Лицензия на отстрел

Москва, 02.12.2002
«Эксперт Урал» №45 (80)
Конфликт вокруг "Белкамнефти" - начало передела регионального рынка углеводородов

Скандал между Министерством природных ресурсов России (МПР) и правительством Удмуртской Республики, вызванный деятельностью компании " Белкамнефть", вышел за границы региона. Председатель федерального правительства Михаил Касьянов обязал конфликтующие стороны к 1 декабря обеспечить бесперебойную добычу нефти. Однако без возобновления стычек не обойдется. Главный приз в борьбе - контроль за лицензионной политикой.

Не ждали

Официальным стартом конфликта можно считать 7 октября 2002 года. Тогда министерство природных ресурсов РФ направило правительству Удмуртии представление об аннулировании 26 лицензий ОАО "Белкамнефть" (БКН) на право пользования участками недр. Поводом послужили многочисленные нарушения, выявленные в результате проверок Минприроды и Госгортехнадзора. Министерство природных ресурсов настаивает на том, что правительство Удмуртии нарушило правило "двух ключей", оформив лицензии "Белкамнефти" без санкции и подписи МПР, а также проигнорировало законодательство о недрах, передав права на использование месторождений на бесконкурсной основе.

В результате представления МПР ОАО "Транснефть"прекратило прием нефти у "Белкамнефти", и с 12 ноября компания заморозила все работы по добыче нефти на месторождениях Камбарской группы и Удмуртского конкурсного участка (75% всей нефтедобычи "Белкамнефти"). За два часа законсервировано 1700 скважин.

В поисках второго ключа

Обвинения МПР в адрес властей республики и "Белкамнефти" сводятся к следующему: компания осуществляет нефтедобычу на Арланском месторождении на основании горноотводного акта, а не лицензии; право недропользования на месторождения Камбарской группы (с общим объемом извлекаемых запасов более 1,5 млн тонн нефти) оформлено единолично правительством Удмуртии, без санкции МПР и на бесконкурсной основе; разработка месторождений Удмуртского конкурсного участка (УКУ) ведется не победителем тендера американской компанией " Samson", а той же "Белкамнефтью".

Конкурс по Удмуртскому конкурсному участку, объединившему 12 самых перспективных месторождений Удмуртии с общим объемом извлекаемых запасов более 50 млн тонн, - "классика" государственной политики в области распределения недр. Еще в 1994 году постановлением правительства Виктора Черномырдина властям Удмуртии предписывалось разработать механизм проведения международного тендера на право разработки 12 месторождений на условиях соглашения о разделе продукции. Главной задачей тендера был поиск инвестора под модернизацию автомобильного производства ОАО "Ижмаш". Проект носил название "Нефть - автомобиль", объем необходимых инвестиций оценивался в 250 млн долларов.

В итоге конкурс следовало бы признать недействительным, так как единственной компанией, заявившей о претензиях на выставленные месторождения, оказалась американская "Samson". Несмотря на прямое противоречие статье 447 Гражданского кодекса РФ, правительство Удмуртии и Минприроды сочли возможным признать "Samson" победителем конкурса. Иначе 250 млн долларов, необходимых для ижевского автозавода, взять было неоткуда.

Однако в отсутствие федерального законодательства по СРП "Samson" затягивал начало разработки участка, и в октябре 2000 года на основании заявления "Samson" правительство Удмуртии передало право недропользования по УКУ "Белкамнефти". Сегодня власти республики утверждают, что выдали лицензии не собственно "Белкамнефти", а созданному специально под УКУ консорциуму в лице лидера - "Белкамнефти". О первоначальной цели - инвестировать в автомобильное производство - забыли вообще.

Под покровом тайны

Как утверждает удмуртский межрайонный природоохранный прокурор старший советник юстиции Владимир Григорьев, "Белкамнефть" появилась на свет двумя месяцами позже подведения итогов конкурса по месторождениям УКУ. Более того, по его словам, республика имела все возможности неплохо заработать на 12 месторождениях, но пренебрегла этим шансом. Разовый платеж за право пользования недрами на месторождениях УКУ был внесен "Белкамнефтью" в сумме чуть менее 920 тыс. долларов США. В расчете на одну тонну запасов - меньше 2 центов, хотя, по данным аналитиков, средняя цена приобретения нефтезапасов, сложившаяся в России, составляет 3 - 5 долларов за тонну. Фактически бюджет Удмуртии недополучил минимум 50 млн долларов.

Более того, московские ревизоры усмотрели явно покровительственный подход властей Удмуртии к "Белкамнефти". Феномен увеличения в уставном капитале компании доли генерального директора "Белкамнефти" Виктора Хорошавцева (в том числе через аффилированные структуры) с 4 до 29% и уменьшения доли правительства Удмуртии с 43 до 34% федеральные СМИ объясняют родственными отношениями Хорошавцева и председателя правительства Удмуртии Юрия Питкевича.

