Гонка перевооружений

Дмитрий Толмачев
15 сентября 2003, 00:00
  Урал

Изменения, произошедшие в этом году на мировом рынке оружия, создали перспективу для стабильного развития уральского ОПК на ближайшие несколько лет

В начале августа подписан один из крупнейших контрактов года - на поставку 18 самолетов Су-30МКМ в Малайзию (договор парафирован в мае). Месяцем позже заключен крупный контракт на поставку Вьетнаму зенитно-ракетного комплекса С-300ПМУ-1 на сумму в четверть миллиарда долларов - третий за постсоветский период. Наконец, в начале сентября Россию посетил наследный принц Саудовской Аравии - впервые за все время с момента установления дипломатических отношений между странами. И хотя о переговорах по военной тематике официальные пресс-релизы не сообщали, эта тема наверняка не была забыта: недовольство арабских стран политикой США растет.

- Николай Владимирович, чем вы объясните улучшение финансовых показателей вашего предприятия в 2002 году?

- Прирост выручки предприятия на 64% обеспечен преимущественно экспортом спецтехники. При этом увеличения оборонзаказа не было. По гражданской продукции объемы реализации также не увеличились: рынок грузоподъемной техники достаточно напряженный.

В этом году мы попытаемся нарастить объемы выпуска. Конкретные финансовые показатели зависят от многих факторов, в том числе от налогового законодательства. По нашим расчетам, прибыль предприятия в 2003 году возрастет приблизительно на 20%.

- Как соотносится в реализации доля военной и гражданской продукции?

- В натуральных показателях эти данные секретны и разглашению не подлежат. В процентном соотношении на долю спецтехники приходится около 60%, учитывая и заказ Минобороны, и экспорт военной продукции.

- А кто основной заказчик вашей спецпродукции - Минобороны или иностранные покупатели?

- Соотношение 50 на 50. Экспорт предприятия в 2002 году незначителен по объемам, поскольку мы выступали не основным поставщиком, а только участвовали в контрактах Рособоронэкспорта по отдельным видам продукции.

- Спрос на продукцию предприятия в ближайшей и среднесрочной перспективе, по вашим расчетам, будет расти?

- По логике, мы вправе были бы ожидать увеличения спроса на военную технику со стороны российской армии в связи с программой вооружения. Но, несмотря на многочисленные заявления в прессе, программа вооружения по закупкам спецтехники не выполняется и в ближайшие годы, судя по всему, выполняться не будет: у государства не хватает финансовых средств, у него это не единственная статья расходов по выполнению программы. Мы надеемся на увеличение заказа со стороны иностранных государств, оно нам кажется более реальным. Переговоры в этой области ведутся Рособоронэкспортом. Также, по нашим прогнозам, будет рост спроса на гражданскую продукцию, выпускаемую предприятием. Для этого мы повышаем ее качество за счет применения импортных комплектующих, например японских дизелей при производстве погрузчиков.

- Как идет процесс включения вашего предприятия в вертикально-интегрированный холдинг?

- Процесс завершен - мы уже в холдинге: машиностроительный завод им. Калинина вошел в концерн ПВО "Алмаз-Антей". По распоряжению Мингосимущества нами передано концерну 18% голосующих акций от уставного капитала завода. Решающим станет начало следующего года, когда будет формироваться гособоронзаказ. Если объемы заказа увеличатся, значит, роль концерна положительна. Пока направляющей или организующей роли концерна, экономического эффекта от нашего вступления в него мы не видим. Возможно, это связано с внезапной сменой исполняющего обязанности генерального директора ПВО "Алмаз-Антей": не так давно на эту должность назначен Владислав Меньшиков . По итогам первого совета директоров станет ясно, какой будет политика концерна.

Интервью взяла Юлия Черепанова

Это события одной цепи. И они, во-первых, дают российскому ОПК реальную возможность заработать себе на реформирование, а во-вторых, создают твердую основу для стабильного развития ряда ключевых предприятий ВПК Урала, встроенных в производственные цепочки изготовления средств ПВО и военной авиации.

