Ковровая промполитика

Андрей Максимов
18 августа 2003, 00:00
  Урал

Башкирские чиновники отдают себе отчет в том, что вывести промышленность на современный уровень развития можно только рыночными механизмами. Но поделать ничего не могут: руки сами тянутся к указке

Башкирия - один из редких регионов, в законодательных актах которых четко сформулировано, что понимать под словосочетанием "промышленная политика".

Согласно закону от 6 декабря 1999 года "О промышленной политике в Республике Башкортостан", этот термин определяет "систему правовых, экономических, финансовых и организационных мер, включающих задачи, методы и механизмы государственного воздействия, направленные на повышение эффективности функционирования отраслей промышленности, исходя из интересов, целей и приоритетов социально-экономического развития республики".

Закон выделяет прямые и косвенные меры государственной поддержки "субъектов промышленной деятельности". К прямым мерам относятся налоговые преференции, займы из республиканского бюджета, предоставление в аренду помещений, размещение государственных и муниципальных заказов на поставку товаров и оказание услуг. Косвенными принято считать протекционизм с целью получения предприятиями республики заказов и налоговых послаблений на федеральном уровне, содействие предприятиям в расширении рынка сбыта продукции через развитие кооперации внутри региона и внешнеэкономических связей, предоставление гарантий кабинета министров для инвесторов. В законе сказано: "Основой реализации промышленной политики является Концепция промышленной политики". 5 ноября прошлого года кабинет министров республики утвердил Концепцию промышленной политики на ближайшие пять лет. Однако на сайте министерства промышленности Башкирии перечислены только названия разделов этого важного документа. Чтобы сторонний человек мог ознакомиться с его полным текстом, необходимо разрешение самого министра промышленности.

Министерство увеличения объемов

Тема промышленной политики давно звучит в решениях башкирских властей, но министерство промышленности как самостоятельный орган управления появилось в составе кабинета министров только 6 февраля 2003 года. Тогда указом президента республики из единого министерства промышленности, внешних связей и торговли выделилось два: министерство промышленности и министерство внешних связей и торговли. Вот как объяснил это решение премьер-министр Башкирии Рафаэль Байдавлетов: "Поставлена задача увеличить объем выпуска промышленной продукции как минимум на четыре процента. Чтобы добиться таких показателей, промышленность нам нужно отделить".

На официальном сайте минпрома определены задачи развития промышленности: реконструкция и модернизация производства, подготовка высококвалифицированных кадров в сфере маркетинга, стратегического менеджмента, бухгалтерского учета и аудита, внедрение прогрессивных методов мотивации труда на производстве. Казалось бы, в нормальной рыночной экономике все это - головная боль собственников и топ-менеджеров предприятий. Однако в том и специфика Башкирии, что республиканские власти, пытаясь построить рыночную экономику, опираются не на частную инициативу и предприимчивость граждан, а прежде всего на собственные директивы и указания, которым, безусловно, придают большое значение. При этом решения властей никоим образом не нарушают Конституцию России и Гражданский кодекс. В отношении частных предприятий строго применяется формулировка "рекомендовать", но для того, чтобы понять, что за ней скрывается, нужно жить и вести бизнес в Башкирии.

Большая доля госсобственности в экономике - приманка для молодых "акул капитализма", и они будут раскачивать политическую лодку под названием "Башкирия"

Одним из наиболее ярких примеров активного и эффективного использования "рекомендательных" процедур стала так называемая кампания реформирования предприятий, проведенная кабинетом министров в 2000 - 2001 годах. С целью "повышения конкурентоспособности предприятий", башкирские власти предложили объектам промышленности (вне зависимости от форм собственности) очиститься от налоговых и иных долгов. Механизм был донельзя простой и не применял его в то время только ленивый российский собственник: юридическое лицо размножается делением, долги остаются в одной части, ликвидные активы - в другой. Возможно, предприятия и сами пошли бы на эту процедуру, но башкирские власти предпочли их "организовать", применив проверенный метод кнута и пряника. Во-первых, кабинет министров рекомендовал налоговым органам, отделению Пенсионного фонда, Фондам обязательного медицинского и государственного социального страхования инициировать возбуждение дел о банкротстве предприятий, приступивших к реформированию, только по согласованию с ним, кабинетом министров. Во-вторых, республиканским и местным органам исполнительной власти поручили инициировать процедуру банкротства в отношении тех, кто не приступил к реформированию. В-третьих, реформируемым предприятиям было рекомендовано открыть дополнительный расчетный счет, куда можно было бы зачислять средства государственной поддержки, финансирования инвестиционных проектов, "осуществления платежей, предусмотренных программами реформирования". Таким образом республиканские власти получили рычаг влияния на более сотни предприятий, вошедших в реестр реформируемых объектов промышленности.

Чиновник - учитель, менеджер - ученик

Программа реформирования реализуется и сегодня. Ее новая цель, обозначенная правительственными чиновниками, - совершенствование управления до уровня, обеспечивающего "удовлетворение рыночного спроса и безубыточность функционирования", повышение эффективности маркетинга, внедрение современных систем менеджмента качества, соответствующих международным стандартам, повышение инвестиционной привлекательности предприятий. Слов нет, задачи важные. И в этом смысле чиновник кабинета министров Башкирии по сути говорит на одном языке с собственником металлургического завода в Италии или французским фермером: маркетинг - да, стандарты качества - да, эффективное управление - да. Однако способ достижения целей, как и интерес к процессу, у частного собственника и у правительственного чиновника (будь он трижды патриотом) - по определению разный. А значит, и результат не может быть одинаковым.

