Окатыш за пазухой

Острая нехватка разработанных железорудных месторождений столкнула лбами уральских металлургов. Передел сфер влияния на рынке сырья грозит лихорадкой всей отрасли

Заметно обострилась борьба за рудные базы, не распределенные еще между крупнейшими компаниями металлургической отрасли. Стремление упрочить сырьевую независимость привело к открытому столкновению Стальной группы " Мечел" и ЕвразХолдинга. Предмет спора - ОАО "Коршуновский горно-обогатительный комбинат" (Иркутская область).
"Генеральный директор стальной группы "Мечел" Алексей Иванушкин: "Есть опасность монополизации рынка сырья"

3 июля руководство "Мечела" распространило заявление о том, что судебные приставы якобы готовят вооруженный захват Коршуновского ГОКа, куда группа пришла в конце прошлого года на правах стратегического инвестора. В знак "солидарности с трудовым коллективом ГОКа" 12 тысяч металлургов "Мечела" и еще шести предприятий группы (Белорецкого металлургического комбината, Вяртсильского метзавода, комбината "Южуралникель", угольной компании "Южный Кузбасс", румынского завода Cost и хорватского Mechel Zeljezara) приостановили работу на три минуты.

Причиной демарша стало решение арбитражного суда Иркутской области от 25 июня о смене внешнего управляющего ГОКа. Игорь Помельников, ведущий промечеловскую политику, заменен на представителя ФСФО Сергея Рожкова, чьей задачей на ближайшую перспективу будет введение на предприятии конкурсного производства с последующей распродажей имущества. При Помельникове "Мечел" стал стратегическим партнером ГОКа, потратил 10 млн долларов на его реанимацию, выплатил около 700 млн рублей кредиторской задолженности комбината.

В середине июня Помельников предложил совету кредиторов мировое соглашение, которое должно было закрепить позиции Стальной группы на ГОКе. Однако арбитражный суд инициативу Помельникова не одобрил, поскольку с идеей мирового соглашения не согласился ни один из кредиторов, в том числе Восточно-Сибирская железная дорога, подавшая иск о введении конкурсного производства. Иркутское управление ФСФО позицию суда поддержало, посчитав, что в случае реализации мирового соглашения государство существенно недополучит налоговые недоимки, составляющие 1,1 млрд рублей. Интересно, что железнодорожники оказались сговорчивее, чем представители власти. Упорство чиновников насторожило руководство Стальной группы: таковы уж российские традиции - скорее поверишь, что чиновник излишне принципиален в интересах конкурента, чем государства... Конкурент "Мечела" - ЕвразХолдинг, в состав которого входят исторически потребляющие сырье Коршуновского ГОКа Западно-Сибирский и Кузнецкий металлургический комбинаты.


Заместитель председателя совета директоров ОАО "Мечел" Владимир Прокудин: "Речь идет о безопасности нашего бизнеса"

Акция Стальной группы, проведенная 3 июля, ставила целью сообщить миру: мы запустили ГОК после глубочайшего кризиса 2002 года, потратились на выплату долгов, а теперь власти делают вид, что ничего этого не было.

Комбинат раздора

Коршуновский ГОК строился в 60-е годы как железорудная база для Западно-Сибирского и частично Кузнецкого металлургических комбинатов. Сегодня он добывает ежегодно около 4 млн тонн железорудного сырья, содержащего примерно 60% железа без особых примесей. Когда обанкротился Западно-Сибирский комбинат, Коршуновский ГОК стал его кредитором. Правда, в плане благосостояния этот статус дал ГОКу немного: в 1998 году он и сам оказался банкротом. Ввели внешнее управление: сначала на год, затем под поручительство областной администрации на десять лет (до 2008 года).

Как показывает российский опыт, внешнее управление сроком более 2 - 3 лет ни к чему хорошему не ведет. За два с половиной года ГОК лучше работать не стал. Менялись собственники, управляющие, копились долги перед бюджетами всех уровней и коммерческими кредиторами. Наконец, Коршуновский ГОК попал в сферу интересов СУАЛ-холдинга. Для управления предприятием была создана специализированная компания "СУАЛ-Руда". При этом ГОК оставался монопольным поставщиком сырья для Западно-Сибирского меткомбината, который по-прежнему едва сводил концы с концами.

К осени 2002 года металлургический комбинат задолжал ГОКу порядка 7 млн долларов. Далее, по версии генерального директора Стальной группы "Мечел" Алексея Иванушкина, события развивались следующим образом. ЕвразХолдинг решил зайти на Коршуновский ГОК по стандартной схеме - через процедуру банкротства. Западно-Сибирский комбинат отказался покупать у ГОКа концентрат, объяснив решение слишком высокой стоимостью, и предприятие оказалось на грани банкротства. В течение полугода ГОК простаивал, а его маркетинговые службы занимались поиском новых потребителей. Появилась, например, договоренность о поставках железорудного сырья в Китай, однако проблемы сбыта продукции это не решило.

