Плохая успеваемость

В условиях предвыборного года власть может рассчитывать на "пятерку" уже в том случае, если успеет справиться хотя бы с минимальными экономическими задачами

Механизмы, которые толкали вперед экономику, себя исчерпали. Мировые рынки находятся в состоянии перманентной лихорадки, внутренние резервы роста валового производства во многом исчерпаны. Рост "выдохся", а отдельные всплески конъюнктуры не способны дать того кумулятивного эффекта, какой имел место в 2000 - 2001 годах. Экономика движется по инерции, и если она не получит новых управляющих импульсов, сегодняшняя фаза вялого роста сменится периодом стагнации и спада.

Это общая тенденция. В Уральском регионе она выражена слабее, поскольку именно у нас сосредоточена значительная часть компаний и отраслей, которые не дают экономике скатиться в рецессию. Точки роста в нефтяном, металлургическом, оборонно-промышленном секторах, а также в финансовой, торговой сфере, о которых мы писали в заключительном номере прошлого года, по крайней мере в этом году не дадут экономике войти в фазу спада.

Подводные камни 2003

В то же время спокойным год не будет. Первый, самый серьезный риск - это опасный вираж, в который могут толкнуть экономику изменения в экономической политике государства в связи с вступлением России в ВТО. Если переговоры будут активизированы (а перед выборами это более чем вероятно), то российским переговорщикам придется пожертвовать частью требований. Что в свою очередь может вызвать отток инвестиций из ряда секторов и кризисные явления.

Следующий "узкий" момент - кредитный кризис, о вероятности которого финансисты говорят еще с середины прошлого года. Его причина в том, что достаточно большое число компаний при смене конъюнктуры не сумели вовремя изменить стратегию развития и оказались на кредитной "игле". На рефинансирование задолженности ресурсов еще хватает, но требование погашения вполне может вызвать волну дефолтов. На это накладывается и общий низкий уровень финансового управления во многих компаниях: выйдя на новый уровень ведения бизнеса, они так и не сумели перейти на качественно новый уровень управления. Где случится кризис - в банковском секторе или на рынке публичных заимствований, станут ли катализатором проблемы с финансами одной из естественных монополий - уже не столь важно. Но если кризис случится, это может вызвать непредсказуемые явления вроде оттока вкладов из банковской системы, сокращения доступности кредитов, роста ставок и т.д.

Следующий существенный риск - возможная дестабилизация в денежно-кредитной сфере. В этом году государство начнет активнее размещать внутренние займы. Какими будут масштабы этого рынка и на какие цели в предвыборный год пойдут привлеченные ресурсы - вопросы отнюдь не праздные. Тем более в свете значительной потери самостоятельности Центральным банком.

Возможны и другие проблемы, касающиеся отдельных секторов экономики. В прошлом году, например, мы увидели, что политика опять вышла на первый план по отношению к экономике при решении торговых споров со странами СНГ. Удар в виде отмены антидемпинговых мер против Украины получили трубники, производители проката. Если подобные тенденции усилятся, то возможны и локальные кризисы в отдельных отраслях уральской экономики.

Но даже если экономике удастся благополучно миновать все эти рифы, останется глобальная проблема - не дать заглохнуть экономическому росту. Для Урала это тем более важно: все самые серьезные структурные проблемы российской экономики, начиная от энергоемкого и крайне зависимого от транспортной инфраструктуры производства и заканчивая стремительно хиреющим научным потенциалом, сосредоточены у нас. И ожидание, пока пройдет полоса выборов, смерти подобно.

Единственно возможный путь таков: нужно преодолеть инстинкт самосохранения чиновников в преддверии выборов и всерьез взяться за решение хотя бы самых болевых вопросов экономической политики. Это позволит высвободить внутренние ресурсы дальнейшего развития.

Теперь посмотрим, каковы эти болевые точки. Предлагаем простой алгоритм.

Без экономической политики нам грозит рецессия

Экономическая политика государства должна быть направлена на построение эффективных институтов (другими словами, норм и правил) ведения бизнеса. Прочие механизмы воздействия на экономику (ценовые интервенции, изменение регулирующих параметров денежной политики, таких как резервы, ставка рефинансирования, уровень налоговых изъятий) важны, но играют второстепенную роль. Простой пример: денежная база - очень важный инструмент государственной политики. Но если финансовая система слаба и основных функций не выполняет, увеличение денежной базы не дает эффекта, кроме разве что инфляции. И наоборот: развитая финансовая система реагирует на увеличение денежной базы увеличением инвестиций.

