Миссия выполнима

3 марта 2003, 00:00
  Урал

От соискателей кредитов требуется не так много: знать, где искать инвестиции, и уметь их получить

Объем инвестиционных ресурсов, разными путями пришедших в уральскую экономику, в 2002 году в сравнении с рядом послекризисных лет вырос. Приток средств, например, по лизинговым операциям был на треть больше, чем в 2001 году. Составить целостную картину по банковским инвестициям и оценить их динамику сложнее: деньги на местные предприятия идут и через синдицированные кредиты западных финансовых институтов, и из Москвы, и от региональных кредитных учреждений. К тому же некоторые финансируемые проекты мультирегиональны: кредит по статистике осваивается, скажем, в российской столице, а приобретенное на него оборудование устанавливается где-нибудь на Урале. Сами банкиры утверждают, что "чистое" инвестиционное кредитование в регионе в минувшем году увеличилось примерно в полтора-два раза. Тенденция роста предложения на рынке инвестиций наметилась, нынешний год в этом смысле обещает быть не хуже. Но оснований для оптимизма пока недостаточно: несмотря на острейшую потребность в инвестициях, предприятия зачастую не могут рассчитывать на их получение по внутренним причинам - из-за непрозрачной структуры собственности и финансовых потоков, неэффективного менеджмента, низкого качества бизнес-планов.

Инвестиции по понятиям

Оговоримся: речь идет о долгосрочных (до 3 - 5 лет) банковских и небанковских кредитах, которые используются предприятиями для модернизации, реконструкции и расширения производства. Источником погашения таких кредитов должны стать не только доходы, генерируемые выполненным планом технического перевооружения, но и текущая деятельность предприятий.

Основными поставщиками "длинных" и при этом сравнительно недорогих ресурсов для региональной экономики служат западные финансовые институты. Однако возможность занять деньги напрямую у них (или с их помощью, если речь идет об облигационных займах) есть только у самых крупных предприятий, которым под силу играть на международных рынках заимствований по установленным там правилам. Всем остальным - прямая дорога либо к посредникам, работающим в связке с западными инвесторами, либо в российские банки. Последние, правда, хотя и декларируют активную инвестиционную политику, за редким исключением вынуждены прятать "чистые" инвестиционные кредиты, чтобы качество кредитного портфеля соответствовало жестким нормативам Центрального банка и не вызывало его претензий. Вместо долгосрочных инвестиционных кредитов оформляются займы, которые формально выдаются на другие цели и на короткие сроки, а затем пролонгируются. Такое положение дел не способствует формированию эффективных, прозрачных и всем понятных механизмов движения инвестиций из финансового сектора в нефинансовый. Поэтому имеющаяся статистика по инвестициям выглядит менее оптимистично по сравнению с реальной ситуацией. (Темы кредитной деятельности региональных банков и проектного финансирования журнал освещал не раз: последние публикации "Реформа интересов" и "Пророк в чужом отечестве" см. в "Э-У" 5 от 10.02.03.)

И все же шансы получить инвестиционный кредит для стабильно работающих региональных предприятий, в особенности для малого и среднего бизнеса, даже с учетом сказанного сейчас заметно повысились. От потенциальных заемщиков требуется не так уж и много: знать, где искать инвестиции, и уметь их получить.

Через Запад на Восток

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), пожалуй, главный прямой инвестор нашей экономики из числа западных финансовых институтов. Согласно принятой им стратегии деятельности в России, банк намерен ежегодно инвестировать в национальную экономику миллиард долларов США. Завершившийся год стал для ЕБРР рекордным за десять лет работы в России: общая сумма выданных инвестиционных кредитов составила 1,5 млрд долларов.

Как рассказала Татьяна Ембулаева, глава регионального представительства ЕБРР в Екатеринбурге (представительство охватывает территории Свердловской, Челябинской, Пермской, Тюменской и Курганской областей), напрямую банк работает с региональными компаниями и муниципальными образованиями только по крупным проектам, предусматривающим кредитование на сумму свыше 5 млн долларов. Разумеется, заемщиков такого масштаба немного. Среди них, к примеру, Челябинский трубопрокатный завод (размер вложений - 48 млн евро) и парфюмерно-косметический концерн "Калина" (19 млн евро). Челябинский цинковый завод получил инвестиции от ЕБРР через одного из своих акционеров, который сотрудничает с банком.

