Уравнение с одним неизвестным

Олег Власов
17 марта 2003, 00:00
  Урал

Падение доходности кредитных операций вынуждает банки увеличивать их объемы и искать новых клиентов

Беспрецедентно низкая ставка рефинансирования Центрального банка РФ за все 12 лет ее существования (с 17 февраля - 18% годовых) стала своеобразным штормовым предупреждением для банковского сообщества региона. Процентные ставки по кредитам служат основным источником доходов для подавляющего большинства уральских банков, и зарабатывать в условиях их падения становится значительно сложнее. Ряду финансистов грозит опасность оказаться выдавленными из наиболее привлекательных секторов кредитования, борьба за них становится все более ожесточенной. При этом возможности банков в снижении издержек и кредитных ставок почти исчерпаны. Придется проявлять смекалку и изобретательность, чтобы удержать прежних заемщиков и привлечь новых. И, разумеется, рисковать, осваивая новые ниши приложения кредитных ресурсов.

Разница - в цене

Современная региональная банковская система складывалась таким образом, что крупнейшие промышленные предприятия становились не только основными акционерами банков, но и их приоритетными клиентами и заемщиками: проценты по крупным кредитам (даже с учетом просроченных выплат) позволяли банкам развиваться. Логично, что в этой ситуации банки за редким исключением не выходили на рынок небольших кредитов, высокомерно смотрели на малый и средний бизнес, тем более на физических лиц, поясняя, что не имеют свободных ресурсов на их кредитование.

Положение дел кардинально изменилось после кризиса: в результате девальвации национальной валюты ведущие экспортно-ориентированные предприятия смогли выйти на международные рынки финансовых ресурсов. То, о чем промышленники давно мечтали - деньги под невысокий процент и на сравнительно длинные сроки, - оказалось реально. При этом массовым переход на кредитные ресурсы западного происхождения для уральской промышленности так и не стал. А возможности местных банков в части выдачи крупных кредитов проверенным временем заемщикам уменьшились существенно. Ситуация усугубилась приходом в регион московских банков, располагающих недорогими ресурсами и делающих ставку на кредитование. Кроме того, из-за снижения объема бесплатных ресурсов на банковских расчетных счетах предприятий (после кризиса бизнес стал уделять особое внимание оптимизации финансовых потоков) и роста дорогих привлеченных средств от частных вкладчиков себестоимость кредитования возросла. К тому же смена руководства ЦБ, политика которого направлена на ужесточение контроля за деятельностью банков, привела к тому, что последние вынужденно уменьшили объемы кредитов "в одни руки", чтобы не нарушать очень жесткие нормативы.

Сами банкиры отлично понимают, что с точки зрения стоимости ресурсов есть вполне очевидная разница между процентными ставками, существующими на российском внутреннем рынке, и теми, что предлагают западные банки. Более того, наши банки пытаются снижать ставки и предлагают индивидуальные кредитные схемы VIP-заемщикам, чтобы хоть как-то конкурировать с западными коллегами. Но говорить о реальной конкуренции не приходится по простой и всем известной причине: цена внутренних заемных ресурсов для региональных банков высока. Конечно, ряд наиболее крупных финансовых институтов Урала вполне успешно сотрудничает с западными контрагентами, финансируя инвестиционные задачи бизнеса на приемлемых условиях (срок до трех-пяти лет и по ставкам 10 - 11% годовых в валюте). Но доля подобных инвестиций в целом невелика и принципиально ситуацию на рынке банковского кредитования не меняет (подробно об инвестиционном кредитовании "Э-У" рассказывал в публикации "Миссия выполнима", см. 8 от 03.03.03). Привычное коммерческое краткосрочное кредитование (как правило, на срок до года, значительно реже - до двух лет) за счет заемных ресурсов с местного рынка было и остается основным видом кредитных операций уральского банковского сообщества. И вот здесь-то начинается самое интересное.

Миграция заемщиков

Пока региональные банки решали проблемы своих крупнейших клиентов-заемщиков, оставшиеся "без присмотра" предприятия малого и среднего бизнеса, а также частные лица оказались в сфере интересов небанковских структур и начали пользоваться предлагаемыми ими финансовыми схемами. Лизинговые компании (в том числе учрежденные западными финансовыми институтами) предлагают бизнесу в финансовую аренду оборудование и транспорт - на приемлемых условиях, с возможностью пользоваться льготами в части налогового учета (анализ ситуации на рынке лизинговых услуг опубликован в "Э-У" 9 от 10.03.03). Коммерческие и торговые структуры предлагают частным лицам покупать в кредит жилье, автомобили, бытовую технику, причем в ряде случаев кредит бывает условным (0% годовых) и является по сути рассрочкой платежа.

