Волшебный окрик президента

19 мая 2003, 00:00
  Урал

Полпредства президента сегодня больше сотрудничают по экономическим вопросам с местными властями, чем с Москвой. Но задачу разрушать созданные в регионах административные барьеры с них никто не снимал

"Эксперт-Урал" продолжает разговор, приуроченный к трехлетию деятельности президентских полпредств в федеральных округах. В прошлом номере мы опубликовали интервью с заместителем полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе Сергеем Обозовым. На этот раз главный редактор "Э-У" Виктор Белимов и заместитель главного редактора Александр Задорожный побывали в гостях у Виктора Басаргина, заместителя полпреда президента в Уральском федеральном округе.

А.З.: Виктор Федорович, какова роль аппарата полпреда в том, что УрФО развивается быстрее, чем остальная Россия? Какие функции исполняет полпредство - организатора экономических дискуссий, антикризисного штаба, лоббистского инструмента для отстаивания интересов бизнеса в руководстве страны?

- Присутствовал каждый элемент. В первый год необходимо было проанализировать ситуацию, провести мониторинг: чем располагает округ, какова эффективность использования потенциала. Ведь нельзя уповать только на внешнюю конъюнктуру по газу и нефти и не видеть зависимости развития машиностроения от этих отраслей. Все это время мы проводили встречи с представителями крупного бизнеса, работа фактически закончена только в нынешнем году. Сегодня внутренняя интеграция субъектов достаточно высока. Мы научили наши субъекты не замыкаться на себе, а сравнивать свою динамику с тем, как развиваются соседи. Мы также работали с ассоциациями среднего и малого бизнеса, с банковским сектором, рассматривали возможности инфраструктуры (транспорта, связи и так далее): обозначили проблемы дальнейшего развития, а потом выступили инструментом лоббирования. И сейчас эта функция актуальна для нас.

А.З.: Назовите успешные примеры лоббирования интересов бизнеса.

- При создании объединенной компании связи "Уралсвязьинформ" мы добились того, что около 1,5 млрд рублей будет инвестировано в развитие отрасли на территории Свердловской области. Есть примеры в транспортной инфраструктуре. К нам неплохо относятся металлурги: мы лоббировали их интересы вплоть до принятия на правительственном уровне концепции развития отрасли. Хотя и недовольны этим документом: есть много предложений, как сделать его конкретнее.

А.З.: Вам не кажется противоречивым, что сами полпредства, лоббируя интересы отраслей и конкретных предприятий, действуют лишь на основании указа президента, а не федерального законодательства, которое страховало бы от злоупотреблений?

В.Б.: Между прочим, и иностранные инвесторы интересуются, насколько долговечны полпредства...

- У полпредств появляются новые функции. Их роль должна усиливаться, и могут появляться новые регламентирующие документы в виде указов или дополнений к существующим. Что касается иностранцев... Урал был впереди России всей по количеству конфликтов собственников. Но в ходе правовой реформы нам удалось эти конфликты из криминальной среды развернуть в правовое поле. Я не утверждаю, что они исчезли: передел собственности продолжается, но более цивилизованно. Здесь проявилась роль полпредства как органа, который встал на пути давления администраций субъектов. Они поняли, что не могут быть активной стороной в конфликтах, как бы не хотелось им защитить чьи-то интересы. Мы много работаем в отношении развития предпринимательства, снятия административных барьеров. Иностранцы в первый год внимательно следили за нашей работой. Мы настойчиво разъясняли им, что за структура полпредство, какими функциями и полномочиями оно обладает. И формула "политический гарант для инвесторов" сработала. Пример с "Альстомом" (менеджмент Свердловского электромеханического завода при поддержке исполнительной власти Свердловской области выступил против законного собственника - германо-французского концерна Alstom. - Ред.) показал, что мы можем локализовать конфликт. Иностранный бизнес потянулся в округ. В прошлом году сумма иностранных вложений возросла в полтора раза, их удельный вес в общем объеме инвестиций увеличился. Впрочем, нельзя сказать, что это кардинальный рост. Законодательство сковало инициативу предприятий, банки неактивны в сфере долгосрочного кредитования. И пока иностранцы работают в основном по связанным кредитам. Когда они станут работать не только со своими машиностроительными предприятиями, но и с нашими, ситуацию удастся переломить.

