Удойная cила

Елена Смирнова
28 октября 2002, 00:00
  Урал

На свердловский молочный рынок готов выйти с собственным производством крупнейший российский молочный производитель - компания "Вимм-Билль-Данн". На пороге обострения конкуренции уральские молочники торопятся занять все рыночные ниши

В Екатеринбурге в октябре - ноябре проходит ряд региональных выставок-ярмарок и конкурсов: "Агро-2002", III Межрегиональная выставка-ярмарка "Молочный комплекс Большого Урала-2002" и т.д. В рамках выставок запланировано сразу несколько презентаций молочной отрасли Свердловской области. Кроме того, три государственных молочных завода области готовятся к участию в национальной выставке "Российские продукты", которая пройдет в Москве. Наконец, на днях в Екатеринбурге состоялось заседание правления Союза предприятий молочной промышленности, на которое съехался директорат лидирующих предприятий отрасли. Такая активность свердловских молочников не случайна. Прилавки местных магазинов все активнее оккупируют производители молока из соседних областей, на местные хиреющие предприятия поглядывают "купцы" - известные молочные холдинги федерального масштаба. Над многими производителями и переработчиками молока нависла угроза закрытия. Конкуренция на областном рынке молочных продуктов обострилась до предела.

По усам текло, в рот не попало

Переработкой молока в Свердловской области заняты 36 предприятий, четыре из них - государственные: Ирбитский, Екатеринбургский, Верхнепышминский и Невьянский молочные заводы. Их доля в общем объеме переработки молока составляет около 40%. Явный лидер по объемам производства в государственном ряду - Ирбитский молочный завод, среди "частников" лидирует ОАО "Кушвинский молочный завод".

На заводы молоко поставляют около 300 областных товаропроизводителей - колхозов, совхозов, молочных ферм. В этих хозяйствах производство молока за последние 10 лет упало почти вдвое. Дело не в плохой работе крестьян. Причина низкой производительности - в первую очередь в сокращении коровьего поголовья. Если в начале 90-х в области насчитывалось 260 тысяч голов скота, то сегодня ровно на треть меньше.

При этом 10 лет назад практически все потребляемое в Свердловской области молоко было "своего" производства. В 2000 году доля местных производителей в общем объеме реализации молочных продуктов составляла уже 82%. По данным министерства сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области, сегодня продукция областных переработчиков едва покрывает 74% рынка. А по неофициальной статистике, учитывающей еще и присутствие на рынке зарубежных и общероссийских молочных брэндов, свердловские заводы производят не более 50% всей молочной продукции, которую съедают и выпивают жители Свердловской области. Так и есть: из 400 кг молока (ежегодная физиологическая норма на одного взрослого человека) область производит только 199 кг. Остальное - привозное.

Дело отнюдь не в нехватке сырья. Напротив, в нынешнем году село ожидают особенно высокие надои. При объеме государственного заказа Свердловской области по производству молока на 2002 год в 360 тыс. тонн предполагается, что местные хозяйства произведут порядка 400 тыс. тонн. Только вот кому нужны эти "перенадои", если главная проблема для перерабатывающих заводов - не произвести молочные продукты, а реализовать их? При существующей конкуренции делать это становится все сложнее.

В середине 90-х каждая осень в Свердловской области была сезоном острого молочного дефицита. Даже в областном центре, где всегда имелся богатый выбор, к концу рабочего дня даже обычное пастеризованное молоко в полиэтиленовых пакетах на прилавках магазинов не залеживалось, а о разнообразии ассортимента не было и речи.

Теперь дефицита нет. Напротив, в стремлении занять свою нишу на рынке и выживая конкурентов, местные производители творожков, йогуртов и сметаны предлагают потребителю невероятное богатство выбора. Большинство уральских заводов производят порядка 50, а все 36 свердловских молочных предприятий - 250 наименований молокопродуктов. Плюс крупные российские и зарубежные производители (" Вимм-Билль-Данн", " Danone", " Campina" и т.д.) - еще по нескольку сотен видов продукции.