Предприятиям думать о своем будущем незачем. За них это делают в кабинете министров

Цитата из недавнего интервью премьера Байдавлетова: "Не все, конечно, идет гладко. Оказалось, нелегко перестроить мышление некоторых хозяйственных руководителей на современный лад, научить их эффективной производственной и маркетинговой деятельности"... Может быть, этим и объясняется то, что феноменальных успехов в деле управления промышленностью властям Башкирии достичь так и не удалось. Да, общие цифры впечатляют: за шесть месяцев этого года экономический рост в Башкортостане - 9,3%. Это очень серьезная цифра: для выполнения задачи удвоения ВВП к 2010 году необходимо ежегодно добиваться прироста регионального валового продукта не менее чем на 9,1%.

Между тем если взглянуть на состояние отдельных отраслей и кластеров, картина не кажется такой уж радужной. Только в прошлом году республиканские власти худо-бедно продвинулись в разгосударствлении экономики: 19 августа прошлого года президент Башкортостана Муртаза Рахимов подписал указы о продаже госпактов акций Башкирской топливной компании, Башнефтехима, Башнефти. Однако долгожданный инвестиционный дождь на нефтегазовый комплекс республики не пролился. А отрасль испытывает серьезные проблемы: степень выработанности запасов превысила 83% при текущей нефтеотдаче около 35% и обводненности более 91%. Уже испробованы все перспективные методы увеличения нефтеотдачи пластов, основанные на гидродинамических, газовых, термических, микробиологических и физико-химических технологиях. Проблема в одном - не хватает финансовых ресурсов. И вряд ли стоит ожидать их от рынка при нынешнем режиме управления экономикой республики. Как ни бьются региональные власти с промышленностью, как ни пытаются ее перевоспитать, банкиры говорят одно: увеличение объемов долгосрочного кредитования возможно только тогда, когда сами предприятия будут готовы заимствовать денежные средства на рыночных условиях (см. интервью председателя Национального банка РБ Рустэма Марданова на с. 18).

Но предприятиям думать о своем будущем незачем. За них это делают в кабинете министров, причем способы решения проблем находят все больше советские. Типичный пример: борьба с задолженностью по заработной плате. На 1 июля она составила 993,9 млн рублей, и 34% долгов приходится на промышленность. "Откуда взяться деньгам на зарплату, если предприятие месяцами работает на склад, выпуская неконкурентную продукцию, а то и вовсе простаивает? А иной руководитель (есть у нас такие) и пальцем не пошевельнет, чтобы вывести предприятие из кризиса. С такими надо безоговорочно расставаться", - заявляет Рафаэль Байдавлетов. "Несвоевременная выплата заработной платы происходит из-за неэффективного менеджмента. Попросту говоря, некоторые "начальники" специально оставляют долги по зарплате, чтобы кредиторы их не тревожили. С такой порочной практикой мы мириться не намерены: с рядом руководителей, которые не выплачивали зарплату месяцами, а порой и годами, мы уже расстались", - сообщает министр промышленности республики Сергей Ефремов. С проблемой задолженности по зарплате не смогла справиться трехсторонняя (профсоюзы, работодатели, власть) комиссия по урегулированию социально-трудовых отношений. Рафаэль Байдавлетов рассчитывает на работу нового органа - Межведомственного координационного совета по вопросам погашения просроченной задолженности по зарплате, куда вошли представители органов государственного управления, службы судебных приставов, контрольно-надзорных органов. "Полномочий у этого совета достаточно, чтобы принимать самые жесткие решения", - говорит премьер. И тут же добавляет: "Уповать только на административные меры не следует - кардинальное решение проблемы лежит в плоскости оздоровления экономики предприятия-должника". Слова-то правильные, но как это сделать? У башкирских властей что ни придумывай, все заканчивается как в том анекдоте - автоматом Калашникова: репрессиями, административным нажимом, разборками на ковре у начальства.

Разумеется, нельзя сказать, что в экономике Башкирии нет светлых пятен и власть намерена управлять только советскими методами. Успешно реализуется федеральная целевая программа развития Башкортостана до 2006 года (она включает 79 инвестиционных проектов и оценивается в 172 млрд рублей). Республика по праву гордится двумя крупнейшими стройками - Юмагузинского водохранилища с гидроэлектростанцией мощностью 45 МВт и полиэфирного комплекса в Благовещенске. Успешно развиваются проекты в области жилищного строительства: власти решили за счет бюджетных средств подводить коммуникации к строительным площадкам, что при условии справедливого и открытого распределения землеотводов, безусловно, даст положительный результат. То же министерство промышленности активно ведет выставочную деятельность, помогая промышленным предприятиям сбывать свою продукцию.

И все же степень участия государства в управлении экономикой республики по-прежнему высока. Республиканские власти уверены, что это хорошо: пока экономика в одном кулаке, политические катаклизмы Башкирии не грозят. Однако есть и другая точка зрения. Большая доля госсобственности в экономике - приманка для молодых "акул капитализма", и они будут раскачивать политическую лодку под названием "Башкирия". Пока в республике слишком душная атмосфера для того, чтобы появился эффективный собственник, заработал маховик частной инициативы, а значит, расцвело бы подлинно гражданское общество.