Оборонный пирог: куски и крошки

Предприятия уральского ОПК, как, впрочем, и российского, четко делятся на три группы. Одни прямо или косвенно подключены к экспортным контрактам. Другие перебиваются за счет гособоронзаказа и конверсионной продукции. Третьи в основном сумели перестроиться на выпуск гражданской продукции. Наиболее яркие представители первой группы - Уралвагонзавод (УВЗ; Свердловская область), Уфимское моторостроительное производственное объединение (УМПО; Башкирия), Уральский оптико-механический завод (УОМЗ; Свердловская область), опытно-конструкторское бюро "Новатор" (Свердловская область). Первые три входят в двадцатку крупнейших оборонных предприятий страны по версии Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), доля экспорта в выручке каждой компании занимает от 60 до 95%.

УМПО выпускает двигатели АЛ-31ФА и АЛ-31ФП для истребителей Су-27, Су-30. Они и составляют основу благополучия предприятия: во-первых, двигатели поставляются на собираемые "Иркутом" (бывшее Иркутское авиационное производственное объединение) и производственным объединением в Комсомольске-на-Амуре (КнаАПО) самолеты по экспортным контрактам с Индией и Китаем; во-вторых, предприятие участвует в поставках двигателей на китайский завод в Шеньяне, собирающий "сушки" по российской лицензии; в-третьих, получает доходы от лицензионного производства двигателей в Индии. УОМЗ производит прицельные системы для тех же "сушек", вертолетов КБ Камова и других военных самолетов и вертолетов. Перспективы обоих предприятий полностью завязаны на экспортные поставки военной авиации. ОКБ "Новатор" разрабатывает ракетные комплексы Club. Вариант Club-N установлен на трех фрегатах, которые в этом году переданы ВМС Индии. Вариант Club-S ставят на уже закупленные ВМС Индии дизель-электрические подлодки класса Kilo (по терминологии НАТО), а также на восемь подлодок того же класса в рамках подписанного в прошлом году контракта с Китаем общей стоимостью свыше полутора миллиардов долларов.

К группе ориентированных на экспорт предприятий, выполняющих в основном авиационные контракты, относятся также Кумертауское авиационное производственное предприятие (вертолеты разработки КБ Камова) и смежники указанных заводов: Уфимское агрегатное производственное объединение, пермский "Инкар" и другие.

- Есть вероятность того, что бронетанковый холдинг, создание которого топчется на месте, в конце концов воплотится как объединение гражданских машиностроительных предприятий. Сокращение гособоронзаказа, контрактов на экспорт вооружений делает более актуальным объединение не оборонных цехов заводов, а их гражданских производств.

- Поясните на примере Уралвагонзавода.

- Вместе с другим крупнейшим уральским машиностроительным предприятием ОАО "Челябинский тракторный завод - Уралтрак" мы начали работу над созданием и запуском в производство серии дорожной техники под единой торговой маркой. В нее войдет весь спектр техники: бульдозер, трубоукладчик (ЧТЗ), экскаватор (УВЗ), грейдер, разработкой которого сейчас заняты на ЧТЗ, и виброкаток, проект которого создается в КБ Уралвагонзавода, специально созданном для разработки конкурентоспособной гражданской продукции. Последнее детище нашего КБ трактор РТ-160м не имеет аналогов в СНГ и вдвое дешевле зарубежных при таком же качестве. Испытания нового трактора уже проходят в Челябинской и Свердловской областях. Мы намерены наладить его поставки в регионы России, страны СНГ, а также Пакистан и Вьетнам.

- Какие внутренние и внешние проблемы возникают при такой "горизонтальной" интеграции?

- Среди внутренних - разработка единой маркетинговой и сбытовой политики. Перед запуском дорожной серии необходимо создать общую торговую марку по принципу кобрэндинга "УВЗ - ЧТЗ". Организационные проблемы создает различие в статусах предприятий: ЧТЗ - акционерное общество, а наш завод - ФГУП. Но эти трудности вполне преодолимы, и мы планируем начать производство дорожной техники с общим брэндом уже в 2004 году.

- А акционироваться не собираетесь?

- Не раньше 2006 года. Надеяться на скорое акционирование нам не приходится.

Записал Юрий Немытых

В несколько ином положении находится УВЗ, который уже реализовал крупнейший в своей новейшей истории контракт на поставку танков Т-90 и теперь сосредотачивает усилия на гражданке (значит, переходит в третью группу). Отсюда и падение показателей его смежников: ГП Завод 9 (Екатеринбург, танковые пушки), челябинские ФНПЦ "Станкомаш" (башни), "Электромашина" (системы защиты), ЧТЗ-Уралтрак (двигатели), ГУП СКБ "Турбина" (двигатели).