Сегодня на уральском рынке сложилась ситуация, когда "за" или "против" производителя голосует исключительно кошелек покупателя. Все по законам рынка: выигрывает тот, кто способен предложить более низкую цену на аналогичный товар. Почему же молоко, привезенное из отдаленных областей региона, дешевле "своего"?

Молочная река, кисельные берега

Одна из главных причин невозможности свердловских переработчиков молока формировать конкурентоспособную цену - высокая стоимость сырья в области. Так, килограмм молока свердловские перерабатывающие заводы покупают у сельчан по 4,25 рубля, а в Оренбурге сырье стоит 3,05 руб., в Уфе - 3,2, в Ижевске - 3,5, в Кургане - 4,05 рубля за кг сырья. Соответственно для перерабатывающих заводов этих областей себестоимость готовой продукции ниже, ниже и отпускная цена. А при том что в Екатеринбурге стабильно высокий спрос на молокопродукты и довольно высокие по региональным меркам розничные цены, продажа готовой продукции становится особо выгодной для соседей. Вот и везут они свои сырки в областной центр, выдавливая местных молочников.

Заместитель министра пищевой и перерабатывающей промышленности Свердловской области Владимир Свириденко утверждает, что высокие закупочные цены не случайны: такова политика областного правительства и минсельхоза по поддержке сельхозпроизводителей. Чтобы свердловские крестьянские хозяйства, как многие другие в регионе, не проедали себя, продавая молоко по дармовой цене, каждый сезон в области устанавливается гарантированная минимальная закупочная цена на сырье. Более высокая, чем в среднем по региону.

Но почему бы тогда заводам-переработчикам не покупать молоко в соседних областях, где оно дешевле? Здесь и начинается защита местного производителя. Дело в том, что практически все перерабатывающие предприятия Свердловской области пользуются беспроцентными кредитами (мясомолочные переработчики в 2002 году прокредитованы на 120 млн рублей). А областной бюджет компенсирует пользование кредитами только тем заводам, которые поддерживают местного производителя молока - то есть покупают сырье в свердловских хозяйствах. Купил на стороне - не видать кредита.

Правда, абсолютное большинство заводов находятся в частных руках, а значит, указы минсельхоза их как бы и не касаются. Но в том и дело, что сегодня без льготного кредитования практически не способно выжить ни одно молочное предприятие: рентабельность производства едва достигает 3%. Областное правительство не только обязывает заводы брать молоко у своего сельхозпроизводителя, но и контролирует процесс расчетов. Переработчики обязаны оплачивать полученное сырье в 10-дневный срок, и если это правило игры нарушается, наказание одно - никакого кредитования.

Так же жестко карает министерство сельского хозяйства и перебежчиков на сторону из числа производителей молочного сырья. В частности, если сельчане реализуют надои свердловским заводам, они получают дотации из областного бюджета. Продают на сторону - остаются без дотаций. Впрочем, в минсельхозе знают о нескольких случаях, когда хозяйства, расположенные по соседству, скажем, с Тюменской областью, где сырье стоит чуть дороже свердловского, отвозят часть своего молока конкурентам. Но если только небольшую "часть", то на такое нарушение, как правило, смотрят сквозь пальцы: иной раз получается дороже везти сырье в областной центр, чем доставить его соседям.

Кстати, закупочные цене в Тюменской области выше свердловских на 20 копеек за кило и составляют 4,45 рубля за килограмм молока. Почему же в итоге тюменское молоко, как и прочее "соседское", дешевле свердловского? Причина в хорошем дотировании тюменской молочной отрасли тамошним бюджетом. Так, на каждый килограмм свердловского молока приходится 37 копеек дотаций, тюменского - 1,5 рубля. В итоге тюменцы могут немного ужаться в отпускных ценах: разницу покроет дотация.

Стоимость готового продукта важна не только для конечного потребителя: магазины с гораздо большим удовольствием берут продукцию по более низкой отпускной цене, имея возможность делать на нее большую торговую наценку.

Конкуренция еще до попадания на прилавок характерна не только для молочных продуктов, привозимых из соседствующих областей региона. Не меньше воюет между собой молоко из разных городов Свердловской области.

