Во главу угля

Игорь Степанов
10 февраля 2003, 00:00
  Урал

Противоборствующие челябинские и федеральные чиновники пытаются поставить разные промышленные группы, рвущиеся к активам Челябэнерго

Частный сектор экономики контролируется правительством, а государственный - никем.

Джеймс Голдсмит, британский бизнесмен

В начале февраля лидеры угольных профсоюзов вывели на улицы шахтерских городов Челябинской области - Копейска, Коркино и Еманжелинска - работников ОАО "Челябинскуголь". Таким образом шахтеры выразили протест против действий ФСФО, которая препятствует реализации на Челябинскугле антикризисной программы, разработанной при содействии областной администрации. Впрочем, мнение шахтеров в этом конфликте мало что значит. За противостоящими группами региональных и федеральных чиновников маячат влиятельные промышленные группы, для которых Челябинскуголь - лишь крючок, на который они собираются подцепить активы южноуральской энергосистемы.

В свое время владелец компании " Южуралзолото" Константин Струков выразил готовность вложиться в угольный бизнес, приносивший до последнего времени одни убытки, взять на себя ответственность за социальное положение работников Челябинскугля, однако встретил жесткое противодействие федеральной власти в лице ФСФО. Официальные претензии ФСФО таковы: Струков не готов погасить кредиторскую задолженность Челябинскугля, превышающую 4,16 млрд рублей (в основном это долги в федеральный бюджет и внебюджетные фонды). А дело в том, что Струков убежден: угольный бизнес в Челябинской области может быть рентабельным только при условии вывода активов Челябинскугля в свободную от долгов компанию с последующей ликвидацией Челябинскугля вместе со всеми долгами. Такую схему он и начал реализовывать при поддержке областных властей, создав ОАО "Челябинская угольная компания" (ЧУК). Но интересы регионального бизнеса, поддержанного областной властью, пришли в жесткое столкновение с интересами центра. В действиях Струкова территориальный орган ФСФО усмотрел ряд нарушений, ФСФО поддержала прокуратура. Судьба угольной отрасли в области вновь оказалась в подвешенном состоянии.

Кто сражается на передовой

Позиции участников борьбы за угольный передел хорошо известны. Проект вывода активов и работников Челябинскугля в ЧУК и создания на ее базе рентабельной угольной компании поддерживают не только внешний управляющий Челябинскугля Владимир Селезнев и единственный на сегодняшний день инвестор - владелец ЧУК Константин Струков, но и губернатор области Петр Сумин . В плачевном положении Челябинскугля они обвиняют федеральное правительство, которое контролирует около 38% акций предприятия, но до последнего времени не проявляло к его судьбе интереса. Оппонируют регионалам ФСФО и экс-губернатор Челябинской области Вадим Соловьев , которого федеральные власти хотели бы видеть на Челябинскугле арбитражным управляющим.

Долгое время шли разговоры о серьезной заинтересованности РАО "ЕЭС"в покупке эффективного бизнеса Челябинскугля, называлась даже сумма сделки - 250 млн рублей. Однако совет директоров РАО эту идею в 2001 году не одобрил. Появившийся было на горизонте "Русский уголь" также не дошел до финала: дальше присланных губернатору Сумину деклараций о готовности принять участие в реанимации угольной отрасли дело не двинулось.

Наиболее решительным оказался местный инвестор Константин Струков. Он включился в процесс управления компанией, привлек кредиты и вскоре получил от областных властей карт-бланш на манипуляции с активами Челябинскугля. За 2002 год Струков инвестировал в техническое перевооружение компании почти 3 млн долларов, закупил пять угольных комплексов (каждый включает комбайн, крепь и конвейер), полностью обновил автопарк. После того, как на Копейском разрезе забегали новенькие БелАзы, работники Челябинскугля поверили, что фортуна поворачивается к ним лицом. Долги по зарплате в прошлом году удалось сократить более чем вполовину - с 260 до 110 млн рублей.

