Наш человек на Западе

Сохранение национальной банковской системы важнее, чем форсированное вступление России в ВТО, заявляет президент Внешторгбанка РФ Андрей Костин в эксклюзивном интервью журналу "Эксперт-Урал"

- Андрей Леонидович, в конце сентября Внешторгбанк объявил о начале масштабной ипотечной программы. Каковы планы банка в этом направлении и коснется ли оно уральского рынка?


Андрей Костин

- Ипотечная программа - это часть общей программы реструктуризации бизнеса, разработанной нами совместно с иностранным консультантом фирмой McKinsey. Программа реструктуризации предусматривает несколько направлений: дальнейшее расширение корпоративного бизнеса, где мы намерены упрочить позиции в области обслуживания крупных компаний; развитие обслуживания среднего, а затем и малого бизнеса; расширение инвестиционного банковского бизнеса. Для этой цели мы привлекли высококлассных специалистов, обладающих опытом работы в иностранных банках. В результате создана сильная команда, которая будет обеспечивать нашим клиентам выпуск облигаций, организацию синдицированных займов, ведение сделок по слияниям и поглощениям. Еще одно новое для нас направление - развитие розничного бизнеса. Банк до сих пор не имел сильных позиций в рознице: он хоть и занимает четвертое место по рознице в стране, но это всего полтора процента рынка. Вся программа по корпоративному и инвестиционному бизнесу рассчитана на 12 месяцев, по рознице - на два года.

В рамках последнего направления мы начали развивать первый массовый продукт - ипотеку. В начале октября открыли ипотечный центр в Москве. Это современное помещение, где будут работать 60 человек - выдавать ипотечные кредиты по новой для нас технологии. Центр будет работать с девяти утра до девяти вечера, в том числе по субботам. Мы рассчитываем увеличить портфель ипотечных кредитов в течение ближайшего года с сегодняшних 8 до 130 млн долларов. Примерно 70% кредитов будет приходиться на Москву, 30% - на остальные регионы, включая Санкт-Петербург, Екатеринбург и еще два-три города, возможно, Казань и Калининград. В таких цифрах нет ничего запредельного для нашего, второго в стране, банка. Но это потребует большой работы. Например, по нашей статистике, лишь каждая пятая заявка на выдачу ипотечного кредита удовлетворяется. Значит, чтобы выдать тысячу кредитов, надо рассмотреть пять тысяч заявок. У нас есть для этого и технологии, и команда.

- Будет ли открыт ипотечный центр в Екатеринбурге?

- На первом этапе мы откроем ипотечное "окно" в рамках филиала. В дальнейшем, если увидим, что объем заявок в регионах достаточно велик, будем идти по пути открытия ипотечных центров.

- Собираетесь ли вы развивать ипотеку в других городах Уральского региона, кроме Екатеринбурга?

- Пока мы ограничимся Екатеринбургом. Для начала надо оценить объем спроса и уже потом двигаться дальше. В рамках программы планируем укрепить наш екатеринбургский филиал. Численность персонала увеличим на 20%, в том числе для работы по ипотечным кредитам и кредитам малому и среднему бизнесу. В самом ближайшем будущем примем решение о покупке или строительстве нового здания. Свердловская область для нас - один из приоритетных регионов, и нас никак не устраивает та доля рынка, которую мы занимаем - всего 3,5%. Либо мы переломим ситуацию за ближайший год, либо мы не очень удачливые банкиры.

- И на какую долю рынка рассчитываете?

- В целом по стране в течение пяти лет мы намерены занять не менее 10% рынка. В Екатеринбурге планируем идти опережающими темпами. Если за два года не удвоим долю, это будет плохая работа - и моя, и руководства филиала. Для меня сегодня приоритет не столько в увеличении прибыльности, сколько в увеличении доли рынка и улучшении качества обслуживания клиентов. Это долгосрочная политика, направленная на то, чтобы не быть вытесненными с рынка через несколько лет западными банками, у которых есть деньги, технологии, ноу-хау. Я считаю, у нас есть два-три года на то, чтобы построить банк европейского уровня с европейскими технологиями. Больше времени у нас нет.

- Как в рамках розничной стратегии вы позиционируете себя по отношению к другому госбанку - Сбербанку?

- Сбербанк - доминирующая сила на рынке розничных услуг, он держит порядка 60% ритейла. Мы хотели бы войти в тройку ведущих банков, занимающихся ритейлом, с увеличением доли рынка в течение ближайших пяти лет до 8 - 10%. Это тяжелая задача, потому что развитие будет идти на фоне растущей конкуренции. Уже сегодня в Москве и Питере наблюдается натиск не только со стороны Сбербанка или крупных местных банков, но и со стороны западных кредитных организаций. Например, City group активно развивает там ритейловый бизнес и планирует идти в регионы.

