Хитрый наив Сажаева

Культура
Москва, 23.12.2002
«Эксперт Урал» №48 (83)
Успех художника - это эффектная и эффективная легенда плюс узнаваемый стиль

Похоже, легенду Михаилу Сажаеву упорно мастерили обстоятельства, а он ее просто не разрушал. Сохраняя основным местом дислокации Екатеринбург, Сажаеву доводится много работать в Европе и Америке. Сегодня за ним слава художника, живущего особняком и "в особняке" ("создал имя и сшибает бабки"): демонстративно не интересуется местной тусовкой, обитает больше по заграницам и вообще непонятно какой страны гражданин. Говорит что думает, думает что хочет, к себе относится уважительно и того не скрывает. Витающий дух скандала не пытается обрызгать духами благонамеренности. Может на открытие экспозиции в Нью-Йорке явиться в смокинге и трусах, в Екатеринбурге - в тройке на голое тело. И остаться при этом элегантным. Его эпатаж изысканный, и шлейф славы от этого лишь плотнеет. На выставках Сажаева полно поклонников и любопытных, работы хорошо продаются.

Тем неожиданнее и сильнее эффект, возникающий на стыке легенды и стиля. Работы Михаила Сажаева - с "плюсовой" энергетикой, теплые и мягко улыбчивые. В них герои рождественских сказок и детских снов. Тихие российские пейзажи, игрушечные домики и машины под снежными перинками. Нет нарочитой лубочности, а есть ненавязчивая игра в народность, в которую с удовольствием вступают ностальгирующие по деревенскому прошлому городские зрители. "Наивное искусство",- говорят о таком. Но если это и наив, то многозначный, как простодушная улыбка хитреца. Загадки на холсте, но не рационально-рассудочного, а подсознательно-ассоциативного уровня, не требующие, впрочем, непременного отгадывания. Загадки без ответов куда интереснее.

Новый проект известного художника подыгрывает легенде. Тема из области полускандала: "Сажаевъ - Эрогенная зона". Здесь уже никаких детских ландшафтов воспоминаний, все по-взрослому. Автор не выдает за эротику стыдливо приоткрытый кусочек тельца. Эротика, по определению Сажаева, это то, что возбуждает любовь. То, что возбуждает.

Все работы выставляются впервые. Поклонники обнаруживают новую сторону творчества Сажаева. Однако стиль узнаваемый: золотые волосы, сны, полеты, сияние нимба, на этот раз исходящее от тела.

Уже на момент открытия в Екатеринбурге выставка была ангажирована в четыре галереи других городов.

- В экспозиции представлены работы разных лет. Получается, эротику вы писали всегда, а решились показать только сейчас. Почему?

- По причинам эстетическим и конъюнктурным. Однажды я уже пытался представить работу из этой серии публике. Через день ее сняли. Сейчас, похоже, ситуация изменилась.

Эротические картины чаще всего создаются на заказ. Приходит заказчик и объясняет: "Хочу запечатлеть свою девушку в таком-то виде". Обязательно обговариваем, как она будет позировать, если он желает, при нем. Я профессионал и не переплетаю работу с удовольствием, но позицию заказчика принимаю. Обратите внимание, выставка составлена в основном из эскизов. Готовые произведения находятся в частных коллекциях. Для меня как творца эскизы не менее значимы: процесс интереснее, чем результат. Хотя бывали случаи, что "хозяин" забирал и все наброски.

- На открытие вашей выставки пришло немало екатеринбургских художников. Вы же "чужие" экспозиции почти не посещаете. Почему вы мало общаетесь с коллегами по цеху?

- Меня не интересует, что они делают, не отзывается в душе, и я принял решение дистанцироваться. Амбициозность художественного мира мне известна, сам такой, но моя позиция более честная. Мне абсолютно наплевать, что другие обо мне думают, и надеюсь в этом на взаимность. Конечно, когда я начинал, я был иной: доверчивый парень из уральской деревни искал контактов, желал, чтобы обратили внимание. Этого не было, не было, не было. Началась агрессия. Все этапы прошел... Но есть два-три художника, чья "философия души" близка мне. Из живых это Вернер Тюбке, Эндрю Уайет.

- Вы называете иностранные имена, но ваши-то работы очень русские.

- Не было цели передать в картинах какие-то национальные признаки. Свою задачу в искусстве я воспринимаю еще с молодости так: загадка, которую я намереваюсь загадать человечеству. Когда-то хотел поступать на философский факультет. В итоге изобрел собственный философский язык - живописный. И литературный - написал в последние годы три романа. Рисовать же начал с древнего детства. В деревенской семье труд художника за профессию не считался, но в генах, очевидно, что-то было заложено. Фамилия "Сажаевъ" от слова "сажель" и означает человека, который сажает изделие в обжиговую печь. В этой фамилии (а она прослежена нами до шестнадцатого века) было много талантливых руками и предприимчивых.

- Предприимчивость сочетается с творчеством?

