"Из-за несвоевременного вмешательства правительства в нефтяную отрасль бюджет теряет по-крупному"

24 марта 2003, 00:00
  Урал

Из выступления губернатора ХМАО Александра Филипенко на совещании с президентом РФ. Тюмень, 6 марта 2003 г.

Развитие ТЭКа сдерживается отсутствием четкой и понятной государственной политики на ближайшее время и обозримую перспективу.

Сейчас мы работаем при введенном налоге на добычу полезных ископаемых. Благодаря этому частично решена проблема, связанная с тем, что механизм внутрикорпоративных цен дает нефтяным компаниям возможность лукавить с налогами на разных этапах прохождения товара, а бюджеты несут при этом серьезные издержки.

С введением налога федеральный бюджет значительно выиграл, но и получил дополнительные проблемы. Из них первая - "плоская" налоговая шкала. Она уравнивает компании, добывающие углеводородное сырье в благоприятных геологических и климатических условиях, с предприятиями, работающими в экстремальных условиях. Это не позволяет увеличить выборку месторождений, вовлечь низкодебитные, в том числе почти отработанные скважины. Значит, не растет и добыча, и доходы бюджета (возможный его прирост - от 3 до 5 млрд долларов в год только за счет налоговых добавок).

Другая проблема: уже который год ограничения добычи и переработки нефти, а также остановка скважин серьезно затрудняют реализацию нефти. Натуральный кризис перепроизводства. В прошлом году в ХМАО добыча выросла более чем на 8%, мы получили дополнительно 16 млн тонн нефти. С начала 2002 года наши компании работают с ростом добычи в 10% и, по прогнозам, получат дополнительно 20 - 23 млн тонн углеводородного сырья. В то же время суточные ограничения на прием нефти составляют более 50 тысяч тонн, в месяц это полтора миллиона тонн. Разве для страны это лишняя нефть, особенно когда не хватает денег? Это же большие экспортные ресурсы. Парадокс.

Есть несколько вариантов решения этой проблемы. Во-первых, правительство должно определиться, сколько стране нужно нефти. Исходя из этого необходимо увеличить пропускную способность транспортных систем внутри страны и на экспорт. Во-вторых, оно могло бы помочь в реализации углеводородного сырья. Сейчас нефть стоит 1000 - 1300 рублей за тонну, и правительству вполне по силам проплатить приобретение необходимого количества нефти по нынешним приемлемым ценам, а не по более высоким, которые установятся через два-три месяца. В-третьих, можно вовремя снизить таможенные пошлины на нефтепродукты. За счет этого переработка на российских заводах заметно возрастет. Российский бюджет теряет крупные суммы из-за такого несвоевременного и неоперативного вмешательства правительства.

Важным инструментом для выгодного и своевременного принятия государственных решений должна стать биржа топливно-энергетических ресурсов. Пока мы не решим эту проблему, в стране будут существовать непрозрачные схемы в реализации нефтепродуктов, а значит, непрозрачное ценообразование и налогообложение.

Практически отсутствует отраслевая подзаконная нормативная база. Действующие правила разработки месторождений введены еще в середине 80-х годов и воспроизводят систему государственного управления движением запасов, применявшуюся в давно изжитых экономических отношениях.

Нужна государственная программа лицензирования, проведения конкурсов, аукционов. Федеральный орган управления фондом недр МПР России такую программу до сих пор не разработал. А наши предложения, отправленные в прошлом году, проходят тройную процедуру согласования.

Государственная система мониторинга разработки месторождений малоэффективна в части контроля за параметрами разработки месторождений, учета компонентного состава и количества продукта добычи по каждой скважине.

Отсутствует система наказания компаний и их руководителей за невыполнение проектных технологических требований при разработке и обустройстве месторождений. Законодательно закрепленный механизм досрочного прекращения прав компаний на разработку и обустройство месторождений относительно успешно применяется только по участкам недр, где ведутся поисковые и геологоразведочные работы. Там же, где добыча ведется давно, созданы основные фонды стоимостью в сотни миллионов долларов, работают тысячи человек, - это практически невозможно из-за риска нанести большой экономический ущерб государству, нереальности конфискации принадлежащего недропользователю имущества, законодательной нерешенности перевода персонала, работающего на месторождении, на работу в компанию-оператор.

Решение всех этих наболевших вопросов требует законодательного оформления, издания соответствующих правительственных постановлений. Однако одобренные на Госсовете в феврале прошлого года и отправленные в правительство РФ "Основы государственной политики в области минерального сырья и недропользования" преобразованы в гладкий, обтекаемый документ. Он лишен целей и задач, не предусматривает обязательности исполнения.

3аконотворческий процесс по вопросам природопользования превратился в разновидность соревнования. В обращении находится девять вариантов законопроектов по недропользованию. Пора заканчивать практику их келейной подготовки, приводить законопроекты к одному знаменателю и начинать обсуждение совместно с практиками.