Средняя цена реализации у "Белкамнефти" вдвое ниже, чем корпоративные цены. Зато процесс реализации, по информации ижевских газет, проходит через несколько структур, имеющих свой пакет в "Белкамнефти", но зарегистрированных за пределами Удмуртии. В результате прибыль оседает в оффшорных компаниях, а не в республиканском бюджете. Правительство Удмуртии никак не комментирует эту информацию, предпочитая указывать на бюджетные недоимки, вызванные недавней приостановкой БКН. По данным вице-премьера Виктора Савельева, ответственного за ТЭК, суммарные налоговые потери Российской Федерации и Удмуртской Республики в результате остановки БКН за два месяца превысили 320 млн рублей. Для Удмуртии в условиях максимального дефицита республиканского бюджета сумма немалая.

Интересанты

Сегодня власти Удмуртии склонны обвинять в разжигании конфликта неких столичных лоббистов, которые намерены привести на удмуртский нефтяной рынок вертикально-интегрированную компанию. В качестве потенциальных захватчиков называются " ЛУКойл" и " ЮКОС", по неофициальным данным финансировавшие ряд крупных предвыборных кампаний на территории республики.

На интересы "ЮКОСа" указывает интервью главы компании Михаила Ходорковского, данное местному деловому журналу. "Идея не заходить в тот регион, где уже есть другая компания, - это не просто нарушение корпоративной этики, это преступление. Это нарушение антимонопольного законодательства, которое преследуется не только в административном, но и уголовном порядке. Если мы имеем возможность зайти в тот регион, где способны составить конкуренцию, мы просто обязаны туда зайти. Если мы этого не делаем, то у МАПа есть все основания для того, чтобы рассматривать данную ситуацию на предмет сговора", - заявил господин Ходорковский.

- По прикидкам аналитиков нефтяного рынка, через 5 - 10 лет в России все более или менее значимые нефтяные активы могут быть сосредоточены в 5 - 6 вертикально-интегрированных компаниях, - считает прокурор Владимир Григорьев. - Сторгуются, заплатят сходную цену и прикупят себе все, что понравилось. Основу активов любой добывающей компании составляют сырьевые запасы. Законных прав на эти самые запасы БКН не имеет. В такой ситуации вся инфраструктура добычи, хотя в нее вложены огромные деньги, теряет всякий экономический смысл. Это мертвое железо могут и даром не взять. Вывод самый неутешительный: бизнес БКН неликвиден.

Зато ликвидны нефтяные месторождения. В ситуацию с БКН втянуто немало влиятельных персон. Депутаты республиканского Госсовета заявили, что возня вокруг "Белкамнефти" вызвана лишь стремлением лишить Удмуртию ее собственности и доходов и, как и президент Удмуртии Александр Волков, обратились за помощью к председателю правительства РФ Михаилу Касьянову. Поручение премьер-министра МПР тщательно разобраться в ситуации и "в целях предотвращения социально-экономического напряжения" вместе с руководством Удмуртии к 1 декабря обеспечить возобновление нефтедобычи - едва ли не единственное достижение в переговорном процессе.

Волноваться есть из-за чего. По заключению специалистов института "БашНИПИнефть", остановка 20 месторождений приведет к падению их производительности на 20 - 30%, обводнение скважин и порывы водоводов обернутся экологической катастрофой в водоемах не только Удмуртии, но и соседней Башкирии. К тому же будет сорван отопительный сезон в Каракулинском районе Удмуртии, на территории которого БКН ведет нефтедобычу и обеспечивает прохождение попутного природного газа через сети " Транснефти". По расчетам БашНИПИнефти, суммарные экономические потери от остановки БКН составят почти 4,8 млрд рублей в год, из них более 2,5 млрд - потери государства от недопоступлений налогов с недобытой и нереализованной нефти, более миллиарда рублей - затраты на консервацию скважин.

Минприроды все эти доводы не комментирует, а обращается в Московский арбитражный суд, который постановляет аннулировать пресловутые 26 лицензий. В свою очередь правительство Удмуртии и "Белкамнефть" с такой же настойчивостью выигрывают в республиканском арбитражном суде.

Тем временем задвижка для "Белкамнефти" не открыта, а надежды на мирное урегулирование конфликта тают с каждым днем. Последнее требование МПР к президенту Удмуртии отозвать 26 лицензий, выданных "Белкамнефти", для назначения временного оператора по добыче нефти и последующего объявления конкурса на месторождения осталось без ответа. Александр Волков назвал действия МПР "преступными" и выразил уверенность в том, что законность действий удмуртской стороны будет доказана в суде. Остается дождаться окончания передышки, срок которой установлен Михаилом Касьяновым до 1 декабря.

Ижевск

У партнеров

    Реклама