- Предприимчивость - это умение просчитать экономические результаты своего труда. Когда начинаешь работу, о деньгах уже не думаешь. Жизненный опыт подтвердил: если пишешь, а в голове мысли о том, сколько ты за это получишь, все странным образом разрушается. Однако смотреть по сторонам - что востребовано, что продается - никто не запрещает. В основе предприимчивости лежит одна колоссальная экономическая идея: надо производить продукт отличного качества и продавать по доступной цене. Я всегда был сторонником десакрализации эстетических категорий. Некоторых художников послушать - такие небожители. Я же считаю, что картины - вид товара, только очень специфический. Не верю и тем художникам, что говорят про себя: "Работы разбирают с лета". Картины не пирожки, чтобы их расхватывали горяченькими. Как производитель я когда-то поставил себе задачу не выдавать полуфабрикаты. Качество моей работы есть мера моей ответственности перед зрителем, мера моего вкуса.

- Насчет доступной цены. Стоимость ваших картин без преувеличения на порядок выше, чем у других екатеринбургских художников.

- Было время, я дарил свои работы. Потом мне доводилось видеть их прибитыми гвоздем к стене сарая. А другие встречал во дворцах, куда секьюрити пропускают через три режима доступа. Второе отношение мне ближе. Здесь я могу быть спокоен: работа будет жить и лишь возрастать в цене.

Мне говорят: бедным слоям ваши произведения не купить. Если у бедных слоев есть желание видеть мои картины, в чем я не очень уверен, они могут прийти в музей, купить альбом. Владение же произведениями искусства действительно дорогого стоит и немногим по карману.

- А как формируются цены на художественные произведения? Смотрю прайс-лист выставок: "Екатерина вечером", бумага, смешанная техника - 2000 у.е. "Северное небо" - блиц-цена в рублях 153 600. Откуда цены: из головы, из каталога?

- Я долгие годы был нищим. Где-то с середины 80-х мне стали платить за картины то, что я заявлял. Сейчас могу сказать: за наличный расчет я приобрел самый дорогой товар в жизни человека - свободное творческое время. А также свободу передвижения по миру и возможность делать только то, что хочешь.

Цены же в каталогах редко указываются. Важен другой момент: рядом с художником какого ценового уровня ты представлен в том же каталоге. Большую роль играет статус человека, который уже купил твою вещь, кто приходит к нему в гости и видит твое творчество. Наконец, так называемое "телефонное право": как он о тебе отозвался друзьям.

- Значит, легенда тоже влияет на цену?

- Легенду нужно постоянно подтверждать. Создать-то ее нетрудно, можно чисто полиграфическим путем - напечатав великолепный каталог. Но качество живописи от этого не улучшится и не ухудшится.

- Вы сами как объясняете, чем "хитрый наив" Сажаева берет зрителей за душу - и за кошелек?

- Наивное искусство греет. Жизнь души - вот тот колодец, из которого можно черпать бесконечно. Интеллект же натворил достаточно бед. Излишнее знание вредно: зачем перегружать свой "компьютер", держать в нем ненужные файлы? После пятидесяти я, грубо говоря, включил редактор. Я не люблю головное, выстроенное искусство. "Авангард" - не больше чем кампания, биржевая игра. Это пузырь, который выдувался много лет и вот-вот лопнет. Малевича никогда не считал представителем искусства, он оформитель. Одна из причин кризиса аукционов "Кристи" и "Сотби" - заполонение подделками "авангарда". Фальшивок нарисовали до четырехсот штук. Разве так же легко подделать, например, Леонардо или Гольбейна? К моей радости, прогнозы о падении авангарда подтверждаются. Недавно был в Эрмитаже и видел, что через зал с работой Малевича люди проходят, не задерживаясь, толпа же стоит перед маленьким пейзажем Поленова.

- Но ведь в искусстве должно быть разное?

- Публика должна видеть разное и делать свободный выбор. Это и есть нормальная конкурентная борьба в художественной сфере. На последней выставке мне напомнили: вы же поклялись не выставляться больше в Екатеринбурге. Да, я поклялся. Но я живой человек и спокойно пересмотрел свое решение. Думаю, вы от этого только выиграли. Когда на поле исчезают культурные, элитные растения, лезет чертополох. То же происходит на арт-поле. Не выставляться в городе, где я прожил 30 лет, слишком шикарный подарок промысловым ребятам "от искуйства". Личные амбиции утешены (за пределами родины, к сожалению), а публику обижать не хочется.

Екатеринбург

Михаилом Сажаевым написано до 10 тысяч картин. Наиболее крупные собрания его работ представлены в коллекциях Виктора Астафьева (Россия), Юза Алешковского (США), Михаила Барышникова (США), Фонда Иосифа Бродского (США), "Еврокультост" (Германия), "Кредит-Банка Урала" (Россия), Фонда Сажаева в Свердловском краеведческом музее (Россия)

Новости партнеров

«Эксперт Урал»
№48 (83) 23 декабря 2002
N48 (83) 23 декабря
Содержание:
Реклама