Страна равнонищих регионов

Джамал Гиназов
18 ноября 2002, 00:00
  Урал

Не может экономически сильное государство состоять из одинаково бедных субъектов федерации, считает первый вице-губернатор Челябинской области Виктор Тимашов

- Виктор Анатольевич, основу экономики Южного Урала составляют промышленные предприятия. Их деятельность позволяет области оставаться в субъектах-донорах, что освобождает вас от хождения с протянутой рукой по федеральным ведомствам...

- Действительно, многие проблемы мы пока решаем на месте. Но действующий Налоговый кодекс, политика перетягивания федеральным центром финансового одеяла на себя делают Челябинскую область как субъект-донор все более уязвимой. При таком раскладе понятия "область-донор" и "область-реципиент" скоро практически исчезнут, все регионы станут равнонищими.

Административно-политическая жизнь в стране сегодня разбалансирована. Дальнейший отток финансовых полномочий в пользу федерального центра приведет к чудовищной коррумпированности различных министерств и ведомств. Скоро, чтобы починить 100 метров теплотрассы, надо будет ехать в Москву за деньгами. И там будет очередь из желающих залатать свои коммунальные дыры.

- Как, на ваш взгляд, должно строиться государство, чтобы при этом не ущемлялись права территорий?

- В центре должны оставаться только те деньги, которые необходимы для выполнения государственных функций. Государство должно строиться либо на принципе жесткой централизации, либо по образцу, который исповедовали первые поселенцы в Америке: возникла проблема - общество в складчину нанимает людей, которые от нее избавят. Так выстраивалась надстройка над американским обществом: появились шерифы, судьи. Если следовать этой модели, давайте сначала создадим условия, при которых в муниципалитетах будут деньги на местные зарплату, канализацию, дороги, энергетику.

- При централизации средств легко управлять политическим пространством страны.

- Тогда зачем было десять лет морочить народу голову преимуществами демократического уклада жизни? Даже сегодня, на мой взгляд, большинство россиян спокойно примет отмену выборов, назначение глав регионов, если федеральный центр четко скажет, что отныне он отвечает за все происходящее в стране. Но этого не произойдет. Центр, обладая большими полномочиями, рычагами влияния, не возьмет целиком ответственность на себя.

Хотелось бы ошибаться, но дальнейшая централизация средств приведет к жесткому конфликту между мэрами, губернаторами, федеральным центром. Причина - отсутствие на местах средств на реализацию отведенных чиновникам полномочий. Не должен избранный глава города или субъекта федерации сидеть в приемной и клянчить деньги.

Вообще в стране не должно быть прослойки между президентом и главами субъектов Федерации. Не должно быть правительства! Президент и его администрация, как в США, должны иметь всю полноту власти и ответственности и реально руководить страной. Тогда будет понятно россиянам, с кого спрос за все...

- При каком условии федеральный центр выстроит приемлемые взаимоотношения с регионами?

- При нынешнем административно-политическом делении страны это практически невозможно. Многие до сих пор думают, что Россия состоит из равноправных областей, краев и республик. Это ошибка - она на них делится. Думаю, что логика должна быть такой: сильная прямая президентская власть и не менее сильное местное самоуправление на уровне село - город.

Следует добавить, что федеральный депутатский корпус должен состоять в большинстве своем из успешных людей, в том числе предпринимателей, с устоявшимся взглядом на жизнь и мировые ценности, экономистов-практиков. Бедные, не состоявшиеся люди не должны управлять страной, принимать законы, основываясь на книжной теории. Недавно избранный губернатор Красноярского края Хлопонин сказал в интервью газете "Ведомости" примерно следующее: "Мне о своем кармане думать не надо! С карманами уже все в порядке...".

С такими людьми, безусловно, будут считаться все федеральные министры.

- На что, по-вашему, нужно обратить внимание правительству России?

- В каждом регионе есть бюджетообразующие отрасли. У нас - металлургия. Металлурги не просят у государства ничего. Но без целевых федеральных программ по потенциально металлоемким отраслям отрасль не будет расти. Хотелось, чтобы правительство РФ способствовало росту потребления металла на внутреннем рынке. Далее: ипотека при нормальной законодательной базе могла бы вызвать в стране строительный бум. Множество проблем в машиностроительной отрасли. Однако российские предприятия при закупке ряда импортных станков платят огромные пошлины. Да надо целовать до синяков того директора, который их покупает! Посмотрите ситуацию вокруг предприятий обороны. У нас закон "Об обороне" не выполняется. К примеру, нет плана-заказа по боеприпасам даже на год вперед: как работать закрытому промышленному предприятию в таких условиях? И так будет продолжаться, пока за мобилизационные мощности оборонных предприятий будет отвечать не Министерство обороны, а ведомство господина Грефа. Субъекты федерации выполняют "государственную" задачу по сохранению работоспособности предприятий, чьи мощности не загружены по вине федерального центра.

