Башкирэнерго из плоскости финансово-экономической в плоскость политическую. Прежде компанию возглавляли директора, за спиной которых маячила довлеющая над экономикой республики фигура башкирского президента. Приход нового председателя Совета директоров компании рыночника Урала Рахимова, фигуры более самостоятельной, нежели его предшественники, усложнил РАО задачу. "Политический момент" вкупе с готовностью Рахимова-младшего к переговорам поставил монополиста перед необходимостью действовать с оглядкой на Кремль и его стратегические интересы: выборы предстоят не только нуждающемуся в поддержке Москвы Рахимову, но и нуждающемуся в региональном административном ресурсе Владимиру Путину.

В то же время и для самого руководства РАО "ЕЭС России" назрел момент, когда оно стало нуждаться в поддержке влиятельных региональных лидеров для реализации главного, вынашиваемого в течение пяти последних лет проекта - пакета законопроектов по электроэнергетике, рассмотрение которого уже началось в Госдуме. Все последнее время команда Чубайса посвятила тому, чтобы убедить в необходимости принятия предлагаемого им проекта реструктуризации отрасли президента, правительство и парламент России. Сегодня, по словам Чубайса, подготовка ключевых для отрасли законов завершена и законопроект после "утряски" в различных фракциях представлен на рассмотрение Госдумы РФ. При этом у проекта много противников и его прохождение в ГД РФ идет тяжело. Каждый депутатский голос в Думе и каждый голос сенатора в Совете Федерации - и представителей Башкортостана в том числе - в такой ситуации для РАО важен.

Таким образом, удобный момент для стыковки взаимных интересов РАО и Башкирэнерго, так рознившихся еще вчера, созрел. Произошло неожиданное для многих потепление отношений.

Осеннее потепление

Суть достигнутых договоренностей можно коротко обрисовать так. Башкирское руководство, еще в начале года резко критиковавшее проекты РАО по реструктуризации отрасли, поддерживает прохождение в Думе пакета "электрических" законов. Рахимов и председатель Государственного собрания республики Константин Толкачев уже направили в парламент РФ письма с выражением поддержки проекта и депутатам от Башкирии рекомендовали голосовать в поддержку позиции РАО. "Базовые принципы предстоящих реформ в энергоэнергетике России", заложенные в лоббируемых РАО законопроектах, как они констатировали при этом, "практически полностью совпадают с точкой зрения башкирского руководства".

Топ-менеджмент РАО "ЕЭС России", в свою очередь, предложил башкирской стороне весьма выгодные позиции. Во-первых, Чубайс пообещал забыть о судебных тяжбах с Башкирэнерго по поводу абонентской платы. Во-вторых, он предложил башкирской энергосистеме более широкий доступ на ФОРЭМ. Раньше, ссылаясь на "отсутствие договоров с РАО", Башкирэнерго частенько вообще не пускали на этот рынок. Башкирская энергосистема могла продавать за рубежи республики не более 10% всей вырабатываемой электроэнергии, в среднем около 200 млн кВт, при гораздо больших потенциальных мощностях. Теперь этот объем можно увеличить в шесть раз - до 1200 млн кВт. А это "новые объемы производства, новые перспективы". В-третьих, глава РАО обещал подумать о вложении серьезных средств в строящиеся на территории республики энергетические объекты. И даже посетил стройплощадку для возведения уникальной парогазотурбинной установки мощностью 450 МВт на Уфимской ТЭЦ-5 (единственная суперсовременная по применяемым в России технологиям подобная установка действует пока лишь в Санкт-Петербурге, на Северо-Западной ТЭЦ).

Итак, после первого прорыва в отношениях сторонам предстоит подписать дополнительные, более конкретные соглашения и договоры, чтобы окончательно увязать взаимные интересы. Самый крупный раунд переговоров намечен на следующий год. И РАО, и Башкирэнерго предстоит кардинальное реформирование, и оно не будет простым. РАО, в частности, заявил в Уфе г-н Чубайс, нацелено на то, чтобы в случае разделения Башкирэнерго на генерирующую, сетевую и сбытовую структуры стать одним из крупнейших владельцев сетевой компании, курирующей развитие магистральных сетей 500 - 110 кВт на территории РБ. Башкирская сторона с конкретными планами реструктуризации энергосистемы пока не определилась и предполагает, что сетевая компания, скорее всего, станет 100-процентной дочерней компанией Башкирэнерго. Так что нынешние пропорции в раскладе акций сторон сохранятся. В любом случае поле для переговоров остается более чем широким. А в каком тоне пойдет диалог, зависит от многих факторов, и не в последнюю очередь политических.