Золотая моя Москва

Недропользователи Урала рискуют резко снизить объемы золотодобычи. Причина - не только истощенные недра, но прежде всего бюрократическая лицензионная политика федерального центра

Цены на золото по-прежнему держатся на высоком уровне. Но одной только благоприятной ценовой конъюнктуры для развития золотодобывающей отрасли мало. Наращиванию инвестиционного потенциала препятствует истощение золотосодержащих запасов. Есть и субъективная причина: затягивание лицензионного процесса в госведомствах. Следствие - резкое сокращение объемов геологоразведки. Необходим пересмотр политики государства в лице Минприроды РФ в области недропользования.

Мал золотник

В мае в Екатеринбурге прошел аукцион, на котором выставлялись права на разработку девяти золотосодержащих месторождений Свердловской области. В торгах приняли участие шесть компаний: ОАО "Уралэлектромедь", артели старателей "Нейва", "Южно-Заозерский прииск" (ЮЗП) и "Фарта", а также ООО "Самородок"и " Палладий". Самое крупное месторождение, содержащее по предварительным оценкам почти 800 кг драгоценного металла и расположенное в южной части Лобвинской группы россыпей (север области), будет разрабатывать ЮЗП.

Ход и результаты аукциона лишний раз подтвердили, что лучшие россыпные месторождения на Урале выработаны. Около 40 лет назад содержание золота в кубометре породы доходило до 300 мг. Сегодня россыпных месторождений со столь высоким содержанием металла практически не осталось. Участки, права на разработку которых торговались на аукционе, специфичны по запасам, расположению, инфраструктуре, применяемым технологиям. Они инвестиционно привлекательны только для предприятий, расположенных в непосредственной близости. Поэтому и конкурентная борьба на аукционе носила больше формальный характер: даже если на участок претендовало несколько компаний, его судьба в большинстве случаев решалась одним аукционным шагом.

Номинально Свердловская область обладает существенной сырьевой базой по золоту. Однако из-за ее низкого качества и постоянно возрастающих издержек добыча зачастую нерентабельна: глубина работ с каждым годом увеличивается, объемы переработки горной массы, необходимой для поддержания уровня добычи, возрастают, трудоемкость эксплуатации повышается. Организовывать новый участок ради нескольких тонн золота на месторождении, которое будет отработано уже через пару лет, не имеет смысла.

Наследники царя Мидаса

Сохранить объемы добычи и рентабельность разработки запасов можно за счет внедрения новых технологий. Но на них нет денег. "Разработка россыпей традиционными методами экономически нецелесообразна, особенно на небольших месторождениях, из-за низкого качества сырьевой базы. Затраты на новые технологии и оборудование значительные, а возможность инвестировать у недропользователей, как правило, отсутствует. К тому же 30 - 40% себестоимости золота составляют постоянно растущие платежи за отчуждение земель, экологические платежи, налоги за пользование землей, плата за энергоносители", - констатирует главный инженер проекта ОАО "ПКЦ "Уралдрагмет"" Иван Плясунов. У небольших золотодобывающих предприятий, а они в Свердловской области преобладают, собственных средств для внедрения новых технологий нет. А заемщики не торопятся: предпринимательские риски растут прямо пропорционально истощению месторождений. В результате, по словам начальника отдела лицензирования Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды по Свердловской области (ГУПР) Николая Кокорина, тогда как весь мир давно применяет, например, подземное и кучное выщелачивание, гидродобычу, в России ими пользуются считанные предприятия. В Свердловской области эти технологии внедрили группа "Полиметалл" на крупном рудном месторождении Воронцовском, а также несколько мелких игроков, добывающих золото методом подземного выщелачивания .

По мнению Ивана Плясунова, недропользователь, готовый вкладывать деньги в геологическое изучение россыпей, совершенствование технологий, подготовку кадров и организацию труда, находился бы быстрее, если бы была уверенность в подтверждении прогнозных запасов. Но уверенности нет. Собственных средств предприятий не хватает не только на технологическое обеспечение экономической эффективности разработки месторождений, но даже на проведение геологоразведочных работ. С начала 2002 года отменен сбор на воспроизводство минерально-сырьевой базы (ВМСБ), часть которого компании могли направлять на геологоразведку. С его отменой финансирование геологических изысканий могут позволить себе только крупные предприятия-золотодобытчики. Государственных денег, выделяемых на геологоразведку, хватает только на поддержание производства, а расширение минерально-сырьевой базы требует средств в полтора-два раза больших. Неудивительно, что в целом по стране объемы геологоразведки сократились с 1990 года в десять раз.

Мораторий на мораторий

Еще одно препятствие на пути эффективной деятельности золотодобывающих предприятий - сложная система лицензирования промышленной разработки месторождений. Федеральный закон "О недрах" гласит: регулированием недропользования занимаются параллельно и федеральный центр, и субъекты РФ. По свидетельству участников рынка, обязательное согласование параметров лицензий с Минприроды РФ сильно затягивает процесс: федералы просто не справляются с количеством заявок. Так, майский аукцион лицензий на разработку среднеуральских месторождений золота проведен по заявкам, поданным аж в 2001 году.

Главная причина "затора" - объявленная два года назад Минприроды РФ приостановка выдачи лицензий для проведения их ревизии. По мнению МПР, ревизия необходима в связи со значительными изменениями в законодательстве. Между тем приостановка фактически лишила золотодобытчиков возможности подготовить и ввести в эксплуатацию новые мощности уже оцененных месторождений, которые могли бы заменить отработанные.

- Возможности исследовать недра предприятия никто не лишал. Мораторий объявлен на выдачу лицензий, связанных с добычей золота, либо сквозных лицензий - на геологоразведку и добычу. На лицензии, связанные с геологическим изучением недр, ограничение не распространялось, - отмечает Николай Кокорин. - Однако с 2001 года таких лицензий в Свердловской области выдано не более трех-четырех. Видимо, предприятия посчитали неоправданным риском тратить собственные средства на геологоразведку месторождений, которые на аукционе они могут и не получить.

Бюрократизация лицензирования резко обостряет проблему обновления материально-сырьевой базы золотодобывающей отрасли в условиях истощения запасов месторождений. По оценкам ГУПР, министерству природы предстоит привести в соответствие с изменившимся законодательством около 8,9 тыс. лицензий. Это, естественно, отразится на сроках рассмотрения заявок и проведения аукционов. По словам Николая Кокорина, к концу года приведение лицензий в соответствие законодательству закончится, ситуация с их выдачей сдвинется с мертвой точки и геологоразведка пойдет интенсивнее. А пока недропользователи могли бы ускорить процесс: сами обращаться в ГУПР с заявлением о приведении в соответствие имеющихся у них лицензий, а не ждать, пока предписания начнут выносить налоговые органы.

Участники рынка убеждены: восстановить прежнюю систему финансирования геологоразведки можно, только консолидировав усилия недропользователей и местной власти, пострадавших от отмены сбора на ВМСБ. "Решить проблему истощения россыпных золотосодержащих запасов, обостряемую ситуацией с лицензированием, отсутствием геологоразведки, в одиночку нельзя: золотодобывающим предприятиям нужно объединять усилия", - считает и.о. председателя ЮЗП Михаил Мелехин.