Задача политика - уловить общественную потребность и трансформировать ее в управленческое решение. Если мы хотим поднять машиностроительный и оборонный комплекс, надо создать ситуацию, при которой их продукция будет востребована. Как это сделать, должен решать федеральный центр.

- А какой закон больше всего раздражает руководство Челябинской области?

- Мы дали отрицательное заключение на новый вариант законодательства о недрах. Нововведения в проекте направлены на усиление влияния федеральных властей. Но работа по выдаче лицензий фактически парализована. За этот год в области их выдали всего две, а в 2000 году - 58! Мне непонятна позиция Министерства природных ресурсов РФ. Возможно, в битве за газ и нефть чиновники министерства выплеснули вместе с водой и младенца.

Не устраивает нас и отмена налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы. Когда действовал этот налог, область вкупе с предприятиями-добытчиками осваивала на эти цели порядка 200 млн рублей в год. Теперь, в этом и следующем году, из областного бюджета на открытие новых месторождений пойдет только по 45 млн рублей, а из федерального бюджета всего 9,9 млн рублей. В следующем году область, возможно, выделит эту же сумму. Этого катастрофически мало. Последствия от отмены налога нам еще предстоит расхлебывать.

Россия - сырьевая страна. Как можно в условиях сырьевой направленности нашего экспорта отменить налог, который в конечном итоге работает на формирование бюджета страны? Все равно что резать курицу, несущую золотые яйца.

- Какие полезные ископаемые можно вынуть из челябинских недр при достаточном финансировании?

- В первую очередь, необходимо развивать золотодобычу и железные руды. Правительство Челябинской области приняло комплексный план развития золотодобывающей отрасли. Также нужно развивать базу строительных материалов. Область нуждается в мраморе, щебне. Нефти и газа у нас нет, но есть месторождения железной руды. На Теченское месторождение обратил внимание Магнитогорский меткомбинат. Есть Томинское и Михеевское месторождения медно-порфировых руд, которыми занимается Южноуральская горно-рудная компания. Во всем мире разрабатывают медно-порфировые руды, у нас же приоритет отдают медно-колчеданным рудам. По ним у области проблемы - их не хватает. Челябинская область, обладающая большими запасами черных и цветных руд, способна в ближайшем будущем закрыть почти все потребности металлургов.

- Может, предприятиям-переработчикам самим взяться за поиск рудной базы?

- Без государственной поддержки невозможно открыть новые месторождения полезных ископаемых. Деньги на эти цели должны идти из федерального центра. Поиск полезных ископаемых - своего рода рулетка, а в областном бюджете, тем более у муниципалитетов, денег на казино нет.

Я не согласен с теми, кто считает, что предприятия-переработчики сами должны искать себе рудную базу. Недра у нас чьи? Государственные. Представьте ситуацию, когда частные фирмы ищут себе сырье в государственных недрах. И еще. Никакая компания не сможет финансировать разведку крупных геологических районов. Ни Газпром, ни Лукойл...

В Челябинской области есть руда, заводы по ее переработке, предприятия, производящие из металла готовую продукцию. При правильной государственной политике наличие такого комплекса позволило бы отрасли всей страны перейти на выпуск конечного продукта, а не торговать преимущественно полуфабрикатами.

- Самая большая проблема для промышленных предприятий - энерготарифы. Эту проблему власть способна решать?

- Трудность в том, что нормального решения при действующем законодательстве быть не может. У нас тарифы устанавливаются по факту затрат. Энергокомпания суммирует затраты и предъявляет их в РЭК. Задача РЭК - оценить совокупность затрат. При таком подходе тарифы неизбежно будут расти.

Реформа энергосистемы по Чубайсу, которой многие противятся, может привести к принятию на федеральном уровне закона, который держал бы цены на электроэнергию в течение года, двух-трех лет. Энергокомпания, получив предельные величины, должна будет подгонять свои затраты под эти цифры. При этом энергетики будут вынуждены от чего-то отказаться: от зарплат высоких, к примеру.