- На днях об этом же объявил Raiffeisenbank.

- Да, ситуация стремительно меняется. Причем и российские банки очень активны в этом бизнесе. Альфа-банк запустил программу создания ритейлового бизнеса "Альфабанк-экспресс", Росбанк недавно приобрел сеть банков ОВК.

- Известно, что в ближайшем будущем крупный пакет акций Внешторгбанка будет продан иностранным инвесторам. Каков размер пакета и кто покупатели?

В странах Восточной Европы нет ни одного серьезного финансового института, принадлежащего национальному капиталу или государству. Все они - дочерние предприятия западных банков. Мы должны сохранить суверенитет - политический, военный и финансовый

- В настоящее время мы разрабатываем программу приватизации банка. В течение пяти лет доля государства может быть снижена до 51 - 50%. Первым этапом будет вхождение в капитал международных финансовых организаций. По принципиальным вопросам мы достигнем договоренностей уже к концу этого года. Пока трудно сказать, какой пакет в процентах будет продан, потому что окончательная стоимость банка сторонами еще не согласована. Капитал банка сейчас составляет 2,2 млрд долларов, к этому добавится оценка перспектив развития бизнеса. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) запланировал внести порядка 300 млн долларов, Международная финансовая корпорация (МФК) - около 200 миллионов. Думаю, в итоге доля будет довольно значительна, она позволит иностранным инвесторам получить места в Наблюдательном совете, но блокирующей не станет. Кроме ЕБРР и МФК у нас есть заявки от других западных банков, есть перспективы выхода на рынок IPO (initial public offering - первичное размещение). Завершив первый этап, мы огласим нашу дальнейшую программу по уменьшению доли государства в капитале.

- А каковы планы заимствований на западных рынках?

- За последний год мы привлекли на Западе два займа - на 240 и 135 млн долларов. Ставка по последней сделке - LIBOR+1,5%. По нашим данным, это лучшая ставка, которую до сих пор получали российские банки. Кроме того, в ноябре мы планируем выход на рынок еврооблигаций с объемом порядка полумиллиарда долларов на срок пять лет. Это очень удачно совпало с присвоением России инвестиционного рейтинга, поскольку рейтинг ВТБ должен также повыситься вслед за страновым, а значит, занять мы сможем дешевле.

- Как вы оцениваете темпы банковской реформы?

- Сейчас мы двигаемся по эволюционному пути. На мой взгляд, ожидать каких-то резких административных решений не стоит. Растет конкуренция, в том числе со стороны западных банков, это вынуждает российские банки повышать капитализацию, улучшать качество обслуживания. Максимальный уровень конкуренции - это и есть основная движущая сила реформы. Я просто не вижу другого пути выживания для отечественного банковского сектора. Конечно, эволюция могла бы идти быстрее. Но есть интересы крупных банков, а есть - мелких, в том числе региональных. Каждый из них имеет право на существование, на доказательство своей эффективности.

Важную роль сыграет принятие закона о гарантировании вкладов, потому что он создаст равные условия для государственных и коммерческих банков. Вообще госбанки в России имеют право на жизнь, если они функционируют в рамках того же правового поля, что и коммерческие учреждения.

- Как в банковском контексте вы видите проблему вхождения в ВТО?

- Мне бы не хотелось, чтобы банковская система России повторила путь наших восточноевропейских соседей: там национальный банковский сектор исчез совсем. Сегодня ни в Чехии, ни в Венгрии, ни в Польше нет ни одного серьезного финансового института, который принадлежал бы национальному капиталу или государству. Все они являются дочерними предприятиями западных банков. Мне кажется, для России это неправильно. Мы должны сохранить суверенитет - политический, военный и финансовый.

Сегодня единственное ограничение деятельности иностранных кредитных организаций - на открытие филиалов банков. Я считаю, это оправдано, поскольку создаются равные условия для деятельности российских и западных банков в стране. И никто не собирается все "сливать" ради вступления в ВТО в следующем году. Все остальное правительство готово либерализовать. Это видно, в частности, по проекту закона о валютном регулировании. Вот когда Россия унифицирует регулирование и банковское законодательство, можно будет открыть рынок полностью.

Многие банки очень болезненно восприняли разрешение российским резидентам открывать счета за границей в западных банках. Я человек прагматичный и считаю, что ничего страшного нет, все равно все будет двигаться в этом направлении. Внешторгбанк как единственный банк, обладающий системой загранбанков (у нас их пять), пытается отстроить систему таким образом, чтобы выгодой от развития транснациональной деятельности российских компаний могли воспользоваться наши дочерние банки в Швейцарии, Германии, Люксембурге и других странах.