Богач-бедняк

Газпром не в состоянии в одиночку вытянуть освоение недр Ямало-Ненецкого автономного округа и развитие перерабатывающих производств. В качестве помощников могли бы выступить частные нефтегазодобывающие компании. Но для этого надо решиться на либерализацию газовой отрасли

Чтобы представить себе значение Ямало-Ненецкого Автономного Округа (ЯНАО) для экономики России, достаточно задаться аналогичным вопросом в отношении Газпрома.

Газпром - крупнейший газовый концерн в мире, основной добытчик (более 90%) и поставщик газа на внутренний рынок (283,5 млрд кубометров), в страны СНГ (Украину, Белоруссию, Молдавию) и Прибалтики - 42,3 млрд кубометров, а также в Европу - 128,6 млрд кубометров (все данные 2002 года). От объемов добычи и сбытовой политики Газпрома зависит расположение к России стран-потребителей: достаточно монополисту заикнуться о сокращении поставок или повышении цен на газ, как начинают трепетать регионы и отрасли России и СНГ (самый яркий пример - Белоруссия, промышленность которой держится за счет поставок газа по внутрироссийским ценам). И, напротив, совместные проекты Газпрома с Украиной (российско-украинский газовый консорциум по строительству, модернизации и управлению газотранспортной системой в этой стране), Казахстаном и Туркменистаном (транспортировка азиатского газа в Европу), Китаем (сооружение транскитайского газопровода), Турцией (строительство прямого газопровода "Голубой поток" из России по дну Черного моря), странами Западной Европы (прокладка газопроводов от Выборга, по акватории Балтийского моря до Германии, Финляндии, Швеции, Великобритании и других государств) эффективнее иных политических деклараций способствуют взаимной интеграции наших стран. В общем, Газпром - не просто производственное объединение, это колоссальный геополитический фактор, козырная карта России.

А ЯНАО для Газпрома - главная сокровищница, с которой концерн связывает планы дальнейшего освоения внутреннего и зарубежных рынков. Прошлогодним решением совета директоров Газпрома освоение газовых месторождений полуострова Ямал признано приоритетным в деятельности концерна.

Говорим Газпром - подразумеваем Ямал

ЯНАО - крупнейшая газоносная провинция мира. На территории округа, составляющей 0,5% территории суши Земли, сосредоточено более трети разведанных запасов природного газа. Каждый четвертый кубометр газа, добытого в мире, - ямальского происхождения.

Газа на Ямале хватит не на одно поколение: по подсчетам Газпрома, минимум на 80 лет. Но и мир не стоит на месте. По прогнозам российского правительства, к 2020 году потребности стран-импортеров в российском газе (при падающей добыче в Норвегии и Великобритании) возрастут в 1,5 раза, потребление на внутреннем рынке благодаря ожидаемому росту производства в металлургии, химии, энергетике, ЖКХ, сельском хозяйстве должно вырасти вдвое. Поэтому согласно Энергетической стратегии России "добыча газа в России может составить порядка 645 - 665 млрд кубометров в 2010 году и возрасти до 710 - 730 млрд кубометров к 2020 году. В условиях умеренного варианта добыча газа прогнозируется в объеме до 635 млрд кубометров в 2010 году и до 680 млрд кубометров к 2020 году. Добыча газа в Западной Сибири может составить 565 млрд кубометров в 2010 году и 520 - 540 млрд кубометров в 2020 году".

Легендарные месторождения Надым-Пур-Тазовской провинции, обеспечивающие до 80% добычи ямальского газа, эксплуатируются с 70 - 80-х годов и постепенно истощаются: Ямбургское выработано на 54%, Уренгойское - более чем на 65%, Медвежье и Вынгапурское - на 75%. В этой связи встает проблема повышения отдачи эксплуатируемых месторождений, разработки и освоения новых.

"Дожимать" месторождения за Газпромом - удел предприятий "малого ТЭКа". В октябре 2001 года 11 небольших нефтегазодобывающих компании ЯНАО ( Таркосаленефтегаз, Пурнефтегазгеология, Геойлбент, Минлей, Арктикнефтегаз, Севернефтегазпром, Сибнефтегаз, Пургаз и другие) объединились в некоммерческое партнерство " Союзгаз" (общие запасы газа - 3 трлн кубометров, нефти - 300 млн тонн, конденсата - более 10 млн тонн). По расчетам специалистов, деятельность Союзгаза снизит нагрузку на действующие месторождения и продлит их активную жизнь на 20 - 30 лет. На сегодняшний день доля предприятий малого ТЭКа в добыче ямальского газа составляет 6%: это совсем неплохо, если учесть, что на остальные независимые компании приходится и того меньше.