Временной промежуток от момента введения нормы, закона или иного института до момента, когда в нем возникнет реальная необходимость у бизнеса, иногда очень велик. Показательный пример - лизинг. В качестве самостоятельного института лизинг пытался развиваться аж с 1994 года. Но вплоть до 1998 года он фактически не работал. Даже позднее, когда нормативно-правовая база лизинга оформилась, распространения он не получил. Реальная потребность в нем у бизнеса возникла только к 2002 году, когда увеличение налога на прибыль вынудило активно инвестирующие предприятия искать альтернативные инструменты минимизации прибыли. Заслуга государства здесь не в том, что оно развило лизинг, а в том, что успело сформировать этот институт к тому моменту, когда у бизнеса возникла в нем реальная необходимость.

В экономическом пространстве сегодня масса неурегулированных норм. Но значительная их часть, что бы там ни говорили, может подождать. Ждать не могут "точки роста", на пути которых стоят барьеры законодательного характера. Если эти барьеры убрать, мы получим немедленную сильную отдачу. Если они останутся, потенциал развития в этих направлениях будет потерян.

Точек роста немного. Во-первых, жилищное строительство. Стоимость жилья в Екатеринбурге достигла уровня стран Восточной Европы, и если так пойдет дальше, мы сможем поспорить и с Западной Европой. В других городах проблема не менее остра. Почему? Во-первых, потому что государство так и не успело внедрить институт ипотеки к тому моменту, когда на него появился реальный спрос. Во-вторых, потому что на местном уровне, уровне муниципалитетов и субъектов федерации ничего не делается для того, чтобы дать выход на монополизированный несколькими застройщиками рынок другим компаниям; не решаются вопросы создания инфраструктуры в перспективных для застройки районах. Список можно продолжить. Но пиковые цены говорят о том, что спрос граждан намного превышает предложение. И если простимулировать этот спрос введением института ипотеки с одной стороны и демонополизацией сектора жилищного строительства с другой, мы получим резкий рост ключевого во многих отношениях сектора экономики.

Во-вторых, нефтедобыча. Развитие этого сектора (см. "Нефть: выше только звезды", "Э-У" 48 от 23.12.02), связанное с появлением новых рынков сбыта, вызвало к жизни ряд крупнейших за новейшую российскую историю инвестиционных проектов. Это в свою очередь приведет к росту спроса на оборудование. Проблема российских производителей нефтяного оборудования в том, что организационно они еще очень неразвиты. В большинстве это отдельные заводы с относительно плохим финансовым положением, не способные привлечь значительные объемы инвестиций под будущие проекты. К тому же они, как правило, производят оборонную продукцию, что сдерживает потенциальных инвесторов. И до тех пор, пока их статус в структуре оборонно-промышленного комплекса не будет определен, инвесторы не придут.

Огромный потенциал экономического роста заключен в финансовой системе. Но если посмотреть на рынок услуг населению, куда устремилось сегодня большинство кредитных учреждений, то мы увидим как минимум две глобальные проблемы: слабость институтов защиты прав кредитора (суды, залоговая система, институт банкротства граждан) и информационной системы (кредитных бюро). Этот список можно продолжать: малый бизнес в торговле и секторе услуг, львиная доля ответственности за неразвитость которого лежит сегодня на местных властях; сельское хозяйство и т.д.

Борьба за устранение барьеров на пути развития этих сегментов экономки - задача номер один экономической политики в нынешнем году. Ее можно сформулировать и как программу-минимум, без реализации которой экономическая политика очень скоро окажется несостоятельной. Программа-максимум заключается в последовательном продолжении реформ естественных монополий - газовой, энергетической, железнодорожной, жилищно-коммунального сектора, банковской системы, оборонно-промышленного комплекса... Список можно продолжать. Но будем реалистами: в преддверии выборов власти можно будет смело ставить "пятерку", если она справится хотя бы с минимальными задачами и сумеет избежать основных "подводных камней".