Дорогие игры в демократию

Виктор Белимов
10 марта 2003, 00:00
  Урал

По уровню ущерба, который наносят экономике выборы в нынешней политической обстановке, они могут сравниться только с войной

Выборы, подобные тем, что предстоит пережить Свердловской области в течение ближайшего года, - губернатора, мэра Екатеринбурга, депутатов Госдумы, президента страны - несут в себе колоссальный удар по региональной экономике и, как следствие, по социальной и общественной безопасности. Ныне, как никог-да ранее, обостряются отношения между двумя типами бизнеса - свободным, то есть общественным, и номенклатурным, аффилированным с властью.

Оба они зарождались в одно время, в поздние годы перестройки, и особенно активно развивались после путча. Первый привнес в общество романтический настрой и ощущение ответственности за собственную судьбу. Второй - умение делать деньги на связях и административном капитале. Этапы успешного развития номенклатурного бизнеса - растаскивание партийной кассы, выдача разрешений на первые экспортные операции, взаимозачеты, залоговые аукционы, налоговые освобождения, приватизация и закрытое распределение господрядов. Особенность свободного бизнеса состоит в том, что развивается он не столь последовательно, как номенклатурный. Его сила - в опоре на имущественно и идеологически самодостаточные элементы гражданского общества.

Организм номенклатурного бизнеса устроен таким образом, что ему нужно что-то постоянно поглощать. Напоминая динозавра с маленькой головой и большим животом, он выбирает лучшие пастбища и закрепляет свое право на них волюнтаристскими решениями власти. Если номенклатурный бизнес в том или ином городе сконцентрировал внимание, например, на общепите, то открыть в этом городе ресторан представителю свободного бизнеса либо очень сложно, либо в принципе невозможно. То же с жилищным строительством, сотовой связью и т.д. и т.п. Номенклатурный бизнес обеспечивает себе существование и развитие за счет нарушения основополагающих принципов свободной экономики - равнодоступности к ресурсам, соревновательности и рыночной справедливости.

Выборы становятся своего рода полем боя между номенклатурным и свободным бизнесом - это такой момент истины, замер сил с обеих сторон. Судьба номенклатурного бизнеса напрямую зависит от будущего той или иной группировки, находящейся у власти. Большое значение в этой ситуации имеет позиция самой власти. Желая сохранить влиятельность и рычаги управления, политики, стоящие у руля, не только стремятся оставить нетронутыми основы номенклатурного бизнеса, но и пытаются перетянуть в отдельных случаях представителей свободного бизнеса в лагерь номенклатурного.

Наиболее характерный пример: вражда на уровне Горбачев - Ельцин. В условиях политического противостояния между ними развернулось соревнование за то, кто больше предоставит льгот предпринимателям. В такие моменты идеология номенклатурного бизнеса торжествует. Выделение своих и чужих предпринимателей, зажимание одних и перекармливание преференциями других на фоне обострения политической борьбы наносит колоссальный урон демократическим основам бизнеса.

Развитие выборных механизмов привело к расцвету номенклатурного бизнеса на всех уровнях власти. Вражда между губернатором Свердловской области Эдуардом Росселем и мэром Екатеринбурга Аркадием Чернецким крепко-накрепко привязала бизнес к большим и маленьким коридорам власти.

Система выборов способствовала суверенизации всех уровней властной вертикали. Ссылки на зависимость только от воли избирателей породили массовую безнаказанность в чиновничьей среде. Каждый уровень власти начал выстраивать модель государственного управления "под себя". Это вылилось в массовый дележ финансовых ресурсов. Номенклатурный бизнес от этого только выиграл, поскольку получил возможность осваивать все новые и новые порции бюджетных средств. Расплачиваться за все пришлось бизнесу свободному. В условиях выборов, когда потребность в ресурсах у различных уровней власти возрастает, усиливается и давление на свободный бизнес. Наиболее яркий пример - резкое удорожание земли в Екатеринбурге. Один уровень власти, изъяв из бюджетов других уровней доходные источники в виде налогов, подсказал, как восполнить утраченное: давлением на свободный бизнес. Так договорилась власть.

Другой вид давления на свободный бизнес - финансирование предвыборных объектов. Это новый вид налога. Примета тут простая: чем чаще власть начинает говорить о социальной и нравственной ответственности бизнеса, тем больший объем средств она рассчитывает принять. При этом номенклатурный бизнес чаще всего оплачивает лишь официальные поступления в предвыборный фонд, а свободный - все, что расходуется сверх того. Итог - стагнация экономики. Потому что власть несет ответственность только за своевременное возведение предвыборных объектов, а бизнес - за все, в том числе за падение нормы прибыли.

Существует и косвенный ущерб, который наносят экономике выборы. Уже за год до официального старта избирательной кампании власть начинает манипуляции со статистикой. Отсюда - неверные управленческие решения. К тому же с советских времен у власти есть два вида оценки экономического развития - по количеству произведенной продукции (читай - налоговым поступлениям) и по числу работающих на том или ином предприятии. Чем выше оба этих показателя, тем лучше для власти. Однако такая система вступает в противоречие с оценками, принятыми в свободном бизнесе. Его желание освободиться от лишних рабочих рук и соцсферы, остановить производство продукции, не имеющей сбыта, встречает жесткое сопротивление власти. Результат - новые конфликты.

Еще один косвенный ущерб экономике наносит то, что в предвыборный год власть как бы застывает, всячески противится реформированию. В кадровой политике главенствующим принципом становится личная преданность. Административная реформа, которая призвана обнажить порочные связи власти и номенклатурного бизнеса, саботируется. Вспомнить хотя бы, каких мытарств натерпелся проект Германа Грефа об информационной открытости органов власти. Чего уж ждать от России, если даже в дисциплинированной Японии премьер-министр Накасонэ при вступлении министра в должность брал слово, что тот не будет сопротивляться административной реформе. Свободному бизнесу административная реформа нужна как воздух, для номенклатурного она означает смерть.

Итак, выборы в контексте нынешней России оказывают негативное воздействие на экономику. Что может изменить ситуацию и разрушить основы номенклатурного бизнеса? Развитие института партий. Самоограничение власти. Ее открытость. Жесткий общественный контроль. Как долго ждать? Примерная Швеция ждала 30 лет. В 40-е годы XVIII века бизнес там слишком тесно был связан с государством. Компании, которые получали максимальные выгоды от государственных субсидий и принимаемых законов, в свою очередь избирали своих представителей в парламент. Процветали номенклатурный капитализм, лоббизм и коррупция. Шведам потребовалась треть столетия с того времени, как они поняли, что перемены обязательны и неизбежны, до того, как действительно смогли преодолеть эти проблемы и способствовать успешному экономическому развитию страны. После этого с 1870-го по 1970 год Швеция имела самые высокие темпы экономического развития в мире.