Потенциальная энергия

Финансовые организации предлагают современные инструменты внедрения энергосберегающих технологий. Промышленные предприятия предпочитают жить по старинке

Обострившееся внимание компаний к снижению энергозатрат, обусловлено тем, что без эффективного управления ими становится уже невозможно добиться улучшения финансового положения энергоемких предприятий и повышения их конкурентоспособности.

В Свердловской области рынок энергосбережения формируется в двух сегментах: первый - техника и технологии, второй - консалтинговые услуги повышения энергоэффективности. В первом конкурентная борьба острее: инновационных фирм гораздо больше, чем консалтинговых. Предприятия по старинке занимаются в основном чисто технической стороной дела, закупая новое оборудование, которым главный энергетик латает старые дыры. Вопросы управления энергосбережением до сих пор на обочине внимания, о необходимости энергоменеджмента задумываются только самые продвинутые бизнес-руководители. Правда, в последние год-два таких все больше. Благодаря им прежняя "лобовая" экономия энергии простым снижением ее потребления замещается комплексом мер, направленных на модернизацию производства и введение энергетического менеджмента. Такие меры позволяют значительно снизить энергозатраты на единицу вырабатываемой продукции и высвободить средства для развития бизнеса. Все активнее на рынок энергосбережения приходят кредитные и лизинговые организации. На следующем этапе возникнут энергосберегающие компании. Они предложат предприятиям комплексные услуги - финансирование и внедрение энергоэффективных технологий и управление ими.

Инерционным путем

В пору нефтяного кризиса 70 - 80-х годов западноевропейская промышленность переживала такой же кризис производства, как сегодня российская. Разница в том, что зарубежные компании моментально отреагировали на резкое повышение цен на энергоносители, ввели энергоменеджмент и на протяжении последующих десяти лет снизили энергоемкость продукции вдвое. У нас подобных движений массово не наблюдается.

Сегодня энергоемкость ВВП России в 3,5 раза выше, чем в развитых странах. Если в 90-х годах за рубежом она снизилась, у нас из-за падения объемов производства в перерасчете на единицу продукции резко выросла. Сыграло роль и советское наследство - крайне слабый учет, контроль и регулирование расходования ресурсов, искусственно заниженные тарифы. Оно и понятно: при цене 2 копейки за киловатт/час надобности в экономии ресурсов и выпуске энергоэффективного оборудования не было. И хотя ныне тарифы растут, рутина в энергопотреблении изживается на предприятиях с большим трудом.

Одна из причин, полагает заместитель начальника ФГУ "Энергетическая инспекция Свердловгосэнергонадзор"Алексей Чазов, в неэластичности спроса на энергоресурсы и, как следствие, в отсутствии быстрого реагирования промышленных потребителей на рост тарифов. Похоже, энерготарифы можно повышать до тех пор, пока предприятия не приступят к снижению собственных затрат (как это было в Западной Европе). Пока же они реагируют по принципу "не буду платить, и баста".

Но даже если компании захотят, они объективно не смогут заниматься учетом энергозатрат, поскольку не обладают аттестованными системами технического учета, методами распределения и управления затратами. Между тем без системы, например, управленческого учета директ-костинг, подразделяющей затраты на постоянные и переменные (система широко применяется на Западе и очень ограниченно в России), в ВТО делать нечего.

Российская промышленность должна преодолеть замкнутый круг, когда из-за высокой энергоемкости производства при быстро растущих ценах на ресурсы предприятиям не хватает средств на дорогостоящие программы повышения энергоэффективности. Даже крупные и финансово сильные корпорации проводят преобразования шаг за шагом, по мере накопления средств. Таковы проекты металлургических и машиностроительных предприятий-экспортеров - УГМК, ПНТЗ, ВСМПО, БАЗа, НТМК, Уралмаша. Они осознают, что при нынешнем уровне энергозатрат им просто не выдержать конкуренции на мировых рынках.

Знаю как

По расчетам профессора УГТУ-УПИ Николая Данилова, в Свердловской области "в трубу" уходит около 50% энергоресурсов. Емкость среднеуральского рынка сокращения энергорасходов составляет 6 - 7 млрд рублей в год. Треть потенциала приходится на ТЭК, столько же - на промышленность и строительство, свыше четверти - на коммунальный сектор, 6 - 7% - на транспорт и 3% - на сельское хозяйство.

Каждый рубль, вложенный в энергосбережение, способен принести 4 - 5 рублей прибыли. Но большинству предприятий отвлекать средства на переоснащение производства для повышения его энергоэффективности невыгодно. Попасть же в "бюджетную строку" по программам энергосбережения мало кто рассчитывает: денег на всех желающих не хватает, а те, кому они обещаны, ждут по полгода. Поэтому наиболее востребованными финансовыми инструментами энергосбережения остаются, несмотря на дороговизну, банковские кредиты и лизинг. Кредиты (в основном среднесрочные) на рынке энергосбережения пока более востребованы. Но количество лизинговых контрактов, по данным главы лизинговой компании "Северная казна" Алексея Микрюкова стремительно растет. В прошлом году их заключили в два-три раза больше, чем в 2001-м. Причины две: нормативная база приведена в порядок, а предприятия ощутили преимущества долгосрочного финансирования.

- Уралэлектромедь занялась проблемой энергоэффективности с конца 90-х годов, когда значительно поднялись тарифы. До 10% себестоимости продукции составляют затраты на энергоресурсы. Это существенно, и с каждым годом проблема становится все серьезней. Тарифы на электроэнергию, по прогнозу, еще вырастут в 3 - 4 раза, во столько же подорожает газ. И если не активизировать энергосбережение сейчас, завтра может оказаться поздно. Надо готовиться к вступлению в ВТО: энергозатраты западных предприятий ниже, у наших компаний остается для выравнивания лет пять, а работы много, мы в самом начале пути.

