Пока не фонтан

Первые на Урале биржевые торги нефтепродуктами вызывают скептические оценки участников рынка. Однако процесс необратим

Первые на Урале реальные биржевые торги нефтепродуктами состоялись 3 июня на Екатеринбургской фондовой бирже (ЕФБ). Это первый шаг к образованию в регионе свободного рынка нефтепродуктов.

Организаторы торгов - ЕФБ и финансово-промышленная группа "Аккорд-инвест" - в первый биржевой день сосредоточились на отработке технологии. Задачу освоения большого количества товара они не ставили, поэтому в абсолютном выражении результаты торгов более чем скромные: продано 11 лотов летнего дизтоплива и бензина АИ-92 на 4,5 млн рублей. Средневзвешенная биржевая цена на дизтопливо составила 6,584 тыс. руб. за тонну, на бензин - 9,555 тыс. руб. за тонну. Для сравнения: средняя цена поставщиков на станции Свердловск-Сортировочный в тот день составляла по аналогичным дизтопливу и бензину 6,8 и 9,7 тыс. рублей за тонну соответственно.

Интерес к торгам проявили все основные поставщики нефтепродуктов в Свердловскую область. " ЛУКойл" участвовал в лице " ЛУКойл-Екатеринбургнефтепродукта", " Сибнефть" представляли сразу два официальных дилера - " Свердловскнефтепродукт" и " Екатеринбургнефтепродукт", от Тюменской нефтяной компании выступала Уральская нефтяная компания. При необходимости биржевой спрос был бы удовлетворен поставщиками с лихвой, вот только основные потребители оказались представлены гораздо скромнее. Зарегистрировались ООО "Дорстройресурс" (прокладка и ремонт дорог) и ООО "ЯВА-АЗС", далеко не самый значительный игрок розничного рынка нефтепродуктов в Свердловской области. Наиболее привлекательные для нефтетрейдеров промышленные гиганты - Уральскую горно-металлургическую компанию и Нижнетагильский металлургический комбинат - к торгам пригласили. Но пока торги не поставлены на поток, а их объем не позволяет диктовать рынку средневзвешенную цену, предприятия предпочли наблюдать со стороны. Хоть и с интересом.

Осенью прошлого года ЕФБ уже приглашала рыночных игроков для виртуальной торговли спотами: участники в реальном времени подавали заявки, по разным категориям товара выставлялись котировки. После закрытия торгов следовал "разбор полетов".

Биржевая торговля нефтепродуктами приведет к прозрачным рыночным ценам, переделу рынков сбыта и увеличению налоговых потоков

Первые реальные торги тоже напомнили инсценировку. "Да, мы знали своего покупателя "в лицо". Это неудивительно, если на торгах их всего два, - говорит коммерческий директор компании "Свердловскнефтепродукт" Константин Котельник. - В этом плане торги были похожи на тендер. Однако могу подтвердить, что все необходимые требования биржевого оформления сделок были выполнены".

Руководство ЕФБ до завершения вторых торгов, намеченных на 18 июня, результаты эксперимента не комментирует. Однако не сомневается, что первый осторожный шаг к формированию внутрирегионального рынка нефтепродуктов и средневзвешенной рыночной цены, оказался успешным.

Участники и наблюдатели

Интерес участников рынка к проекту ЕФБ в целом можно охарактеризовать как осторожный. Все основные нефтетрейдеры, представленные на рынке Среднего Урала, входят в состав вертикально-интегрированных холдингов и получают нефтепродукты по трансфертным ценам. Каждый холдинг диктует трейдеру цену исходя из своих издержек. А поскольку оптовой цены на ГСМ, формируемой рынком, не существует, открывается поле для спекулятивного манипулирования. (Так, "ЛУКойл" полтора года назад, стремясь расширить присутствие в Свердловской области, усиленно демпинговал. Ценовая борьба измотала всех, поскольку вслед за "ЛУКойлом" остальные оптовики тоже снижали цены. Наконец трейдеры поняли, что подобное соревнование до добра не доведет, и на рынке установилось паритетное ценовое равновесие.) Интерес продавцов и покупателей к участию в биржевых торгах диктуется желанием ограничить конкурентную борьбу цивилизованными рамками, создать рыночный регулятор ценообразования. Однако говорить об интересе следует осторожно, так как трансфертные цены выгодны холдингам, прежде всего, в плане "оптимизации налогов".