Есть, однако, в этой истории и другая, неглянцевая сторона. В начале прошлого года Струков стал генеральным директором Челябинскугля и еще до установления в октябре прошлого года внешнего управления вывел из предприятия самый ценный актив - Коркинский угольный разрез, единственное рентабельное угледобывающее подразделение (из добытых в 2002 году 3,18 млн тонн угля на него приходится 1,7 млн тонн). Разрез был дочерним предприятием Челябинскугля (60% акций). В апреле 2002 года этот пакет заложили в челябинском "Уриком-банке" в обеспечение кредита в 302 тыс. рублей. Кредит Челябинскуголь не вернул, а 69,5 тыс. акций Коркинского по номиналу 1 рубль в мае были перепроданы московской компании "Спектр-биз". После серии перепродаж акции оказались в струковском ЧУКе.

План Струкова, вернее план внешнего управления на Челябинскугле, разработанный Владимиром Селезневым, предусматривал передачу в ЧУК не только Коркинского разреза, но и четырех шахт вместе с Копейским разрезом, двух обогатительных фабрик и сервисных подразделений Челябинскугля (автотранспортного предприятия и т.д.). Планировалось также выводить активы в уже зарегистрированные ЗАО "Единая энергосбытовая компания"и ЗАО "Монолит" (оно должно было специализироваться на строительных работах, в частности на обустройстве шахт).

По версии внешнего управляющего Владимира Селезнева, акции Коркинского разреза выведены из Челябинскугля целенаправленно, чтобы уберечь этот актив от судебных приставов, которые в начале этого года по искам кредиторов активно арестовывали имущество Челябинскугля.

Однако этот аргумент не унял беспокойства федеральных чиновников. По просьбе территориального органа ФСФО по Челябинской области прокуратура обратилась в арбитражный суд с иском о защите государственных интересов. Сегодня все ждут решения арбитража. Как заявил руководитель Челябинского территориального органа ФСФО Василий Бубенщиков , сама процедура внешнего управления в Челябинскугле проходит с нарушением законодательства, и ФСФО будет настаивать на возвращение ее в рамки закона.

В общем, "завязалась кровавая битва". Видя, что схема дает сбои, Константин Струков ушел из Челябинскугля, написав губернатору, что готов вернуться при более благоприятных условиях.

На Коркинском ввели внешнее наблюдение, причем ФСФО удалось перехватить инициативу: в январе этого года она провела на собрании кредиторов разреза своих кандидатов, в том числе Вадима Соловьева, на пост внешнего управляющего. Областные власти реагировали категорично: "То, что произошло на собрании кредиторов Коркинского, - вопиющий факт формального подхода к делу. Есть документы, которые показывают полную неплатежеспособность Коркинского как юрлица. Кредиторы должны были принять решение с учетом того, что шансов восстановить платежеспособность разреза в рамках внешнего управления не существует в принципе. Там нечего восстанавливать. Надо немедленно вводить на Коркинском конкурсное производство", - заявил первый вице-губернатор Челябинской области Виктор Тимашов . Руководитель межтерриториального органа ФСФО РФ по Уральскому федеральному округу Олег Козырев выразил недовольство такой позицией областных властей. Но после вмешательства областной власти арбитражный суд Челябинской области принял решение повременить с введением внешнего управления на разрезе, хотя собрание кредиторов за него и проголосовало. Суд посчитал целесообразным сначала провести независимую экспертизу финансового состояния на наличие признаков преднамеренного банкротства.

Словом, борьба на передовой идет отчаянная. Бойцы на виду, ставки на кону. Чтобы стала ясна суть разворачивающихся вокруг Челябинскугля событий, следует, наверное, понять, кому и зачем нужен челябинский уголь.

Кто сидит в штабах

В топливном балансе Челябэнерго доля угля составляет около 25%, доля газа - примерно 75%, доля мазута пренебрежимо мала. В прошлом году Челябэнерго купило у Челябинскугля 2,59 млн тонн угля: это более 80% всей угледобычи. Уголь, добываемый в Челябинском бассейне, по качественным характеристикам (зольности и калорийности) значительно уступает, например, кемеровскому. Цена же его значительно выше, даже с учетом того, что кемеровский уголь надо везти издалека. Поэтому до недавнего времени Челябэнерго все же закупало кемеровский уголь в небольших объемах (порядка 300 тыс. тонн в год) и пыталось переоборудовать под него часть электростанций. Однако в прошлом году вышло жесткое распоряжение Петра Сумина: уголь использовать только свой. Цель - поддержать Челябинскуголь.