В себестоимость нашей продукции входят затраты на сырье, электроэнергию и транспортные расходы. При дефиците медного сырья цены на него падать не будут, перевозки тоже только дорожают, поэтому затраты на энергоресурсы - это один из главных факторов, на который мы можем влиять, чтобы сохранить конкурентоспособность. В 2002 году по отношению к 2001-му экономия электроэнергии составила у нас 9,5 млн кВт/час. Потратив на энергосбережение 17,9 млн рублей, мы получили годовой экономический эффект в 23,8 млн рублей.

Энергосбережение для российских компаний - непаханое поле. Но это достаточно затратное занятие: нельзя внедрить все сразу и много. Эффективными у нас считаются проекты с окупаемостью до трех лет, на Западе это 6 - 8 лет (то, что у нас лежит на поверхности, там давно сделали, а более тонкие вещи требуют масштабных капитальных затрат и сроков реализации).

Предполагается, что с июля 2003 года или в начале следующего начнет действовать оптовый рынок электроэнергии (где ресурсы будут продаваться по цене, которая, как ожидается, будет ниже государственных тарифов. - "Э-У"). На первом этапе там будет работать семь предприятий Уральской горно-металлургической компании, в том числе Уралэлектромедь. Рынок предъявляет к ним конкретные условия, прежде всего прозрачность. Для этого с 2002 года мы вводим в эксплуатацию автоматизированную систему учета энергопотребления. Затраты на внедрение - 6 млн рублей. Ожидаем, что в течение года за счет снижения тарифов на электроэнергию на рынке они окупятся.

Беседовала Людмила Колбина

Лизинг - единственное средство получить оборудование, не выводя из оборота немалые, при этом дефицитные средства, убежден управляющий компанией " Пумори-лизинг" Виктор Комм. Других законных способов, позволяющих включать затраты на покупку энергосберегающего оборудования в себестоимость продукции, по его словам, нет: во всех иных случаях они закладываются в прибыль предприятия и облагаются налогом. Другое преимущество лизинга - возможность сократить сроки амортизации оборудования и тем самым также уменьшить налогооблагаемую базу. Обычно за три года оборудование полностью амортизируется и по оставшейся стоимости передается заказчику.

Лизинг привлекает предприятия еще и тем, что сами они пока плохо знают рынок энергосберегающего оборудования. К тому же лизинговая компания, заключая договоры с рядом предприятий, приобретает его оптом, то есть дешевле. Покупается только соответствующее международным стандартам импортное оборудование, вырабатывающее энергоресурсы и контролирующее их расход. Его использование дает от 10 до 60% экономии электроэнергии в зависимости от технологии. И это не предел. "Сейчас рынок простой, - отмечает Вячеслав Лушников коммерческий директор НПО "Радикал", торгующего энергосберегающим оборудованием. - Все второй год, как утюгами, торгуют этим оборудованием, но никто толком не занимается проектами его использования, нет грамотного энергоменеджмента. Соответственно, и эффект намного ниже".

Будущее рынка, утверждают аналитики, связано с энергосберегающими компаниями, какие давно утвердились на Западе. Они берут на себя реализацию энергосберегающих проектов предприятия "под ключ": заключают договоры с поставщиками оборудования, финансовыми институтами, ставят технологии и системы управления, ведут энергоменеджмент. В обмен на принимаемый риск компания получает долю прибыли предприятия, рассчитывается со своими контрагентами.

В Свердловской области в этой сфере действует пока лишь инвестиционно-инжиниринговая Уральская энергетическая компания (УЭНКО). Она создана в июне 2002 года группой московских фирм, давно работающих на рынке энергетического сервиса ("Искрэн", Энергомегасбыт, "Дизаж-М"), и инициативными бизнесменами в регионе, один из которых, Дмитрий Подузов, стал исполнительным директором УЭНКО. Компания оказывает энергоуслуги всего спектра: аудит, консалтинг, проектирование систем учета и инвестиционное проектирование.

На этот же путь, по прогнозам Виктора Комма, вступят некоторые укрепившиеся лизинговые компании, считающие энергосбережение выгодным бизнесом. Они предложат предприятиям проектное финансирование в размере 5 - 10 млн долларов, займутся полным перевооружением предприятий на перспективу 7 - 10 лет.

Современный инструментарий внедрения энергоэффективных технологий, предлагаемый финансовыми организациями, заметно опережает инерционно настроенную промышленность. Однако представители банков, лизинговых компаний не сомневаются в том, что их предложения будут востребованы. К этому промышленные предприятия толкает постоянный рост энерготарифов, значительно утяжеляющий себестоимость продукции и снижающий их конкурентоспособность.

Как повысить энергоэффективность российской промышленности

По мнению участников рынка, на переходный период до либерализации электроэнергетики методы стимулирования энергосбережения должны укладываться в схему "принуждение - поощрение - содействие".

Принуждение - административные внеэкономические методы:

государственный контроль над эффективностью энергопотребления и регулирование цен на энергоносители, административная ответственность промышленных предприятий за неэффективное использование топливно-энергетических ресурсов.

Поощрение - экономические методы прямого регулирования:

уровень налогов должен позволять производителям заниматься широкой инвестиционной деятельностью; облагать налогами следует прибыль, а не доходы.

Содействие - экономические методы косвенного регулирования:

ускоренная амортизация оборудования как стимул для инвестиционной активности предприятий и капитального обновления производства; возвращение льготы по налогу на прибыль в целях высвобождения части прибыли, направляемой на инвестиции в прогрессивное оборудование; заинтересованность банков в выдаче льготных кредитов на приобретение энергосберегающего оборудования путем участия в прибылях предприятий.