Из новых месторождений наиболее перспективным на территории Надым-Пур-Тазовской провинции считается Заполярное в 200 км от Нового Уренгоя, введенное в эксплуатацию в октябре 2001 года. Разведанные запасы газа на нем составляют 3,3 трлн кубометров (это 5-е место в мировом табеле месторождений), проектная мощность - 100 млрд кубометров ежегодной добычи. По итогам 2002 года Газпром впервые за пять лет зафиксировал рост объемов добычи (521,9 млрд кубометров газа, что на 9,9 млрд кубометров больше, чем в 2001 году), и это заслуга Заполярного. На 2004 год намечен пуск Песцового месторождения в 160 км от Нового Уренгоя (утвержденные запасы газа - 740 млрд кубометров, проектная мощность - 27 млрд кубометров ежегодной добычи).

Долгосрочные перспективы Газпрома и, следовательно, ЯНАО связаны с освоением месторождений полуострова Ямал - Харасавэйского, Бованенковского, Крузенштерновского, Тамбейской группы, нефтяных Ростовцевского и Новопортовского. Суммарные объемы газа здесь оцениваются в 10,4 трлн кубометров. Начало их извлечения намечено на 2007 год. За этими обширными планами стоит комплексная программа геологоразведки (она еще только началась), обустройства производственной, транспортной и социальной инфраструктуры, бурения, добычи с использованием современных технологий, строительства газопроводов, аккумуляции запасов и сжижения газа. Затраты обойдутся в десятки миллиардов долларов, однако экономический эффект от реализации газа может достигнуть триллиона долларов.

Правда, в апреле в автономном округе с удивлением узнали, что Россия подписала соглашение о поставках в нашу страну туркменского газа, начиная со следующего года и до 2028-го. Постепенно наращивая объемы, туркменская сторона собирается к 2009 году ежегодно поставлять по 70 - 80 млрд кубов. Поскольку цена туркменского газа будет вполовину меньше экспортной цены газа российского, Газпром сможет заработать порядка 300 млрд долларов. Вместе с тем в ЯНАО понимают, что реализация туркменского проекта означает задержку ямальского - вот и правительство все никак не соберется принять комплексную программу освоения ямальских недр. В Москве указывают на то, что газпромовские разработчики программы не дают внятного ответа, как доставлять газ с полуострова. Отсюда расхождение в оценках стоимости программы, достигающее десятков миллиардов долларов.

- Первая подача газа с Ямала запланирована на 2007 год. Чтобы уложиться в сроки, в 2003 году должно было начаться активное освоение полуострова. Однако этого не произошло. И теперь неизвестно, когда произойдет. Получается, что туркменский, а не ямальский газ позволит восполнить прогнозируемый дефицит, который к 2006 году может составить не менее 30 млрд кубометров ежегодно, - уныло комментируют ситуацию в Салехарде.

Руководству ЯНАО остается добиваться утверждения программы освоения ямальских недр если не силами одного Газпрома, то "всем миром". Тем более желающие (при определенных и далеко идущих реформаторских условиях) есть. В этом по большому счету и заключается промышленная программа ЯНАО.

Газуй, нефтянка

Комплексная программа освоения ямало-ненецких просторов стоит, по разным версиям, от 70 до 100 млрд долларов. Вполне вероятно, Газпром просто не сможет аккумулировать такие колоссальные средства, поскольку и без того перебивается с кредита на кредит. Оттого в Энергетической стратегии РФ до 2020 года черным по белому записано: "В рассматриваемой перспективе ожидается существенный рост объемов добычи газа независимыми производителями: с 71,5 млрд кубометров (12%) в настоящее время до 115 - 120 млрд кубометров (18%) к 2010 году и 170 - 180 млрд кубометров (25%) к 2020 году. Таким образом, прирост добычи газа обеспечат независимые производители, а добыча по ОАО "Газпром" будет оставаться стабильной на протяжении всего рассматриваемого периода".

Путин ясно дал понять: никакого разделения Газпрома на монопольную и конкурентную составляющие в обозримом будущем не произойдет. Надо полагать, ставка будет сделана на постепенное повышение цен с их последующей мягкой либерализацией. Тем более что такой шаг выгоден прежде всего Газпрому

Нефтегазовые компании, и государственные (Роснефть), и частные (ЛУКойл, ЮКОС), все активнее "окапываются" на месторождениях ЯНАО. Поначалу Газпром с брезгливостью смотрел на соседей. Бывший председатель правления концерна Рэм Вяхирев говорил, что от независимых "больше вони, чем газа". Затем пренебрежение сменилось настороженностью. Газпром попросил правительство закрепить за ним наиболее перспективные месторождения общими запасами 8 - 10 трлн тонн газа. Кажется, наступает третий период в отношениях: стороны начинают понимать, что выгоднее договариваться.