Первая задача, которую пытается решить РАО ЕЭС, - создать механизм, при котором затраты станут настолько открытыми, что ни один мэр или губернатор, имеющий долги по энергетике, не скажет: дайте мне тепло лишь потому, что зима пришла. Энергетики в ответ: купи нам газ - будет тебе тепло. Тогда выяснится, что не Чубайс виноват, а мэр, который не заложил в бюджете достаточных средств на оплату газа. Сегодня нерадивого мэра за это не накажешь. Его аргументы - монополист РАО ЕЭС обязан дать тепло - не воспринимаются как нонсенс. Завтра, в случае принятия документа о разделении РАО ЕЭС, директор теплостанции скажет мэру: дорогой, у меня есть турбины, я умею делать электроэнергию, но не с чего. Купи сырье - будешь при лампочке и в тепле.

- Если Чубайс за прозрачность компании, почему правительство и депутаты так затягивают процесс демонополизации РАО ЕЭС?

- Реформа выведет из тени Чубайса сотни, тысячи нерадивых законодателей, избранных распределять бюджет так, чтобы хватало средств и на энергию. Спросите у мэра самого благополучного города: заложено у него в бюджете 100% средств на оплату тепла и электроэнергии? Не ответит утвердительно.

Правительство страны не готово к раздроблению монополиста. А раз так, ходить главе РАО в козлах отпущения еще долго. И лишь потому, что разговаривает он с оппонентами с калькулятором в руках, а чиновники в большинстве своем действуют из политических соображений. Реформы в столь сложной и жизненно важной для всех жителей страны системе по принципу "что скажет электорат" не проводятся. Если в ближайшие год-два не будет найден компромисс между федеральным центром и руководством РАО ЕЭС, страна рискует получить значительное число энергокомпаний-банкротов. Во всяком случае Челябэнерго, у которого кредиторская задолженность несмотря на все усилия больше дебиторской, один из претендентов. Туда уже наведываются судебные приставы, описывают мебель, выносят диваны, упрекают руководство, что в кабинетах кожаные кресла. Ну давайте пересадим гендиректора Челябэнерго на деревянную скамейку, станет от этого в квартирах теплее?

- Как вы относитесь к тому, что предприятия взялись за строительство собственных энергодобывающих станций?

- На мой взгляд, это хорошо. Так мы быстрее избавимся от иллюзии, что электричество - это манна небесная. Бизнес не может ждать, пока правительство разрешит на государственном уровне процесс демонополизации РАО ЕЭС. Промышленники хотят планировать бизнес, зная долю энергозатрат в своей продукции. Такого рода бизнес-решения позволяют менеджерам не только уйти от зависимости монополиста, но и значительно снизить энергозатраты. На Магнитке сейчас достраивают мощности, позволяющие уже в начале 2003 года полностью обеспечить себя энергией. В Чебаркуле металлургический завод ставит свою газотурбинную станцию, то же делают и на Мечеле. Если такая тенденция сохранится, власть будет заниматься лишь обеспечением электроэнергией и теплом бюджетных организаций. Их доля потребления на фоне промышленных гигантов мизерна.

Я, как руководитель группы по реформированию Челябэнерго, настороженно отношусь к тому, что происходит вокруг РАО ЕЭС. Надеюсь, что федеральное правительство и депутаты примут законодательство, которое не приведет к краху бюджетных организаций.

- А как быть с селом, с предприятиями АПК, которым не построить альтернативных энергоисточников?

- Село и не нуждается в них. В прошлом году губернатору Сумину удалось договориться с Чубайсом о реструктуризации долгов местного АПК. А текущие платежи абсолютное большинство аграрных хозяйств оказалось платить в состоянии. В сельской местности ввели раздельный учет потребляемой электроэнергии. И оказалось, что львиную долю киловатт наматывают селяне не на производстве зерна и продукции животноводства (1 - 2% от себестоимости продукции), а в своих избах и уличных фонарях, с лампочками в сотни ватт. Из ста тонн зерна могут крестьяне отдать одну тонну за потребление электроэнергии.

- Помогли, значит, разобраться с долгами. Между тем тезис "челябинской областной власти не удается наладить диалог с бизнесом" стал уже штампом.

- Да не должны представители бизнеса ходить в обнимку с властью. Наши отношения регулирует областное законодательство. До конца года Законодательное собрание области рассмотрит утвержденную правительством новую программу развития бизнеса. По нему и будут строиться наши взаимоотношения. Бизнесом должен заниматься бизнесмен, государство помогает ему в пределах административных полномочий.

Возможно, власть не все делает для развития бизнеса. Можно делать больше. Нужны реальные предложения со стороны бизнеса.