За менее солидными инвестициями региональным предприятиям следует обращаться либо в учрежденные ЕБРР и иными западными финансовыми институтами фонды и компании, либо в банки-партнеры. Российский фонд малого бизнеса создан ЕБРР специально для кредитования небольших предприятий: он выдает кредиты на сумму до 500 тыс. долларов США через уполномоченные банки, среди которых КМБ-банк (аббревиатура расшифровывается как "кредитование малого бизнеса", основным акционером является ЕБРР), Сбербанк, Челиндбанк (кстати, именно Челиндбанк стал первым на Урале банком, с которым ЕБРР восстановил отношения после кризиса 1998 года), Уралтрансбанк.

Отдельный разговор - о компании " Дельта Лизинг", являющейся 100-процентной дочкой инвестиционного фонда "США - Россия", который работает в Уральском регионе с 1996 года. Эта компания дает возможность получить в лизинг (финансовую аренду) производимое на Западе оборудование. Объем операций растет: если за 1999 - 2000 годы на Урале заключено 16 сделок и сумма инвестиций достигла 1,3 млн долларов, то по итогам 2002 года проведено 33 сделки на сумму 2,87 млн долларов. Основной объем финансирования пришелся на клиентов в Свердловской и Челябинской областях. Источниками инвестиций являются кредиты ЕБРР, Международной финансовой корпорации (МФК), а также Экспортно-импортного банка США.

"В 1996 году, когда мы начинали работать как фонд "США - Россия", максимальная сумма кредита у нас составляла 50 тыс. долларов. Сейчас при работе по повторным сделкам вложения "Дельта Лизинг" могут составлять до 750 тыс. долларов, в целом по компании уже есть реальные сделки на такую сумму", - говорит региональный директор компании "Дельта Лизинг" по Уральскому региону Вадим Константинов. Но уточняет: по Уральскому региону максимальная общая сумма инвестиций в одно предприятие составила порядка 600 тыс. долларов США. Большая часть клиентов - предприятия малого и среднего бизнеса, их удельный вес в общей сумме профинансированных проектов - 95%. "Мы рассматриваем проекты и по крупным предприятиям. Но считаем, что малый и средний бизнес наиболее динамичен и прогнозируем", - поясняет Вадим Константинов.

Еще один источник инвестиционных ресурсов с Запада - так называемые связанные (целевые) кредиты иностранных банков, выдаваемые под гарантии национальных экспортно-страховых (экспортно-кредитных) агентств. Наиболее активно в этой сфере работает агентство Hermes (Германия). Деньги приходят в регион через посредников в лице федеральных и местных банков, они в свою очередь выделяют полученные ресурсы конечному заемщику для приобретения импортного оборудования и берут при этом часть рисков на себя. Один из таких посредников - банк " Уралсиб". Вице-президент "Уралсиба" Ильдар Муслимов рассказывает:

- В рамках связанного кредитования финансируется до 85% стоимости контракта на поставку оборудования. Оплата аванса, НДС, таможенной пошлины осуществляется за счет собственных средств покупателя. Но наш банк готов рассмотреть возможность финансирования указанных расходов за счет собственных кредитных ресурсов.

Стандартный вариант предполагает финансирование на три года, при этом есть возможность по отдельным сделкам получить средства на срок до пяти лет и более. Минимальный размер стоимости оборудования, по которому заключаются сделки в "Уралсибе", составляет ориентировочно 250 тыс. долларов или евро. Ильдар Муслимов подчеркивает, что его банк готов работать с любой страной, в продукции которой нуждается клиент.

По аналогичной схеме работает Уралтрансбанк, минимальная сумма сделки здесь тоже 250 тыс. евро.

- Мы сотрудничаем не только с "Гермесом", но и с итальянским экспортно-страховым агентством "Sace", и с австрийским "OeCB". В принципе можем рассматривать сделки с участием экспортно-страховых агентств других стран - Чехии, Швеции. Естественно, все делается под потребности клиента, - говорит заместитель председателя правления Уралтрансбанка Андрей Кремнев. - Наши клиенты - это предприятия малого и среднего бизнеса или крупные предприятия по отдельным проектам. Крупные предприятия обычно принадлежат каким-либо холдингам и зачастую имеют возможность финансирования за счет собственных источников, перераспределения ресурсов внутри холдинга, а также выходят на западные рынки сами. Они могут обходиться без российских посредников, напрямую работая с западными банками. А предприятия среднего и малого бизнеса, будучи основой экономики, не имеют прямого доступа к таким деньгам, им необходим посредник.