Первой на Ямале в 1998 году к Газпрому притулилась частная компания "Итера" (правда, СМИ настойчиво сообщали о ее аффилированности по отношению к монополисту). В 1999 году "Итера" ввела в эксплуатацию Губкинское месторождение (запасы - 399 млрд кубометров газа), в 2001-м - Восточно-Таркосалинское (407 млрд кубометров), в 2003-м - Береговое (325 млрд кубометров). За прошедшее время "Итера" добыла в ЯНАО 80 млрд кубометров газа, план 2003 года - 30 млрд кубометров.

В 2001 году на рельсы договорных отношений с Газпромом встала Роснефть, заключившая с концерном соглашение о совместной разработке пяти крупных месторождений на Ямале и на шельфе Баренцева моря: Харампурского (152,7 млн тонн нефти; 750,7 млрд кубов газа), Вынгаяхинского (92,6 млн тонн нефти; 106,5 млрд кубов газа), Етыпуровского (31,7 млн тонн нефти; 299,5 млрд кубов газа), Приразломного (76,4 млн тонн нефти) и Штокманского (27 млн тонн нефти и 3,205 трлн (!) кубометров газа).

В конце прошлого года соглашение с Газпромом заключил и ЛУКойл, пришедший в 2001 году на месторождения Большехетской впадины в Тазовском районе на северо-востоке ЯНАО (вероятные запасы - до 1 трлн кубометров газа). Через десяток лет ЛУКойл видит себя второй после Газпрома газодобывающей компанией с ежегодной добычей в 80 - 100 млрд кубометров. А пока Вагит Алекперов добился проникновения в заветную газпромовскую "трубу", а Газпром - приемлемых для себя цен на лукойловский газ.

В Газпроме лукойловскую схему считают наиболее компромиссной и потому предпочтительной: независимые продолжают зависеть от пропускной способности трубопроводной системы концерна, сохраняется его тарифная и экспортная монополия, вместе с тем Газпром привлекает инвестиции нефтегазовых компаний в реконструкцию своей газотранспортной системы. Независимые тоже должны быть довольны: газ-то по трубе идет. Таким образом, читаем мы на сайте Газпрома, "за последние пять лет число независимых газодобытчиков, получивших доступ к транспортировке газа, увеличилось в 4,7 раза. Фактическая поставка газа независимыми организациями в газотранспортную систему Газпрома возросла почти втрое, до 83,1 млрд кубометров в 2002 году".

Однако аппетит приходит во время еды. И независимые нет-нет да и напомнят правительству, что достались им от Газпрома трудноизвлекаемые запасы углеводородов, тогда как сеноманские (поверхностные) залежи монополист прибрал к рукам, что внутрироссийские газовые цены, на которые их обрекает Газпром, в семь раз ниже среднеевропейских (при этом сам концерн не стесняется признаваться, что на внутренних поставках теряет до 50 млрд рублей в год, компенсируя их исключительно доходами от экспорта), что надо либо уравнять внутренние и экспортные цены, унифицировав тарифы на транспортировку, либо завязывать с экспортной монополией Газпрома. Однако на десятилетии концерна в этом году Владимир Путин ясно дал понять, что никакого разделения Газпрома на монопольную (транспортировка, диспетчеризация, сбыт) и конкурентную (добыча и иные виды деятельности) составляющие в обозримом будущем не будет. Поэтому следует, вероятно, ожидать постепенного повышения цен с их последующей мягкой либерализацией. Тем более такой шаг выгоден прежде всего Газпрому. (А может быть, и промышленности в целом, если взвинчивание цен на энергоносители вынудит ее форсировать внедрение энергосберегающих технологий.)

Отражение этой идеи мы видим и в Энергетической стратегии: "Обеспечение необходимого роста инвестиций требует повышения цен на газ до 40 - 41 долларов за 1 тыс. кубометров к 2006 году и до 59 - 64 долларов за 1 тыс. кубометров в 2010 году (без НДС, оплаты транспортировки газа по газораспределительным сетям и снабженческо-сбытовых услуг)". Напомним, что нынешняя внутренняя цена газа - 27 долларов за тысячу кубов, причем с учетом НДС.