В.Б.: Не секрет, что до появления полпредств функции федеральной власти были фактически приватизированы региональными чиновниками. Это отражалось на состоянии отдельных отраслей. Сейчас в Екатеринбурге активнее стал развиваться рынок сотовой связи, в Уфе - рынок недвижимости. Правда ли, что появление полпредств позволило сделать некоторые отрасли более открытыми?

- Само появление института полпредств разрушило виртуальные административные барьеры. А до тех пор окрика не было. Ведь на каких условиях могли приходить в регионы бизнес-структуры: либо местная администрация получала от них часть акций, либо они, полностью подконтрольные, "окучивали" только то экономическое поле, которое было позволено. Сегодня игрок рынка сотовой связи "Мегафон" свободен в выстраивании бизнес-стратегии, в Ханты-Мансийске появился "Уралсвязьинформ"...

В.Б.: Я неслучайно задал этот вопрос. Два года назад вы сами поднимали проблему создания своеобразной службы безопасности: во-первых, для защиты работников полпредств, а во-вторых, для обеспечения чистоты их рядов. Сегодня сохраняется такая необходимость?

- Тогда это объяснялось корпоративными конфликтами по собственности. Сегодня ситуация изменилась, снялась напряженность и в отношении чиновников полпредства. На территории округа существовала некая сеть взаимоотношений на уровне исполнительной власти, субъектов предпринимательства, финансовых структур, крупных бизнес-единиц. Наша задача была, устанавливая единое экономическое, административное, правовое, политическое пространство, расплести эту сеть, освободить каждого от взаимных обязательств и самим в нее не попасть. А нас старались вплести с точки зрения интересов вертикально-интегрированных структур, политики. Эта опасность до сих пор не исчезла. Я не говорю, что мы выполнили свою миссию и расплели всю сеть, но основные узлы постарались распутать.

А.З.: По нашим наблюдениям, между аппаратами соседствующих Уральского и Поволжского полпредств нет тесных связей. Ваш коллега из ПФО Сергей Обозов не сразу и вспомнил вас. Видимо, и в остальных федеральных округах такая же ситуация. А ведь от этого зависит целостность экономического развития страны.

- Координация между полномочными представителями президента существует - проводятся регулярные оперативные совещания у президента, руководителя его администрации. Есть проекты, по которым мы пересекаемся с коллегами: машиностроение, связь, правоохранительная система. Но с точки зрения экономических вопросов координации недостаточно. Да, проблемы каждого округа специфичны, но есть и макроуровень, где должна быть единая политика. Хотелось бы понимать, как округи работают с малым бизнесом, банковским сектором, машиностроением, по энергетическим балансам.

А.З.: А от кого это зависит: от личных связей сотрудников полпредств, от администрации президента? Кто должен выступать организатором и координатором? Может, правительство - Минэкономразвития, например?

- С правительством у нас отношения несколько иные, это другая ветвь власти. Оно не выступает в роли координатора. Я вообще не скажу, что там все довольны тем, что существует институт полпредов. Мы ведь объективно на вещи смотрим и прямо указываем: здесь вы, ребята, недорабатываете. Потому что вопросы, которые возникают в субъектах, связаны с реализацией задач в министерствах и ведомствах.

Координация - наша собственная проблема. Ярко выраженного экономического звена в администрации президента нет, поэтому регулирование экономического блока по федеральным округам менее заметно, чем регулирование, например, правового поля, кадровой, организационной работы. В экономической сфере каждый ищет свой путь, а это не всегда рационально: время идет быстро. Все округа предлагают свои варианты экономического развития, и каждый вариант имеет недостатки по содержанию и уровню подготовки. Можно было бы и сплоченнее поработать. Но возникает вопрос: если нет единого заказчика, насколько это востребовано?

А.З.: В администрации президента, с выходом на правительство, Минэкономразвития, когда-нибудь проводилось обсуждение программ развития округов с целью выработки целостной концепции экономического развития страны?

- Нет, не проводилось.

А.З.: Но правительство учитывает ваши наработки?