- Биржевые торги нам интересны, во-первых, потому что позволяют серьезно снизить издержки при согласовании цен с покупателем, - объясняет мотивы участия своей компании в торгах Константин Котельник. - Во-вторых, биржа задает ориентир покупателям, не давая работать нечистоплотным продавцам, сознательно завышающим цену: вот есть индикатор, есть наше предложение - сравнивайте и определяйтесь. Еще два-три года назад отдельные цены устанавливались для отдельных покупателей. А сейчас мы наблюдаем зарождение торговой системы. На следующих торгах будут присутствовать наблюдатели от крупнейших промышленных потребителей.

Между тем крупные покупатели, хоть заинтересованности и не скрывают, но переходить на биржевые торги не торопятся. Подавляющее большинство сетей АЗС в области имеют "родных" поставщиков, а небольшие сети и отдельные бензоколонки связаны долгосрочными контрактами с уже проверенными поставщиками. Другие платежеспособные покупатели - крупные предприятия и муниципалитеты - обычно работают на тендерной основе.

- Ежемесячно УГМК проводит тендер среди основных операторов нефтепродуктов на поставку ГСМ для предприятий холдинга. В первую очередь нас интересует неизменность цены в течение месяца, соблюдение графика поставок, а раз УГМК является очень крупным потребителем, нам обычно предоставляются ощутимые скидки, - рассказывает руководитель пресс-службы компании Михаил Ятнов. - Что касается биржевых торгов, то нам они, безусловно, интересны, но пока не отработана технология, достойной заменой тендерам они не станут.

Все в доле

Сдержанность фигурантов в оценке перспектив биржевой торговли нефтепродуктами сказывается на объеме торгов. Их точного объема, который стал бы рыночным индикатором, позволил установить средневзвешенную цену, сейчас никто не назовет. По словам аналитика рынка нефтепродуктов Евгения Огибенина, для этого на бирже нужно продавать не менее 10% объема ежемесячной потребности области в бензине и солярке, то есть около 300 тыс. тонн. В первые торги продано всего 660 тонн.

И все-таки биржа будет. Во-первых, она нужна потребителям, которые до сих пор вынуждены ориентироваться на непрозрачные трансфертные цены. "Если инструмент заработает, а в этом должны быть заинтересованы прежде всего крупные поставщики, которые пока только присматриваются к этой перспективе, то торги усилят конкуренцию и обеспечат прозрачность операций с нефтепродуктами, конкурентная борьба создаст благоприятные условия для развития рынка, обеспечит твердые сроки поставок и их оплаты, а серьезные объемы торговли смогут удовлетворить потребительский спрос", - считает Евгений Огибенин.

Во-вторых, биржа нужна государству, которое убеждено, что благодаря трансфертному ценообразованию вертикально-интегрированные нефтекомпании укрывают прибыль от налогообложения. Кроме того, непрозрачность цен на нефтепродукты влечет за собой непрозрачность тарифов естественных монополий. В конце мая Коллегия министерства по антимонопольной политике РФ одобрила концепцию формирования в России биржевой торговли нефтью и нефтепродуктами. Документ подразумевает, что сами нефтетрейдеры и их головные компании по доброй воле на биржи не пойдут, поэтому государство собирается разработать комплекс мер, призванных втянуть нефтяников в свободный рынок буквально "за уши". При этом государство намерено отходить от тендерной практики закупок ГСМ и более активно использовать биржевые площадки.

В-третьих, очевидна выгода и для поставщиков. Развитие биржевой торговли приведет к переделу рынков сбыта, выработке открытых принципов конкуренции, выявит реальную цену продукции.

В общем, несмотря на несколько "бутафорский" характер первых торгов и недоверчивость крупных потребителей, процесс становления нефтяной биржи как инструмента создания прозрачной рыночной цены на нефтепродукты необратим.

Екатеринбург