12 стульев

Елена Смирнова
4 ноября 2002, 00:00
  Урал

Кризис перепроизводства на рынке офисной мебели заставил уральских мебельщиков трезво оценить свои перспективы и выбрать новую стратегию развития

Екатеринбургские мебельные производства в последние два-три года считались самыми перспективными на Урале. Торговые предприятия, ранее специализировавшиеся исключительно на торговле импортной мебелью и хорошо знавшие вкусы и ожидания потребителей, на волне кризиса сами переориентировались на выпуск офисных кабинетов. Закупили оборудование (преимущественно бывшее в употреблении на зарубежных производствах) и начали осваивать новое направление. Старт оказался удачным, а первые успехи опьянили. Скопированные с популярной итальянской мебели модели успешно конкурировали с прародителем в цене, потому пользовались спросом. В результате десятки производств, работающих в областном центре, обставили мебелью почти все соседние регионы, распространив экспансию до средней полосы России.

В 2001 год рынок деловой мебели вошел на пике развития. Отличительной чертой его стало участие производств в крупных тендерах на выполнение массовых заказов - поставку рабочих кабинетов предприятиям нефтегазового сектора, а также в солидные бюджетные организации. Контракты с региональными отделениями Пенсионного фонда, железной дороги, таможни и Газпрома помогли отдельным фабрикам увеличить объемы производства за прошлый год на 200%.

В предвкушении дельнейших побед производители наращивали мощности. Но случилось то, к чему фабриканты были не готовы: грянул кризис перепроизводства. Обычно после январского затишья к марту склады уже были пусты, а в сентябре покупателей ставили в очередь. Однако в 2002 году даже с традиционным осенним оживлением делового сезона роста продаж не случилось. Сегодня склады многих производителей завалены товаром, выпущенным еще прошлой зимой. Ситуация заставила мебельщиков посмотреть на рынок трезво.

Точка отсчета

Офисная мебель всегда считалась в Свердловской области зеркалом стабильности уральского бизнеса: если предприятия покупают менеджерские и директорские кабинеты, значит, бизнес растет, расширяется. Значит ли нынешнее затоваривание, что развитие делового мира затормозилось? Отнюдь.

Напротив, бизнесмены наконец получили возможность обставлять свои офисы так, как хочется, а не насколько хватает средств. Мебель местного производства шла в рост именно после кризиса - и в первую очередь потому, что резко подорожавший импортный товар оказался бизнесу не по карману. А наши столы и стулья производились по менее затратной технологии и изначально были рассчитаны на покупателя с ограниченным бюджетом. Почти все производители выпускали офисную мебель экономкласса.

2002 год стал отправной точкой, с которой снова пошли в гору продажи импортной мебели. И если год назад, к примеру, компания "Офис-Комплект" намеревалась выставить в салоне эксклюзивный вариант кабинета hi-tech из закаленного стекла и перфорированного металла, но из опасений отсутствия спроса не стала делать этого, то теперь ее директор Алексей Харламов не сомневается: покупателю можно предлагать самый редкий товар. Спрос на качественную импортную мебель растет.

Кроме того, все более серьезную конкуренцию нашим фабрикам составляют производители из ближнего зарубежья, главным образом белорусские. При конкурентоспособной цене у них довольно высокое качество.

Важен и тот факт, что за последний год почти все местные производители серьезно нарастили мощности, закупив на волне роста и оптимистичных прогнозов качественное оборудование. В результате объемы производства росли как на дрожжах, и мебельщики быстро насытили рынок Свердловской и соседних с ней областей.

Из ситуации перепроизводства надо было как-то выходить: фабрики пускались на ухищрения, предлагая клиентам скидки и бонусы, устраивая распродажи, лишь бы пристроить перепроизведенную продукцию. Однако проблема сбыта продукции в перспективе нарастала. И мебельщики начали осваивать новые формы работы на рынке.

Все наоборот

В первую очередь они предприняли попытки выйти на неосвоенные рынки сбыта. Причем те, кто раньше делал ставку на продажи в соседних регионах, теперь обратили внимание на местный рынок, кто торговал оптом - стал выставлять товар в розничной сети. И наоборот.

К примеру, до сих пор доля продаж компании "Лиал" на рынке Екатеринбурга составляла лишь 15% от общего объема реализации, остальное производитель оптом продавал по всему региону. Еще год назад начальник отдела сбыта "Лиала" Дмитрий Багиров утверждал, что предприятие не будет работать с мебельными магазинами: пассивное ожидание потенциального клиента не дает таких результатов, как активный поиск, участие в крупных тендерах и работа с корпоративными клиентами. Сегодня "Лиал" активно работает с городскими розничными сетями, выставляя там товар. Корпоративные клиенты берут мебель большими партиями, но крайне нерегулярно, даже не каждый год. А торговые фирмы ежемесячно выбирают хоть и меньшие, но вполне стабильные объемы продукции.

Большинство производителей сегодня уходят покорять соседние территории, преимущественно север Уральского региона. Есть и те, кто отправляет продукцию от Сибири вплоть до Москвы. Можно не сомневаться: общий рост уральского мебельного производства сохраняется именно за счет охвата новых территорий.