Понятно, что подобный опыт только нарабатывается и рассматривать подобные небанковские кредитные схемы в качестве массового явления рановато. Тем не менее тенденция к вытеснению банков из отдельных секторов востребованного кредитования уже проявляется. Монополия банковского кредитования пошатнулась. Ситуация внутри региона неоднородна, однако характерные черты совпадают: наиболее крупные банки агрессивно увеличивают объемы кредитования, все активнее поворачиваясь к массовому клиенту (пока, правда, речь идет в основном о юридических лицах) и создавая своеобразную полосу препятствий на пути к клиенту для относительно небольших финансовых институтов. Последним и без того все труднее привлекать ресурсы, а теперь - еще и размещать их. Между тем издержки обслуживания привлечения и размещения ресурсов и для больших, и для малых банков одинаковы. Судя по всему, передела в пользу более крупных банков местному рынку не избежать. Ситуация еще более обострится, если ЦБ продолжит снижать ставку рефинансирования. (Аналогичная ситуация складывалась в 1997 - начале 1998 года: тогда из-за стремительного падения ставки ЦБ и последующего снижения процентов по вкладам и кредитам банки сократили объемы кредитования и начали усиленно вкладываться в ГКО. Чем все это кончилось, известно.) К тому же альтернативы кредитованию с точки зрения доходности для банков региона пока нет - операции с ценными бумагами, на которых некоторые банки зарабатывают суперприбыли, имеют смысл только при больших вложениях и при этом связаны с повышенными рисками.

Очевидно, что крупнейший кредитор региональной экономики - Сберегательный банк России, монополист рынка привлеченных ресурсов из различных источников и прежде всего вкладов частных лиц. Этот банк традиционно уделяет внимание разным категориям клиентов и заемщиков, на первый взгляд его нынешней клиентуры вполне достаточно. Однако общие тенденции усиления внимания банковского сообщества к небольшим предприятиям проявляются и здесь. Осенью минувшего года Уральский банк Сбербанка России весьма успешно провел кампанию привлечения на обслуживание предприятий именно малого и среднего бизнеса, проведя среди новых клиентов лотерею с розыгрышем компьютеров и права обслуживаться в банке по льготным тарифам. Тем временем система потребительского кредитования частных лиц, действующая в Сбербанке, активно изучается в региональных банках, которые намерены выходить и на этот рынок.

Крупнейшие банки региона также весьма успешно работают на рынке кредитования, практически на равных конкурируя со Сбербанком: их кредитные вложения в отдельно взятые территории вполне сопоставимы. Разумеется, равноправие возможно пока только в сфере кредитования юридических лиц. Соперничать со Сбербанком на рынке кредитов частным лицам региональным банкам пока не под силу. Впрочем, этот рынок банкиры воспринимают неоднозначно и за редким исключением не спешат обосновываться на нем всерьез и надолго. С одной стороны, региональные банки вполне устраивает нынешняя система зарплатных проектов, в рамках которых работники предприятий получают кредиты под поручительство работодателей. Здесь риски минимальны. С другой стороны, выход на рынок потребительского кредитования требует освоения новых финансовых технологий, вложений в инфраструктуру, а к этому готовы не все. Все более популярная в Москве и постепенно распространяющаяся в регионах система так называемого скорингового кредитования (от англ. "score" - счет; американская система, когда кредитный эксперт, беседуя с потенциальным заемщиком и проверяя его документы, проставляет баллы в специальной форме, после чего по количеству баллов - счету - практически сразу принимает решение о том, выдавать кредит или нет) вряд ли заинтересует местных банкиров: рядовой человек - не завод, отследить его перемещения и разыскать в случае возникновения проблем будет крайне сложно.

Ставка без рефинансирования

И все же самая главная проблема сегодня - это статус ставки рефинансирования ЦБ, за движениями которой наблюдает не только деловое сообщество. По большому счету, это единственное неизвестное в кредитном уравнении. Дело не в том, что ставка не всегда корректно отражает реальную ситуацию на российском и региональных финансовых рынках, а в том, что она не несет в себе того самого финансирования (или рефинансирования), которое заложено в ее названии. Именно поэтому банкиры зачастую именуют ее учетной: она берется во внимание при налоговом учете, составлении ряда отчетных документов. Сам ЦБ кредитов по установленной им ставке нефинансовому сектору не выдает, а объемы кредитования (рефинансирования) банков после кризиса 1998 года стремятся к нулю. Между тем ресурсов у ЦБ предостаточно, ведь в его фонды обязательного резервирования банки делают обязательные и при этом бесплатные отчисления, которые образуют многомиллиардную сумму. Поэтому сравнивать ставку ЦБ со ставкой Федеральной резервной системы США, за каждым изменением которой пристально следят финансисты всего мира, смысла не имеет. До тех пор, пока позиция ЦБ в этом вопросе не изменится, рынок банковского кредитования будет ориентироваться больше на доходность, нежели на решение финансовых задач экономики.