Развитию лизинга препятствует низкое качество управления в российском бизнесе

- убежден Вадим Константинов , директор компании "Дельта-Лизинг" по Уральскому региону

- Вадим Николаевич, правовые препоны для развития лизинга устранены. Каковы теперь основные препятствия?

- Я опускаю такие общие вещи, как административные барьеры, налогообложение, отсутствие длинных денег - об этом давно уже говорят. Тем более, что рассуждения насчет длинных денег не совсем соответствуют реальности, а с налогообложением, по крайней мере в лизинге, все в порядке. С этими поправками ключевых проблем три: недостаток информации о лизинге, неотстроенность бизнес-процессов компаний-лизингополучателей и неразвитость вторичного рынка оборудования.

Широкой деловой общественности лизинг менее знаком, чем кредитные операции. Это не случайно. Лизинг фактически появился в 1990 году, законодательно был оформлен в 1993-м, нормальное развитие пошло только с 1999-го. То есть это достаточно молодой инвестиционный инструмент. Причем он сложнее, чем кредит, просто потому, что там сложнее бухучет, другое налогообложение. И не все пока знают, как с этим работать.

Эта проблема, конечно, решается. Мощную поддержку оказала группа Международной финансовой корпорации, которая работала в Уральском регионе с 2001 года. Ее специалисты проводили семинары для предприятий, вели, так сказать, миссионерскую деятельность. Но с конца февраля этого года группа заканчивает работу. Логично было бы в качестве "наследника" группы получить ассоциацию лизинговых компаний, то есть отраслевое объединение операторов этого рынка. Пока ассоциация не сложилась: видимо, нет еще "критической массы" среди участников рынка.

- Какие функции ассоциация, по-вашему, должна выполнять?

- Прежде всего - просветительскую. Кроме того, объединение могло бы взять на себя часть функций регулирования лизинговых компаний. Дело в том, что сейчас в лизинговом бизнесе существует почва для того, чтобы появились недобросовестные участники рынка, - как и везде, где есть налоговые льготы. Когда эти участники начнут играть заметную роль, у государства возникнет соблазн "закрыть" все. Ассоциация могла бы взять на себя функцию присвоения своеобразного "знака качества" компании. Наконец, ассоциация могла бы лоббировать интересы лизинга во власти, в бизнес-сообществе.

- Вернемся к проблемам. Вы назвали в качестве одной из основных неотстроенность бизнес-процессов. Речь идет о качестве управления компанией?

- Совершенно верно. Наши клиенты растут: три года назад они были малые, сейчас средние. Но у многих получается так, что предприятие растет, а структура управления не меняется. И вместо того, чтобы сосредоточиться на стратегии, делегировать определенные полномочия, четко прописать, кто за что отвечает, солидной фирмой продолжают управлять так, будто там все еще работает пять человек. Если произойдут какие-либо изменения во внешней среде, шансы выжить будут только у того предприятия, которое четко знает, чего оно хочет, куда оно идет, и где работники четко знают, что они должны делать. Пока, в отсутствие жесткой конкуренции и в условиях высокой рентабельности, выжить еще можно. Но рентабельность падает, мы это видим практически по всем отраслям за последние два года, а конкуренция растет. И в наступающих условиях удастся сохранить бизнес, только если есть порядок внутри предприятия. Порядок не только в финансах, но прежде всего в головах.

Для нас это очень серьезный риск, ведь лизинговая компания входит в сделку на несколько лет. Сейчас у предприятия хорошие обороты, рентабельность, но если внутри царит хаос, то нет никакой гарантии, что по прошествии двух лет, когда изменятся условия, предприятие не разорится.

- Вы можете оценить, сколько теряет бизнес из-за этого?

- В среднем из трех заявок, которые мы получаем, финансируем одну. Примерно 70% отказов связано как раз с финансами, неотстроенностью бизнес-процессов. Оставшиеся - с оборудованием. Это третья проблема, и связана она с отсутствием в России вторичного рынка многих видов оборудования. Для лизинговых компаний это очень плохо, поскольку в ряде случаев мы не можем четко определить для себя стратегию выхода из сделки в случае неблагоприятных событий. Для клиентов же это чревато тем, что мы просто не идем на финансирование такой сделки. То есть это препятствует росту их бизнеса.

- Каково ваше видение будущего лизингового бизнеса?

- Сейчас отрасль характеризуется достаточно невысокой конкуренцией. Лизинговых компаний мало, на одну компанию приходится много лизингополучателей. Но ситуация будет меняться. Лизингом сегодня заниматься выгодно, поскольку государство фактически дотирует лизингополучателей. Лизинговые платежи полностью уходят на затраты, соответственно есть уникальная возможность за два-три года списать на затраты всю стоимость оборудования, которое при нормальном способе списывалось бы 8 - 10 лет. В результате получается, что комиссионные лизинговой компании полностью компенсируются экономией по налогу на прибыль. При рассмотрении трехлетней сделки очень часто бывает, что чистые оттоки денежных средств предприятия по сделке за три года сопоставимы со стоимостью оборудования, которую указал поставщик. Таким образом, лизинг - это золотое дно. Когда все это увидят, в лизинг пойдут деньги - западные, банковские. Лизинговых компаний станет много, конкуренция ужесточится, это приведет к снижению маржи, начнется процесс разорения мелких лизинговых компаний и создания крупных игроков, то есть обыкновенный процесс концентрации в отрасли. В эту стадию мы вступим через 3 - 5 лет.

Наконец, когда лизинг встанет на ноги и будет самостоятельным инвестиционным инструментом, государство одумается и снимет все льготы. Сейчас на Западе нет такого благоприятного налогового режима для лизингового бизнеса, какой есть в России. Там лизинговые компании выживают за счет того, что называется оперативным лизингом. Они предоставляют оборудование в аренду за небольшое вознаграждение, а весь доход делают на реализации. Это ждет и Россию. Когда у нас наступит эта стадия, я не знаю, но она обязательно наступит.