Вторая группа - заводы, не интегрированные в систему российского экспорта вооружений. Это огромные по мощностям, но имеющие мизерную относительно размеров выручку Воткинский завод (баллистические ракеты; Удмуртия), химзавод "Планта" (боеприпасы; Нижний Тагил), Уралтрансмаш (самоходные бронированные машины; Екатеринбург), многие другие. Звездный час некоторых пришелся на вторую чеченскую кампанию, когда госзаказ по понятным причинам резко вырос и заводы заработали как в советское время. Но кампания закончилась, а вместе с ней закончились и деньги. В этой группе также - ждущие своего часа предприятия концерна ПВО, встроенные в производственную цепочку по выпуску ЗРК С-300В: екатеринбургские завод им. Калинина (ракеты), НПО "Вектор" (электроника).

Наиболее успешные представители третьей группы - Ижмаш (легкое стрелковое оружие; Удмуртия) и Мотовилихинские заводы (артиллерия; Пермская область). Оба входят в пятерку крупнейших по выручке машиностроительных предприятий Урала, и основной объем продукции выпускают для "гражданки". Мотовилиха специализируется на нефтегазовом оборудовании, Ижмаш - на автомобилях. Доля военной продукции у обоих предприятий не превышает 10%. И если для первой и третьей групп предприятий отрасли государственная стратегия реформирования ВПК второстепенна, то для второй, наиболее многочисленной, она играет ключевую роль.

Застыли в ожидании

О реформировании ОПК за последние несколько лет не говорил только ленивый. Чтобы не повторяться, подытожим основные пункты объявленной государственной стратегии (тем более с ее основными положениями никто из ведущих экспертов рынка вооружений не спорит). Сохранившийся с советского времени потенциал ОПК распылен. Есть масса предприятий, входивших в те или иные производственные объединения, ныне они в большинстве своем акционированы, имеют огромные производственные мощности для выпуска оборонной продукции. Поддерживать все за счет скудных возможностей бюджета и менее скудных, но тоже ограниченных экспортных денег невозможно и нерационально. Нужно отсечь ненужные предприятия, оставшиеся объединить в вертикально интегрированные структуры - они в дальнейшем аккумулируют финансовые, производственные, научные, конструкторские, кадровые ресурсы и займут место на рынке. В планах правительства по приватизации на 2003 год значится более ста оборонных предприятий. До конца года планируется создать 18 интегрированных структур, к 2006 году их число возрастет до 70.

Этот процесс начался еще три года назад, но пока тормозится. АХК "Сухой" не может добиться контроля над финансовыми потоками холдинга: основной объем экспортных поставок и реальных денег контролирует КнаАПО, головной исполнитель контрактов на поставку Национально-освободительной армии Китая тяжелых истребителей Су-30МКК.

Концерн ПВО в еще более драматичной ситуации. Он также не является головным исполнителем контрактов на поставку ЗРК: на корабельные С-300 ПМУ "Риф" в Китай - сумма контракта 200 млн долларов, на сухопутные С-300 - 400 млн долларов, морские комплексы "Форт" - 200 млн долларов. Их выполняют предприятия концерна ("Альтаир", "Алмаз" и другие). То же относилось к уже выполненному контракту на поставку ижевским "Куполом" ЗРК Тор-М1 в Грецию. Нет у новоиспеченного концерна и лицензии на самостоятельный экспорт военной продукции. А произошедшие летом убийства двух руководителей концерна окончательно подкосили административный ресурс холдинга.

В противовес неопределенности в госструктурах мы видим другой пример. Так, частная корпорация "Иркут" сумела выйти на второе место среди российских производителей вооружений, присоединить ОКБ им. Яковлева и этим обеспечить себе опытно-конструкторскую базу, начать совместно с европейским авиакосмическим концерном EADS производство амфибий Бе-200 (гидросамолетов, потенциальный спрос на которые на мировом рынке оценивается EADS в 320 штук на ближайшие 20 лет) и создать тем самым альтернативу экспорту "сушек" в долгосрочной перспективе. Классический ФГУП - Уральский оптико-механический завод - за счет контрактов на поставку прицельных систем для "сушек", предназначенных для Китая, провел модернизацию производства (только в 2001 году вложено около 10 млн долларов).