Конкретные цифры по объему сделок через национальные экспортно-страховые агентства банкиры не обнародуют, но, по словам Андрея Кремнева, в 2002 году против 2001-го он вырос в разы.

Деньги из кубышки

Основные внутрироссийские источники ресурсов, которые могут быть использованы в инвестиционных целях, - сбережения населения и бюджетные средства. Понятно, что крупнейшим национальным банком-инвестором является монополист рынка частных вкладов Сбербанк. В отличие от многих региональных банков, решающих инвестиционные задачи лишь собственных акционеров, территориальные филиалы Сбербанка проводят в известной степени независимую кредитную политику.

- У Сбербанка нет таких жестких приоритетов, как в ряде финансово-промышленных групп. Это важное условие. Когда к нам приходит клиент, мы смотрим прежде всего на эффективность его проекта, - подчеркивает Олег Смирнов, директор управления кредитования Уральского банка Сбербанка России, охватывающего Свердловскую, Челябинскую, Курганскую области и Башкортостан.

По словам Олега Смирнова, банк делает все, чтобы увеличивать длинные, на срок до пяти лет, пассивы: "Естественно, для того, чтобы увеличить свой инвестиционный потенциал".

Бюджетные средства через уполномоченные банки региональных властей также достаточно активно выполняют инвестиционную функцию, сочетая ее с функцией социальной. Рассказывает вице-президент Ханты-Мансийского банка Владимир Шмаков: "Крупнейшие акционеры банка - окружной фонд регионального развития, унитарное предприятие ХМАО "Государственная страховая компания " Югория "", Региональный государственный фонд поколений ХМАО. В круг задач этих организаций входит перспективное развитие территории. Мы инвестируем в развитие предприятий округа. Прежде всего, это крупные финансовые проекты, играющие важную роль в экономике региона".

Правила кредитного движения

Долгосрочные вложения связаны с повышенными рисками, и инвесторы, естественно, хотят их минимизировать. Поэтому процедура получения инвестиционного кредита простой и уж тем более быстрой не бывает. Хотя часть предприятий считает это значительной проблемой при получении кредитов.

- Средний срок оформления документов составляет 3 - 4 месяца. Это нормально, - считает Андрей Кремнев. - Утряска импортного контракта занимает от 3 до 6 месяцев. По сделкам через экспортно-страховое агентство "Гермес" требуется согласие межминистерского кабинета Германии, который, согласовывая любую сделку, рассматривает все аспекты. Технология на этом построена. Надо знать иностранцев: они привыкли работать спокойно, не торопясь. Это ведь у нас стараются все делать за один-два дня.

Рассчитывать на получение инвестиций могут только те предприятия, которым под силу составить качественный бизнес-план с четко проработанной маркетинговой составляющей. "Банк должен быть уверен в обоснованности, целесообразности проекта. Нужны доказательства того, что продукт или услуга будут востребованы на рынке", - комментирует требование Олег Смирнов.

Особое внимание инвесторы уделяют прозрачности структуры собственников и финансовой состоятельности, долгосрочной платежеспособности компании.

- Нам нужна уверенность, что действующий бизнес позволит нашим клиентам внести лизинговые платежи вне зависимости от успешности или неуспешности реализуемого проекта, - говорит Вадим Константинов. - Именно поэтому мы не занимаемся проектным финансированием и не работаем с абсолютно нулевыми компаниями. Мы работаем с теми, кто хочет либо расширить действующее производство, либо начать новое направление, при этом сохраняя действующий бизнес.

По словам Татьяны Ембулаевой, ЕБРР оценивает потенциального заемщика прежде всего с точки зрения прозрачности бизнеса и эффективности управления компанией. Банк работает только с теми предприятиями, собственники которых понятны и эффективны.

Справедливости ради отметим, что потенциальные инвесторы не только предъявляют конкретные требования к потенциальным заемщикам, но и ведут информационную, разъяснительную, консультационную работу, поскольку, по их мнению, на рынке ощущается дефицит информации о возможностях инвестиционных финансовых инструментов. Два моих собеседника, Андрей Кремнев и Вадим Константинов, обозначили подобную работу одним и тем же термином - "миссионерская деятельность". Судя по всему, миссия вполне выполнима. При условии, что бизнес-сообщество осознает: обойти требования инвесторов не удастся. И когда-нибудь научится им соответствовать.