В конце концов СУАЛ предложил Стальной группе "Мечел", растущему бизнесу которой требуется все больше сырья, стать стратегическим партнером Коршуновского ГОКа. Соответствующий договор был подписан в ноябре прошлого года. Так Алексей Иванушкин вторгся в сферу интересов главы ЕвразХолдинга Александра Абрамова. Купить ГОК группе никто не предлагал, поскольку тот был под внешним управлением. "Мечел" начал с приобретения 50 тыс. тонн концентрата в месяц, а к июню 2003 года покупал уже около 200 тыс. тонн. (Напомним, что до этого для запуска ГОКа он потратил порядка 10 млн долларов.) В первом квартале этого года ГОК впервые за все время внешнего управления зафиксировал балансовую прибыль. Сегодня весь объем производимого сырья реализуется: "Мечел" покупает ежемесячно 150 - 200 тыс. тонн концентрата, ММК - 100 - 150 тыс. тонн, оренбургская НОСТА - 20 - 30 тыс. тонн.

Сырье - вопрос выживания

Ситуация на российском рынке потребления железорудного сырья к началу этого года сложилась непростая: выбор поставщиков практически отсутствует, к тому же нарастает опасность полной монополизации группой компаний разработанных железорудных баз, что неизбежно поставит в зависимость от них конкурирующие металлургические предприятия. У России - первая в мире позиция по запасам железорудного сырья, но они, по оценке специалистов, либо бедные, либо трудноизвлекаемые. Большинство российских металлургических предприятий (за исключением Новолипецкого металлургического, Северстали, Оскольского электрометаллургического комбинатов), географически расположены так, что импорт сырья им не выгоден. Не готово к нему и портовое хозяйство страны. Приходится металлургам ориентироваться на внутренний рынок.

Одно из ключевых предприятий ЕвразХолдинга, Нижнетагильский металлургический комбинат, традиционно закупает агломерат и окатыши на Качканарском горно-обогатительном комбинате, принадлежащем Уральской горно-металлургической компании. С приобретением ЕвразХолдингом Михайловского ГОКа (Курская область) сырьевой вопрос стал менее острым. Это и позволило на какое-то время отказаться от предложений Коршуновского ГОКа. Однако транспортные расходы выросли весьма существенно. Официальных комментариев по поводу Коршуновского ГОКа ЕвразХолдинг не дает. Между тем очевидно: долго переплачивать он не намерен и будет стремиться вернуть сырьевую базу.

"Мечел" также вряд ли откажется нарастить сырьевые возможности, тем более что за них уже заплачено. В день, когда на Коршуновском ГОКе ожидали судебных приставов, в Челябинске прошла пресс-конференция вице-губернатора Челябинской области Владимира Дятлова и заместителя председателя совета директоров "Мечела" Владимира Прокудина. На ней Прокудин сообщил о планах "Мечела" приобрести у группы компаний НПРО "Урал" Бакальские рудники (Челябинская область), но подчеркнул, что и после этого потребность предприятий холдинга в коршуновском концентрате вряд ли сократится.

Таким образом, сырьевая война между "Мечелом" и ЕвразХолднигом началась. Последняя фронтовая сводка звучит так: 7 июля состоялось заседание комитета кредиторов Коршуновского ГОКа, на котором решено обжаловать решение арбитражного суда о снятии Игоря Помельникова с должности управляющего. Исполняющий обязанности внешнего управляющего Сергей Рожков на заседание комитета, где он должен был докладывать о подготовке к собранию кредиторов, назначенному на 17 июля, не явился.

Иркутск - Челябинск

Лакмусовые инвесторы

После долгого затишья в черной металлургии вновь развернулись акционерные войны. Попытки найти в конфликте правых и виноватых, достойных владеть комбинатом или не достойных, покушающихся на государственные интересы или их защищающих, обречены на провал, поскольку мы наблюдаем конкуренцию a'la russe - за административный ресурс.

Интереснее другое: этот конфликт можно рассматривать как лакмусовую бумажку для оценки инвестиционного климата в России. Не того абстрактного, о котором из года в год рассказывают чиновники, а конкретного, представляющего собой результирующий вектор стремлений крупнейших игроков выйти на международный рынок капитала и получить крупные инвестиции.

Лидеры российской экономики разделились сегодня на две группы. Первая достигла достаточно высокой степени организации бизнеса и либо вышла, либо в ближайшем будущем планирует выйти на международный рынок капитала. В силу этого она становится все более зависима от того, что принято называть корпоративной этикой. Влетел в скандал - получай падение котировок акций, недоверие инвесторов, проблемы с размещением новых займов. Попробуй сегодня тот же Юкос или ТНК провернуть схемы передела собственности, активно практикующиеся еще четыре-пять лет назад, они моментально получили бы громадные убытки в виде падения стоимости бизнеса и оказались отброшены назад в части доступа на мировой рынок капитала.

Но есть группа компаний, которые пока могут позволить себе воевать, прячась за судебные мантии, прокурорские погоны и чиновничьи пиджаки. Действует простой расчет: чтобы завоевать доверие зарубежных инвесторов, нужны годы, с течением лет такая "мелочь", как Коршуновский ГОК, возможно, забудется. Если компании найдут способ договориться полюбовно, без посредничества силовиков, значит, они так или иначе рассчитывают выйти на международный рынок капитала. Если нет - значит, это не приоритет. С инвестициями придется подождать, пока организационная структура второй группы компаний не утрясется.

Дмитрий Толмачев