Другие киты

Цены на углеводороды (и, следовательно, доходы нефтегазодобывающих компаний) - не праздное дело для ЯНАО, почти весь бюджет которого формируется за счет налоговых отчислений предприятий ТЭКа. Тем более команда губернатора Юрия Неелова давно вынашивает несколько грандиозных проектов строительства перерабатывающих производств в районах падающей добычи с тем, чтобы сохранить налоговые отчисления, рабочие места, социальную инфраструктуру и т.д. Да и шутка сказать: нефтеносный автономный округ обеспечивают бензином с помощью северного завоза.

Сегодня только на территории ЯНАО ежегодно сжигается 5 млрд кубометров попутного нефтяного газа. По всей стране сгорает 50 млрд кубометров: десятая часть того, что добывается Газпромом. По справедливому мнению ямальского руководства, такие потери недопустимы. Администрация ЯНАО предлагает направить попутный газ на производство продуктов с максимальной добавленной стоимостью - нефтепродуктов (для нужд автономного округа и для других регионов) и на создание сырьевой базы для химической промышленности.

В первую очередь речь идет о Новоуренгойском газохимическом комплексе (НГХК), к строительству которого Газпром приступил более десяти лет назад. Комплекс рассчитан на производство около 300 тыс. тонн гранулированного и пленочного полиэтилена и более 300 тыс. тонн этилена в год. По мнению специалистов, НГХК способен закрыть до 30% потребностей российской экономики в этом виде продукции. Кроме того, имеется в виду возведение Новоуренгойской ГРЭС, которая могла бы работать на остаточных запасах низконапорного газа, суммарный объем которого на месторождениях округа оценивается в 2,1 трлн кубометров. По расчетам администрации ЯНАО, выработанной электроэнергии хватило бы не только для собственных нужд, но и для экспорта в соседние регионы. Третий "гвоздевой" проект Юрия Неелова - строительство завода по производству сжиженного газа на полуострове Ямал с последующей транспортировкой продукта через северные моря в Европу и Юго-Восточную Азию.

Инвестиционные возможности властей округа резко сокращаются: из-за предыдущего налогового передела бюджет ЯНАО "подарил" федеральному центру 17 млрд рублей, а ныне вместе с налогом на добычу природного газа и львиной долей налога на добычу полезных ископаемых рискует лишиться еще 15,6 млрд рублей (это 40% регионального бюджета). Но и увещевания таких гигантов, как Газпром и РАО ЕЭС, пока результатов не дают. Речи же о том, чтобы НГХК "вскладчину" построили Газпром и нефтегазовые компании, пока не идет. И ничего кроме бодрящих деклараций об этих проектах не слышно.

По тундре, по железной дороге

Конкретным проявлением региональной промышленной политики служит следующий факт: в августе этого года в ЯНАО появилась на свет Ямальская железнодорожная компания (ЯЖДК) - совместный проект администрации автономного округа (45% уставного капитала), МПС (в лице Свердловской железной дороги, также 45%) и Газпрома (представленного предприятием Севтюменьтранспуть, 10%). По словам полпреда президента в УрФО Петра Латышева, учреждение ЯЖДК - историческое событие, поскольку это первая железнодорожная компания в постсоветской России, созданная с участием частного капитала. ЯЖДК призвана покончить с отсталостью транспортной инфраструктуры ЯНАО. Ее задача - организация грузовых и пассажирских перевозок, ремонт, эксплуатация и содержание железнодорожных участков на Ямале.

Именно зачаточное состояние транспортной и в первую очередь железнодорожной инфраструктуры в ЯНАО во многом тормозит комплексное освоение ямальских недр: как уже отмечал "Э-У", морская навигация в регионе длится всего четыре месяца, а потом без дорогостоящего ледокольного флота не обойтись. Из-за проблем с транспортировкой не сдвинется с места идея строительства завода по сжижению газа. С интенсификацией добычи и транспортировки углеводородов единственная однопутная железнодорожная ветка Тюмень - Сургут - Коротчаево, которая связывает тюменский Север и Юг, рискует превратиться в сплошную пробку: по словам начальника СвЖД Александра Мишарина, к 2010 году грузопоток увеличится более чем в два раза, а железная дорога в автономном округе имеет слабую пропускную способность (три-четыре состава в сутки при минимальной скорости 32 км), износ инфраструктуры достигает 90%. Требуется строительство и капитальная модернизация путей, станций, вокзалов, сортировки, мостов, переходов, объектов соцкультбыта, комплексов хранения и налива нефтепродуктов, промывочно-пропарочных пунктов для подготовки цистерн.