Детишкам на молочишко

Самая жесткая конкуренция сложилась, пожалуй, между двумя лидерами рынка - государственными предприятиями ОГУП "Ирбитский молзавод"и ОГУП "Екатеринбургский гормолзавод" (ГМЗ 1). Оба активно работают на екатеринбургском и областном рынках и по объемам товарной продукции обгоняют ближайших конкурентов как минимум вдвое. Впечатляют темпы роста ирбитского производства: за 8 месяцев 2002 года завод продал товарной продукции на четверть больше, чем за аналогичный период 2001 года. ГМЗ 1 не вышел даже на показатели прошлого года, а в 2000 году объемы производства упали на 40%.

Заместитель председателя областного Союза производителей молочной продукции Владимир Сонин причину нестабильной работы ГМЗ1 видит, главным образом, в участии в федеральной программе по строительству цеха детского питания (стоимость проекта - 200 млн руб.). В начале 90-х руководство завода поддержало грандиозный проект, аналогичного которому нет во всей России: разве мог кто предположить, что со временем финансирование из госбюджета замедлится и вовсе прекратится, а предприятию придется отвлекать на стройку собственные средства?

С декабря завод готов пустить товар в розницу, завершается сертификация детской молочной продукции. Но не факт, что рыночные позиции ГМЗ 1 скоро восстановятся. Какими бы полезными, экологически чистыми и востребованными ни были молоко, творожок и кефир для грудничков и дошкольников, потребность Екатеринбурга в такого рода продукции составляет 8 тонн в сутки, а мощность завода - 25 тонн продукции за смену. При этом рынок сбыта пока не определен: слишком большую конкуренцию детскому готовому питанию составляют сухие молочные смеси.

Та же проблема конкуренции не оправдала и надежд ГМЗ 1 на проект по производству молока длительного хранения в упаковке тетрапак. Молоко длительного хранения и по сей день съедает немало средств завода: фирменная упаковка стоит дорого и затраты фактически не окупаются. В результате завод вынужден устанавливать высокие цены на всю свою продукцию. В итоге сегодня в свердловских магазинах продается стерилизованное молоко известных российских молокозаводов, а наше приходится возить на север региона, где повыше розничные цены.

Неконкурентоспособная цена оборачивается бумерангом в первую очередь для самих переработчиков; как уже говорилось, торговля предпочитает зарабатывать на более низких отпускных ценах, чем торговать дорогим аналогичным товаром себе в убыток. Как же сделать цену достойной внимания как торговли, так и покупателя?

Молочные братья

Практика показывает: в первую очередь - благодаря отлаженным отношениям завода с производителями сырья. К примеру, директор Ирбитского ГМЗ Евгений Пильщиков одним из первых правильно оценил рынок и спрогнозировал его развитие. Предприятие не стало брать банковские кредиты и загонять себя в кабалу. Оно просто привлекло производителей молока, заключило с ними долгосрочные договоры, проавансировало их работу - и благодарные крестьяне повезли ему продукцию. В результате ирбитский завод сегодня не испытывает перебоев с сырьем, имеет возможность договариваться с поставщиками о цене и является лидером рынка по объемам производства.

Правда, многие склонны приписывать успех ирбитчан тому, что завод расположен в сердце сырьевой зоны. Но как тогда быть с примером ОАО "Кушвинский молзавод" (КГМЗ), вокруг которого в радиусе 100 километров нет животноводческих хозяйств, а завод держит лидерство среди частных предприятий? Его директор Юрий Жуков также сформировал особые отношения с сельчанами. И обошелся без десятков поставщиков: основную массу молока ему поставляет алапаевский колхоз им.Чапаева. "Чапаевцы" на сторону и не собираются: завод держит одну из самых высоких в области закупочную цену на молоко, нет и обычных для отрасли проблем со своевременной оплатой сырья. Наконец, КГМЗ постоянно берет для колхоза кредиты, покупает ГСМ и оборудование.