- Существует специальная комиссия при Минэкономразвития, где прорабатываются все региональные аспекты. Здесь противоречий нет. Другой вопрос, и я все время говорю это на федеральном уровне, почему мы, УрФО, являясь энергетической кладовой страны, не попадаем в целевые федеральные программы, какие, например, приняты по Южному или Дальневосточному федеральным округам. Ведь есть у страны отраслевые интересы по газу, нефти, металлургии. Мы говорим: защитите эти отрасли с точки зрения экономической безопасности России. Давайте посчитаем, сколько надо нефти, газа, по металлам начнем развивать внутренний рынок. Ведь произойдет модернизация производства - и рынок труда в наших моногородах будет переполнен безработными. Но ничего не делается радикально. А отсчет времени все более суровый. Завтра мы вкатимся в ВТО, и все предприятия будут вынуждены по затратам, по конкурентоспособности продукции играть совершенно иначе. И государство просто не сможет выполнить свои социальные обязательства.

А.З.: Это потому, что лоббистских усилий полпредств не хватает или правительство слишком инертно?

- Несбалансированность бюджетов - федерального, региональных, муниципальных - растет сверху вниз. Ответственность за всю систему бюджетных отношений не муниципалитет несет, а тот, кто принимает бюджетные параметры. Смотришь итоги 2001 - 2002 годов, видишь, какие параметры выставляются для формирования бюджетов, становится непонятно: человек изолированно живет, что ли? В вопросах межбюджетных отношений мы зашли слишком далеко, и они будут серьезно меняться.

А.З.: Так вы потихоньку на сторону региональных администраций встанете...

- В прошлом году по изменениям некоторых статей Бюджетного кодекса мы выступили единым фронтом. Подсчитали: выпадающих доходов по всем субъектам, входящим в УрФО, - 22 млрд рублей. Это примерно бюджет Челябинской области. Их ведь надо как-то компенсировать! Добились компенсации 8 миллиардов. Сейчас у нас активно работает группа по межбюджетным отношениям: субъекты, муниципальные образования. Проблема одна, она связана с централизацией федеральных доходов и всей системой перераспределения. И эта проблема, нарастая как снежный ком, катится, повторяю, сверху вниз.

А.З.: Каковы "творческие планы" полпредства президента в УрФО, какие инструменты вы собираетесь использовать для их реализации?

- Мы выступаем как центр, который приводит к единому знаменателю экономические движения. В течение третьего года мы "расписывали партитуру", по ней субъекты и будут работать. Мы ее не навязываем, они сами нормально ее усваивают. Мы закладываем в совместный план вопросы межбюджетных отношений, малого и среднего бизнеса, взаимодействие в развитии вертикально-интегрированных структур. Это работает на цель, поставленную, как только появились полпредства. Эта цель - интеграция. А инструмент здесь один: аппарат у нас очень маленький, вся надежда на то, что мы будем работать с субъектами, используя в большей степени их инструментарий.

Уральский федеральный округ

Состав: Свердловская, Челябинская, Курганская, Тюменская области, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа. Территория - более 1,788 тыс. кв. км (10,8% территории России). Численность населения - 12,525 млн чел. (8,5% населения РФ). УрФО дает 15,6% ВВП и 16,7% общего промышленного производства страны; пятую часть общероссийского объема инвестиций в основной капитал; 19,5% налоговых поступлений в федеральный бюджет. Ведущие отрасли промышленности: топливная (50% общего объема промышленного производства), черная металлургия (14%), машиностроение и металлообработка (10%), цветная металлургия (7%), электроэнергетика (7%).

Виктор Басаргин

Заместитель полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе по вопросам экономического развития. Кандидат экономических наук.

45 лет. Родился в городе Асбесте Свердловской области. Закончил Асбестовский горный техникум, Свердловский горный институт, Уральский социально-политический институт (специальность "теория социально-политических отношений").

Места работы и должности: Центральное рудоуправление горнообогатительного комбината "Ураласбест" - помощник машиниста экскаватора, взрывник, инженер-технолог, секретарь комитета комсомола. Первый секретарь Асбестовского горкома ВЛКСМ. С 1987 по 1991 год - секретарь Свердловского обкома комсомола. С 1992 по 1996 год - начальник отдела, заместитель председателя Фонда имущества Свердловской области, первый заместитель председателя Свердловского областного комитета по управлению государственным имуществом, председатель Фонда имущества Свердловской области. С августа 2000 года - начальник управления социально-экономического развития аппарата полпреда, а с марта 2001-го занимает нынешнюю должность.

Женат. Сын - выпускник Уральской лесотехнической академии, дочь - студентка Уральской государственной юридической академии.