Рост, конечно, есть: фабрики вложили немалые средства в расширение мощностей, теперь им приходится отрабатывать вложения, а сделать это можно только увеличением объемов производства. Так, открыв в декабре 2001 года вторую производственную площадку в Стерлитамаке (сделать это в Башкирии оказалось в несколько раз дешевле, чем в Екатеринбурге), "Лиал" стал ежемесячно выпускать продукции на 12 млн руб. больше, чем в 2001 году. После реорганизации Опытного завода экспериментальной мебели (холдинг "Новые технологии") в фабрику "СтильМебель", покупки нового оборудования и перехода с индивидуальных заказов на серийный выпуск офисной мебели предприятие вдвое увеличило объем выпуска. Это сразу заметили конкуренты: "СтильМебель" стала заявлять о себе участием в крупных тендерах, проводимых в ХМАО и Сибири.

Заметим, что молодые мебельщики появляются в таких местах, где конкуренты их просто не ждут. Так, в этом году они "напрягли" своим присутствием участников тендеров, проводимых Сургутнефтегазом и екатеринбургской таможней.

Остальные производители мебели если не уменьшили объемы производства, то и заметно не нарастили их. В первую очередь это, безусловно, связано с затруднением сбыта. Слишком жесткой стала в последнее время конкуренция, слишком много желающих потолкаться на этом рынке. Причем мебельщики старательно ретушируют официально заявляемые объемы выпуска продукции, конечно, в сторону увеличения. (Редкое исключение, пожалуй, составляет фабрика "Евромебель" (холдинг "Витаполярос"): здесь третий год подряд заявляют одну цифру - 4 млн рублей ежемесячно.) Производители эксплуатируют закон больших чисел, полагая, что не слишком внушительные цифры создадут эффект слабого присутствия на рынке. Помимо объемов производства есть, однако, и другие параметры, например, качество. Поскольку большинство предоставляемых для печати сведений на поверку оказываются дутыми, с нынешнего года даже специализированные мебельные издания перестали публиковать статистику производства. Для чего, если на вопрос об объемах выпуска продукции руководители местных мебельных производств отвечают встречным вопросом: "А сколько мы говорили в прошлом году?". Единственное, чем мебельщики делятся охотно, так это своими планами по выживанию в условиях жесткой конкуренции.

Есть идея

Один из основных инструментов выживания - диверсификация производства: специалисты по офисной мебели начинают осваивать смежные направления.

Так, "Мир Офис Проект" параллельно выпускает домашнюю мебель. По словам коммерческого директора фирмы Сергея Назарова, только эта специализация спасла фирму от убытков в период летнего застоя. "Лиал" готов предложить рынку два вида недорогой мебели: ученическую и для общежитий. Кроме того, в рамках московской выставки "Мебель-2002" компания намерена представить мебель, в том числе спальные гарнитуры, для статусных гостиниц (3 - 4 звезды). "Евромебель" нашла выход в ориентации на низкобюджетных покупателей, производя рабочие места из менее дорогих материалов и в меньшей вариантности.

Некоторые фирмы стали большее внимание уделять торговому направлению работы, к примеру, выставлять у себя мебель московских, белорусских и зарубежных конкурентов. Цель - расширение ассортимента и привлечение таким образом широкого круга клиентов.

Что касается торговли, то мебельные салоны с той же целью диверсификации рисков расширяют ассортимент сопутствующих офисному интерьеру аксессуаров, предлагая помимо мебели еще и канцтовары, стулья, кресла, сейфы и даже картины, вазы и фруктовые муляжи. В конце концов, если покупатель пришел за сейфом, а рядом выставлен такой красивый директорский кабинет, всегда есть вероятность, что клиент решит приобрести уже не только сейф...

Кстати, именно с точки зрения привлечения на этот рынок потенциальных клиентов екатеринбургские производители деловой мебели находят плюсы в намерении шведского концерна IKEA выйти на свердловский рынок: в новый крупный раскрученный магазин потянутся покупатели со всего региона. Вот тут-то местные фабрики и вынут из кустов свои "рояли" по более привлекательным, чем у IKEA, ценам...

Может, так все и случится. Хотя более вероятен другой вариант. От прихода серьезного зарубежного конкурента пострадает розница, а поскольку магазины - это прямые покупатели мебели местных фабрик, то, возможно, снизится объем сбыта и у производителей. Кроме того, часть заказов IKEA наверняка будет размещать на небольших местных фабриках и даже предоставит для этого свое оборудование - на своих, естественно, условиях. Такие мебельные цеха уже не будут самостоятельны в вопросах сбыта, зато будут иметь стабильные объемы заказов от IKEA. И завтра они вполне смогут составить конкуренцию сегодняшним мебельным монстрам.

Сегодня у уральских мебельщиков еще есть время, чтобы переоценить новые тенденции рынка. А пока фабриканты уходят со своей мебелью все дальше от родных мест, активно осваивая чужие рынки.