Итак, картина такова. Имеющие финансовую подпитку в виде экспорта корпорации худо-бедно структурируются, идет процесс обновления основных фондов, развивается система постпродажного обслуживания, подыскиваются альтернативные направления. Остальные застыли в ожидании. Впрочем, это состояние они сохраняют уже пятнадцать лет.

Импорт безопасности

Вместе с тем внешняя ситуация стремительно меняется. По терминологии, предложенной заместителем директора ЦАСТ Константином Макиенко, подавляющее большинство арабских стран, за исключением явных изгоев типа Ливии, Ирака и Ирана, придерживаются зависимой модели закупок вооружений. Она опирается на импорт не просто систем вооружений, а импорт безопасности, подкрепленный возможной военной поддержкой со стороны США. Эта модель после американского вторжения в Ирак уходит в прошлое: слишком очевидно экономическое, политическое, культурное противостояние мусульманского и западноевропейского миров. Теперь полная зависимость от США и Европы в вопросах закупок и, что еще важнее, обслуживания систем вооружений, оборачивается против государств Востока. А они были лидерами закупок американских вооружений: в 1994 - 2001 годах общие затраты на импорт оружия той же Саудовской Аравии, по данным доклада эксперта Исследовательской службы Конгресса США Ричарда Гриммета, составили 65 млрд долларов (первое место среди стран Третьего мира), объемы закупок оружия Египтом, Объединенными Арабскими Эмиратами и Кувейтом - от 7,3 до 9,1 млрд долларов. Все они входят в десятку крупнейших импортеров вооружений.

Играет на руку российским экспортерам и растущая напряженность по линии Пакистан - Индия, Тайвань - Китай. Нарастающая военная мощь Китая с одной стороны, агрессивная политика США - с другой вынуждают другие страны региона искать альтернативные варианты обеспечения собственной безопасности. Отсюда резкое потепление в военно-техническом сотрудничестве с Индонезией, Малайзией, Вьетнамом.

Сорви куш

На ближайшую пятилетку перспектива рынка вооружений достаточно четкая: доминировать будут поставки военной авиации. По оценкам ЦАСТ, до 2010 года российские производители боевых самолетов могут поставить на экспорт примерно 190 многофункциональных истребителей, в том числе 90 самолетов семейства Су-30 в Индию, Китай, Индонезию, Бразилию и до 100 истребителей МиГ-29 в Индию, страны Африки, Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока. Это помимо уже подписанных и парафированных контрактов. Следовательно, заказами обеспечено УМПО и его смежники - Уфимское агрегатное объединение, пермский "Инкар". Заказами обеспечен УОМЗ, поставляющий электронику Китаю.

Наконец, начинается волна закупок систем ПВО. Заключенный Вьетнамом контракт - первая ласточка. Правда, он не принес уральским предприятиям больших выгод. Дело в том, что легендарные комплексы С-300 производятся в двух вариантах - С-300П и С-300В. Отличаются друг от друга всем, вплоть до болтов. В производстве первого задействованы московские Научно-исследовательский электромеханический завод (Москва), НПО "Алмаз", "Альтаир" и другие. Основные участники второго проекта - Марийский машиностроительный завод (Йошкар-Ола), завод им. Калинина, ГП "Вектор", ОКБ "Новатор".

Растет спрос на морские системы. По мнению ряда экспертов, Китай в ближайшей перспективе переориентируется с покупок тяжелых истребителей семейства Су на морские вооружения, системы ПВО и управления.

В целом перспективных контрактов вполне достаточно, чтобы обеспечить нормальный уровень инвестиций ключевым игрокам уральского ОПК.

И если финансовая подушка будет покоиться на государственной стратегии развития ОПК, если удастся сформировать жизнеспособные холдинги, реформу отрасли можно будет считать состоявшейся.

ФГУП Машиностроительный завод им. Дзержинского

Производит механические и электромеханические взрыватели и взрывательные устройства для управляемых и неуправляемых снарядов и ракет различного назначения. Находится в ведении Росбоеприпасов.

Гражданская продукция: бензомоторные пилы "Урал-2ТЭ", "Дружба-4МЭ", "Тайга-245", "Крона-202"; мотонасос для подачи воды; приставки к бензомоторным пилам; сепараторы центробежные для очистки минеральных масел, гидравлических рабочих жидкостей, дизельного топлива, промывочного керосина; лебедка ручная рычажная; аппарат электрохирургический высокочастотный "Политом".