Иду на таран

Осознав, что путь к промышленному комплексу Башкирии лежит через президентское кресло, крупный российский бизнес бросил вызов бессменному рулевому республики Муртазе Рахимову

Центральная избирательная комиссия Республики Башкортостан (ЦИК РБ) закончила 22 октября прием документов от претендентов на пост президента республики. Подано 20 заявлений, на момент сдачи номера в печать зарегистрирован один кандидат - бывший вице-президент ЛУКойла Ралиф Сафин. 27 октября ЦИК РБ под председательством Барыя Кинзягулова отказал в регистрации Сергею Веремеенко - наиболее заметному представителю оппозиции действующей власти. Поводом послужило заявление другого соискателя - представителя Госсобрания РБ в Совете федерации Игоря Изместьева, посчитавшего, что соперник начал предвыборную кампанию до ее официального объявления. Веремеенко, вошедший в роль реформатора хозяйственного уклада республики, назвал решение ЦИК провокацией и пообещал привлечь к нему внимание правоохранительных органов и федеральной избирательной комиссии.

Но истинная суть конфликта в том, что выходец из Межпромбанка Сергей Веремеенко штурмует региональный политический Олимп на штыках финансово-промышленных групп, стремящихся к переделу жирных кусков башкирской собственности.

Третий лишний

Братья Сергей и Александр Веремеенко известны в республике давно: оба начинали с работы в башкирском нефтехиме, были близки к семье президента Рахимова, что позволило выстроить партнерские отношения между республиканским руководством и Межпромбанком. Председатель совета директоров Межпромбанка Сергей Пугачев был даже одно время представителем республики в Совете федерации. До июня 2003 года Сергей Веремеенко занимал пост председателя правления банка, а Александр - уфимского филиала Межпрома. Затем Александр стал руководителем Баштрансгаза, "дочки" Газпрома, осуществляющей поставки газа в республику.

Отношения испортились, когда после неудачи с вхождением в Славнефть Межпромбанк стал уделять пристальное внимание приватизации нефтехимических предприятий Башкирии - наиболее лакомых нераспределенных активов российской нефтянки.

Вначале поста лишился Александр Веремеенко: перед подписанием в июне 2003 года очередного пятилетнего договора между Башкирией и Газпромом, Муртаза Рахимов среди прочих условий настоял на уходе Веремеенко. Алексей Миллер вынужден был согласиться, так как договор, кроме гарантированного сбыта газа на территории республики, прописывал создание под эгидой СИБУРа (тоже "дочки" Газпрома) нефтехимического холдинга на базе четырех башкирских предприятий - Салаватнефтеоргсинтеза (СНОС), комбинатов "Каучук" и "Каустик", а также сбытовой организации "Газ-сервис". Минимущества Башкирии передало контрольный пакет акций СНОСа в управление Газпрому, а на "Каучуке" и "Каустике" была проведена допэмиссия, размывшая долю республиканского правительства в пользу газового монополиста.

Адекватный маневр

Александр Веремеенко был награжден почетной грамотой Газпрома за многолетнюю и плодотворную работу, а затем назначен руководителем Управления МНС по Башкирии. Вернувшись в республику с новыми полномочиями, Веремеенко сосредоточил внимание на четырех уфимских нефтеперерабатывающих заводах, вновь дав зеленый свет "делу о байконурских долгах". Руководство заводов обвинялось, напомним, в уводе от налогообложения 12 млрд рублей. Эта сумма сопоставима с совокупной годовой выручкой уфимских НПЗ, обеспечивающих 13% производства всего российского бензина (18% - высокооктановых бензинов) и дизтоплива.

А за месяц до подписания руководством республики договора с Газпромом Счетная палата РФ опубликовала результаты проверки минимущества Башкирии. Проверка показала: "нераспределенный" башкирский нефтехим приватизирован еще в апреле, причем без участия каких-либо заинтересованных структур "со стороны", будь то банки или вертикально-интегрированные нефтяные компании. Приватизация проведена в интересах фактически контролирующей нефтехимический комплекс Башкирии семьи президента республики и его ближайшего окружения. Параллельно с пуском "сигнальной ракеты", произведенным федеральным центром в лице Счетной палаты, и сразу после назначения Александра Веремеенко главным налоговым инспектором республики его брат Сергей официально оставил должность председателя правления Межпромбанка, чтобы сосредоточиться на политической борьбе с Муртазой Рахимовым. Выбрав главным козырем предвыборной кампании неэффективное управление республиканским имуществом, основной акцент в критике он сделал как раз на уфимских НПЗ. Возник тандем: один брат давит мощью государственной машины, другой действует на политической арене. Представители ФПГ, заинтересованные в куске башкирской собственности, наблюдают на расстоянии, чем закончится этот поход ва-банк.