Так что причина лидерства на рынке - отнюдь не в территориальном расположении молочных заводов. Залог успеха - в сильном менеджменте и умении чувствовать рынок, хорошо знать маркетинговые особенности. Мало ли что случится на этом рынке завтра, и нужно быть готовыми удержать позиции.

Молочник, кефиру!

А то, что "случится", для молочников не вопрос. Скоро придет новый сильный конкурент - на уральский рынок планирует выйти ОАО "Вимм-Билль-Данн Продукты питания" (ВБД). Причем эта компания уже торгует своей продукцией через собственный "Молочный дом", а теперь в планах ВБД - приобретение одного из свердловских молочных заводов, модернизация на нем оборудования и начало производства. Переговоры руководства компании со свердловскими властями ведутся не первый месяц.

И молочники, и минсельхоз области заинтересованы в том, чтобы конкурент российского масштаба, контролирующий 39% рынка молочных продуктов страны и имеющий в разных регионах 18 производственных предприятий, пришел на свердловский рынок как можно позже. А лучше бы и вовсе не пришел, так спокойнее.

Осознав последствия появления на рынке нового игрока, молочники, пожалуй, впервые стали думать, как им дальше быть, сели за стол переговоров. Так, весной 2002 года был создан Союз предприятий молочной промышленности Свердловской области. Этакое молочное лобби. Правда, с момента его создания прошло девять месяцев, а плод совместных решений так и не появился на свет.

Понимая, что слишком трудно объединить интересы частных молочных предприятий даже при наличии общего желания создать заслон новому конкуренту, председатель Союза и директор ГМЗ 1 Александр Панферов предложил организовать новую структуру - молочный холдинг на базе Ирбитского, Екатеринбургского и Верхнепышминского государственных заводов. Эту идею поддержали участники последнего заседания областного Совета безопасности. Кроме того, министр сельского хозяйства и продовольствия Сергей Чемезов недавно заявил в одном из интервью: власти примут все усилия к созданию такого холдинга.

Одним из главных плюсов единой структуры должно стать увеличение объемов сбыта - и соответственно оптимизация накладных расходов и получение бонусов со стороны торговли. Кроме того, на предприятиях холдинга может произойти перераспределение ассортимента и специализация производства: скажем, один завод выпускает только товар первого спроса, молоко и сметану, другой - десерты (йогурты, пудинги), третий - кисломолочные продукты.

Но если ГМЗ 1, финансовое положение которого пока оставляет желать лучшего, выступает за холдинг, то руководство стабильных и прибыльных Ирбитского и Верхнепышминского заводов против: им не хочется закабалять себя.

Так и не могут свердловские молочники ни о чем договориться. И лишь мечтают, что областные власти запретят соседям ввозить товар на территорию области. Или что те же власти прикажут торговле брать на реализацию в первую очередь "наше", а только потом - "чужое" молоко. Или - фантастика - что правительство просто не пустит в область "Вимм-Билль-Данн".

Понятно, что дальнейшее обострение конкуренции создаст две главные проблемы - социальную и продовольственной безопасности. Если из 40 перерабатывающих предприятий в области останется не больше десятка, то тысячи сотрудников закрывшихся заводов окажутся без работы, а их семьи - без средств к существованию. Более того, останутся без работы сотни сельхозпредприятий, производящих молоко, а для них это равносильно гибели. Правда, и оставшаяся десятка сильнейших заводов вполне могла бы обеспечивать основные потребности населения в молочных продуктах. Остальное привезут соседи и произведет тот же ВБД. Но где гарантия, что такое изобилие и желание конкурентов торговать в Свердловской области будет вечно? А появится новый, более перспективный рынок сбыта, и уйдут отсюда сегодняшние конкуренты... С чем останется потребитель?

Вот почему в Свердловской области сегодня получают бюджетную поддержку даже самые захиревшие заводики. Вот почему власти сами регулируют взаимоотношения переработчиков с производителями. Вот почему постоянно проводятся презентации предприятий молочной отрасли свердловского АПК.

А потребителю молочная конкуренция нравится. Ведь только она позволяет делать настоящий выбор. Причем выбор не только качества, но и цены. И без этой конкуренции на свердловском рынке могло не быть ни первого, ни второго.