Только когда нефтегазовые компании получат законодательную гарантию конкурентного равноправия на газовом рынке, они рискнут всерьез вложиться в производственную и транспортную инфраструктуру ЯНАО

Фактическим началом работы ЯЖДК станет пуск 15 сентября железнодорожной ветки Коротчаево - Новый Уренгой. По 50% инвестиций (420 млн рублей) в возрожденную ветку взяли на себя бюджет ЯНАО и СвЖД. Эксплуатация этого участка остановлена в 1996 году, и жителям стотысячного Нового Уренгоя, газовой столицы автономного округа и всей России, приходится мотаться за сто километров, чтобы поездом выбраться на "большую землю". Теперь они смогут воспользоваться фирменным поездом "Ямал". Следующий этап деятельности ЯЖДК - доведение железнодорожной линии от Нового Уренгоя через Пангоды до Надыма (строительство остановлено в 1989 году). По словам генерального директора Севтюменьтранспути Александра Черина, предприятие по заказу МПС ежегодно вкладывает в ветку до 30 млн рублей, но этого хватает только на то, чтобы она совсем не развалилась. Требует модернизации и линия Новый Уренгой - Ямбург, также эксплуатируемая предприятием Севтюменьтранспуть по заказу Газпрома. Не выдерживает критики состояние отрезка пути Лабытнанги - Обская - Чум (Северная железная дорога), построенного еще в 1940-е годы. Основная же задача ЯЖДК - максимально вывести Газпром на позиции, с которых начнется освоение месторождений полуострова Ямал.

По словам замминистра путей сообщения Владимира Якунина, курирующего проект ЯЖДК, с возникновением РАО "Российские железные дороги"ямальская компания будет наделена имущественным комплексом, что позволит ей сформировать собственную инвестиционную программу, по-видимому, не исключающую заимствований и привлечения портфельных инвестиций. По словам того же Якунина, к проекту ЯЖДК уже проявили интерес небольшие нефтегазовые компании ЯНАО. Правда, интерес малого ТЭКа, чьи финансовые мускулы гораздо слабее газпромовских или МПСовских, скорее, в том, чтобы просто прислониться к крупному инвестиционному проекту.

А вот ЛУКойл и ЮКОС, разрабатывающие на просторах автономного округа нефтегазовые месторождения, ввязываться в проект, вопреки первоначальным намерениям, не торопятся. Правда, учредители ЯЖДК убеждены, что это временное явление, просто надо определиться, как вовлечь потенциальных инвесторов: исподволь, введением инвестиционной надбавки к железнодорожным тарифам или участием в уставном капитале. Общая стоимость развития железных дорог в ЯНАО оценивается в 10 млрд долларов, и без участия "крупняка", такого как ЛУКойл и ЮКОС, обойтись будет сложно.

Руководству ЯНАО остается добиваться утверждения программы освоения ямальских недр если не силами одного Газпрома, то "всем миром". Желающие - при определенных и далеко идущих реформаторских условиях - есть. В этом по большому счету и заключается промышленная программа ЯНАО

Еще раз оглянувшись на крупнейшие инвестиционные проекты ЯНАО, мы придем к следующему выводу: их будущность напрямую зависит от судьбы и содержания программы либерализации газовой отрасли. Только когда нефтегазовые компании (в первую очередь негосударственные) получат законодательную гарантию конкурентного равноправия на газовом рынке (в лицензионной, ценовой, тарифной), они рискнут всерьез вложиться в производственную и транспортную инфраструктуру ЯНАО. Без их заинтересованного участия автономный округ останется сырьевой кладовой Газпрома.

Если же пока по причине недоразвитости российской экономики переход к полноценному газовому рынку невозможен, надо хотя бы навести порядок в области лицензирования и налогообложения в сфере недропользования, чтоб создать независимым нефтегазодобывающим компаниям максимально комфортные условия (естественно, не забывая при этом и об интересах государства). Например, отмена сбора на воспроизводство минерально-сырьевой базы и перенос финансирования геологоразведочных работ на недропользователей привели к тому, что геологоразведка практически прекратилась. Инвестируя в разведку, компания не имеет никаких юридических гарантий, что обнаруженное и исследованное месторождение достанется именно ей, а не конкурентам или госфонду. Введение единого налога на пользование недрами поставило в неравные условия крупные компании и предприятия малого ТЭКа. Ну и главное: пора прекратить перетряску налогового и лицензионного законодательства, когда новые его версии появляются едва ли не каждый год.