Из-под палочки

Восточный дирижер придает азиатский колорит европейскому оркестру

Уральский филармонический оркестр (Екатеринбург) - один из крупнейших в стране. Николай Петров, Владимир Спиваков, Юрий Башмет восхищались его мобильностью, восприимчивостью к "чужим рукам", когда достаточно одной репетиции, чтобы оркестр и приглашенный дирижер или солист поняли друг друга. Характер коллектива во многом формируется его постоянными творческими руководителями. В городе, расположившемся на пересечении Европы и Азии, в одном оркестре работают два абсолютно разных дирижера: Дмитрий Лисс - явно западного типа, Энхе - носитель ярко выраженной восточной харизмы. Первый - тонкий интеллектуал, рафинированный европеец. Второй хоть и близок к европейской школе, но его восточная природа, какое-то потустороннее чутье, вкрадчивое отношение к музыке привносят особое звучание. Дмитрий Лисс возглавляет большой симфонический оркестр, Энхе - камерный. Нынешний сезон стал для камерного оркестра этапным: он отметил пятилетие, а его художественный руководитель добился победы (третья премия) на одном из самых престижных музыкальных форумов - Международном конкурсе дирижеров имени Прокофьева.
Энхе

- Энхе, насколько профессия дирижера востребована на музыкальном рынке? В Екатеринбурге дирижеров готовит Уральская консерватория и музучилище, ежегодно выпуская явно большее их количество, чем создается хоровых или оркестровых коллективов...

- При этом, как в любом деле, например, медицине или педагогике, в творчестве наблюдается дефицит хорошего, качественного. Дирижер - вообще профессия особенная. Это дело второй половины жизни. Когда тебе уже за сорок, когда становишься умеренным, мудрым и появляется необходимое в искусстве чувство меры, только тогда начинаешь дирижировать. По первоначальному музыкальному образованию я виолончелист. Однажды получил травму, руки стали "не те". Марк Паверман, создатель и первый дирижер Уральского филармонического оркестра, обратил на меня внимание и повернул в сторону дирижирования. Так я стал тем, кем стал.

- Такое ощущение, что восточных дирижеров в мире крайне мало.

- Да, западных гораздо больше. Вся музыка, которую сегодня называют классической, создавалась в Европе. Азия позже присоединилась к процессу. Мы не знаем имен крупных восточных композиторов прошлого. Современные же учатся в Европе, пишут в европейских традициях и лишь подключают восточные интонации, делая музыку колоритной. Среди дирижеров первого эшелона известен, пожалуй, лишь один азиатского происхождения - японец Сейжди Озава, он работает в Америке. Среди молодежи есть китайцы, корейцы, но они еще мало известны...

- Загадочное имя Энхе - это сценический псевдоним. Как же вас зовут на самом деле?

- Энхбаатор Баатаржав. С монгольского на русский переводится как "мирный богатырь".

...Отметим, что родители дали сыну точное имя. Энхе, стоящий спиной к залу, действительно видится богатырем и действительно мирным. А еще - хитроватым, чуть таинственным: вот она, аура Азии. Как восточные сказки в сравнении с прямолинейно-моралистскими европейскими дают возможность домыслить, так и музыка из-под палочки "восточного" дирижера выходит нелобовая, в ней присутствуют многозначность и недосказанность. Система жестов Энхе отличается от общепринятой, в ней ощущается некое сверхчутье в отношении музыки, музыкантов и публики. Есть слушатели, которые ходят только "на Энхе", попав под обаяние его восточной харизмы.

При этом музыка, которую исполняет Камерный оркестр, почти исключительно западная. Оркестр - небольшой (около 20 исполнителей), без духовых, в основе со струнными инструментами - подобен тем коллективам, что музицировали в Европе в прошлые века. Репертуар соответствующий: Моцарт, Гайдн, произведения, которые причисляют к легким, правда, по звучанию, но не исполнению. Камерная музыка по определению более изысканная, душевная, гармоничная. А оркестр - более мобилен внутренне: все нестандартные проекты филармонии ("Мода и музыка", "Дегустация пространства" и другие) ориентированы на камерный.

- Камерный оркестр и симфонический - это как разные виды спорта, - говорит Энхе. - Я даже сравнивать не могу: это другие понятия, другое настроение, другие уши, другие прикосновения к инструменту.

- А насколько популярна классическая музыка сегодня? Или зрители хотят слышать лишь то, что уху уже хорошо знакомо?

- Был действительно некоторый спад интереса к классике. А сейчас приходит много молодежи, причем профессионально не связанной с музыкой. Залы полны на всех концертах. Популярные шедевры люди готовы слушать всегда. Но есть произведения мало известные, к ним нужно приучать. Еще далеко не вся классика исполнена. Я люблю открывать свое даже в популярной классике. Не так давно открыл для себя Стравинского, он меня "берет". Как мне кажется, публика всегда чувствует, понимает ли дирижер композитора, которого исполняет. Впрочем, понять до конца, что хотел сказать автор, наверное, все равно невозможно.

- Искусство, хотим мы того или нет, стало частью рынка. И музыка - это товар. Вы его продаете и должны преподнести так, чтобы он оказался проданным. Вы часто об этом думаете?

- Я никогда об этом не думаю. От рынка никуда не денешься, но "продажами" занимаюсь не я. А чтобы быть интересным другим, нужно в первую очередь быть интересным себе. Каждый сидящий в оркестре - человеческая и музыкальная индивидуальность. Нас всех соединяет музыка. Мы же - всего лишь исполнители. Воли Моцарта.

Екатеринбург