Отчасти такое решение оправданно. Цена на газ поднимается, поэтому доля угольного топлива в энергетике будет расти. Таким образом, гарантированный сбыт и неплохие перспективы делают угольный бизнес в области весьма привлекательным. Однако главный приз - это скорее всего активы челябинской энергосистемы. За противостоянием Струкова и Соловьева, области и ФСФО наверняка кроется интерес более крупных фигур в российском бизнесе, примеривающихся к активам отечественной энергетики.

РАО "ЕЭС России", по-видимому, не оставило планов в отношении Челябинскугля, и в альянсе со струковским "Южуралзолотом" может побороться за угольный актив. В самом Челябэнерго не исключают, что руководитель Уральской энергетической управляющей компании Артем Биков (контролирует Тюменьэнерго и Курганэнерго) не прочь вовлечь в сферу управления и Челябэнерго, тем более что последнее задолжало тюменцам за ФОРЭМовскую электроэнергию около 700 млн руб.

В то же время известно, что у Вадима Соловьева, при поддержке ФСФО претендующего на арбитражное управление в Челябинскугле, сложились партнерские отношения с компанией "Геолинк", контролирующей ОАО "Златоустовский металлургический комбинат" (ЗМК), а также с руководством холдинга "РусПромАвто" (собственник - компания " Базовый элемент" Олега Дерипаски ). В рамках конкурсного производства в ОАО "Челябинский завод дорожных машин им. Колющенко"Соловьев продал "РусПромАвто" бизнес по производству дорожной и строительной техники. Да и ЗМК вот уже год находится в кооперации с "РусПромАвто", выполняя его заказы. Кстати, немаловажный штрих: в этом году ЗМК, вторым в области после Челябинского электрометаллургического комбината, вышел на ФОРЭМ, получив право покупать 50% нужной предприятию электроэнергии у ЗАО "МАРЭМ+". Это привело к жесткому столкновению руководства ЗМК с Челябэнерго. Кроме прочего, "Базовый элемент" контролирует Уральский автомобильный завод (Миасс), а это дополнительный козырь в переговорах с областной администрацией. Вряд ли компания "Геолинк" в состоянии покупать электростанции, а вот в альянсе с Олегом Дерипаской - почему нет?

В Челябинской области уже сходятся на том, что концентрации угольного, а значит, и энергетического бизнеса все равно не избежать. Гораздо хуже, если разногласия чиновников ФСФО и обладминистрации "заморозят" Челябинскуголь в нынешнем плачевном состоянии. Вслед за шахтерскими волнениями последует очередной спад угледобычи и проблемы для Челябэнерго с поставками угля. А это уже чревато последствиями для всего промышленного комплекса региона. Если бы чиновники позволили претендентам на угольный бизнес вести между собой честную конкурентную борьбу на равных условиях, дело скорее пришло бы к благоприятному для всех финалу.

Конкурирующие промышленные группы между тем готовы задействовать все средства для давления на ситуацию, в том числе административные и политические. Отошедший было в сторону Константин Струков, открыто поддерживаемый областным правительством, выдвинул федералам требования: подтвердить законность назначения внешним управляющим Челябинскугля Владимира Селезнева и утвердить его план внешнего управления, отозвать кассационные жалобы из арбитражного суда УрФО, ввести конкурсное производство на Коркинском, провести аукционы и прямую продажу имущественного комплекса в ЧУК.

Ультиматум гласит: если требования будут исполнены, к 1 июля появится новая жизнеспособная компания, если нет - шахтеры начнут стучать касками у зданий ФСФО и резиденции главного федерального инспектора по Челябинской области Валерия Третьякова. Угольные профсоюзы, поднявшие шахтеров на акцию протеста, подтвердили: так оно и будет. От имени шахтеров предусмотрительно отправлена резолюция на имя Валерия Третьякова, полпреда президента в УрФО Петра Латышева и президента Путина . Впрочем, ждать от них публичного участия в конфликте не стоит: президентские структуры постоянно подчеркивают невмешательство в споры собственников. Так что, как это постоянно случается на Урале, вся тяжесть конфликта, видимо, будет перенесена в арбитражные суды. А тут уж какая из сторон окажется смекалистей.

Челябинск