Не надо, я сам

Межпромбанк, стоящий за Сергеем Веремеенко, выбрал в качестве мишени наиболее привлекательные активы нефтяного и нефтехимического комплекса Башкирии. Сейчас они входят в структуру холдинга Башнефтехим (снизившего, к слову, объемы производства за 2002 год на 17%). В условиях кризиса перепроизводства в России сырой нефти живейший интерес крупного бизнеса, имеющего свободные инвестиционные средства, вызывают именно нефтеперерабатывающие мощности. Уникальность и привлекательность этих активов состоит в том, что предприятия группы способны перерабатывать разноплановое сырье, от сернистой западносибирской нефти до газового конденсата. Кроме того, в Башкирии есть нефтепродуктопроводы, что позволяет серьезно снижать транспортные издержки при поставках в соседние регионы.

В борьбу за комплекс могут включиться практически все нефтяные компании России и зарубежья. Особенно актуально вопрос переработки стоит перед Сургутнефтегазом, не имеющим, в отличие от конкурентов, достаточного количества НПЗ. Отметим и китайского нефтяного монополиста CNPC. Как и Межпромбанк, CNPC в свое время уже попробовал свои силы в аукционе по продаже госпакета акций Славнефти, но победа ТНК и Сибнефти отодвинула перспективы участия китайцев в российском нефтяном бизнесе на неопределенный срок.

Таким образом, для Межпромбанка (и других компаний, потирающих руки в ожидании возможного передела башкирского нефтехимического комплекса, но находящихся в арьергарде предвыборных боевых построений) настало время политического торга с владельцами нефтяного и нефтеперерабатывающего бизнеса Башкирии - правящей верхушкой республики. В этой игре Сергею Веремеенко предназначена роль ядра, посланного "стенобитной машиной". Спасение Муртазы Рахимова состоит, возможно, в том, чтобы убедить федеральный центр в способности самостоятельно организовать передачу башкирского нефтехима на максимально приемлемых для себя условиях. От убедительности Рахимова и зависят перспективы кандидата Веремеенко.

Уфа

Продать, чтобы оценить

Парфюмерный концерн " Калина" (Екатеринбург) дополнительно разместит на свободном рынке 16% своих акций (1 387 403 шт.). 21 октября эмиссию зарегистрировала ФКЦБ. Акции будут размещены на одной из российских фондовых бирж по 600 рублей за штуку при номинале в 70 рублей. Таким образом, в свободном обращении в совокупности окажется около 20% акций компании. Уставный капитал компании увеличится на 16% (сейчас он равен 585,5 млн рублей), а рыночная капитализация (ныне - 200 млн долл.) - минимум на те же 16% плюс трудно прогнозируемое увеличение за счет повышения ликвидности акций. По словам пресс-секретаря "Калины" Сергея Казанцева, "акции, поступившие в свободное обращение, станут рыночным индикатором оценки компании инвесторами и партнерами".

- Менеджмент "Калины" последовательно делает компанию более прозрачной, сначала для избранных инвесторов, таких как ЕБРР, а теперь для всех, - прокомментировал действия концерна начальник отдела торговых операций инвестиционной компании "Уником Партнер" Александр Бобков. - Конечная цель концерна - выход на международные рынки.

В результате эмиссии "Калина" решает несколько задач: увеличивает капитализацию, объективно оценивает собственную рыночную стоимость и проходит листинг на российской фондовой бирже. Последнее, по законодательству РФ, необходимо для листинга на международной фондовой бирже. К этому компания стремится последние несколько лет. Выйдя на Лондонскую фондовую биржу, "Калина" станет полноправным игроком на международных рынках.