2003, 42 (122)

1 декабря 2003, 00:00
  Урал

Об оптимистах и пессимистах

Автор, очевидно, исходит из предположения, что российская власть в лице Ельцина и в лице Путина - это одно и то же, что одна и та же элита с видом оскорбленной невинности спрашивает у бизнеса: "А деньги где?". Мне же хочется думать, что при неизбежной смене элит новая путинская власть говорит и бизнесу, и обществу в целом: "Все, ребята, баста, так, как раньше, уже не будет". В смысле: бардак всех достал, и жить по-прежнему смерти подобно для страны и для общества. Правда, делается это неуклюже. И возникает вопрос: какой предстанет новая путинская власть после всех выборов. Это беспокоит всех без исключения - и тех, кто за аресты олигархов, и тех, кто против. Слишком неясные сигналы идут от власти.

Владимир Суворов

Нищие духом

Основной расчет кандидатов и их политтехнологов в нынешней думской кампании делается на инертное голосование, на избирателя, который без лишних усилий, привычно сделает выбор в пользу знакомых ему лиц и уже не раз апробированных лозунгов.

Первое, что бросается в глаза: лозунги вместо программ. Ключевой: "Мы за единую и сильную Россию" (а кто против-то?) - и никакой подробной расшифровки: сильная Россия - это что? Богатое бизнесом, вовлеченное в европейскую интеграцию государство, либеральная империя? Или засилье силовиков во власти? За что нам предлагают голосовать и что мы в результате получим? Нет однозначного ответа - и так сойдет.

Другой пример почивания на инертности избирателя - отказ представителей "Единой России" от теледебатов. Произойди подобное в странах со сложившейся демократической традицией, это моментально было бы воспринято как показатель политической слабости, неспособности аргументированно пропагандировать свою политическую платформу. Трудно представить, чтобы Тони Блэр или Герхард Шредер с пренебрежением отказались от дебатов и при этом рассчитывали на победу своих партий на парламентских выборах. У нас же, напротив, безапелляционность и бесстыдство воспринимаются как знак политической силы. Железный административный ресурс (прежде всего в плане агитационных инструментов - электронных СМИ в первую голову), эксплуатация авторитета президента - вот залог успеха и гарантия уверенного прохождения в думу. А что-то кому-то разъяснять, доказывать, спорить - зачем? И так сойдет.

Популизма - и того нет, дискредитирован и похоронен. Вспомним, корень слова "популизм" - народ; популизм - это показатель заинтересованности в гражданах, в их мнении. Другое дело, что популизм может быть действенным или беспочвенным, ничем не подкрепленным. Но сейчас-то исчезает и тот, и другой, просто за ненадобностью знать народные нужды: и без того выберут, и так сойдет. Один политтехнолог признался мне, что для него основная проблема - вызвать депутата в округ из Москвы, чтобы тот показался перед избирателями. Некоторые имиджмейкеры, зная о сомнительных ораторских способностях своих подопечных, рекомендуют им не показываться в телеэфире. Был прецедент, когда один уральский заводчик, который действительно очень плохо говорит, не согласуя окончания с суффиксами, въехал в Госдуму исключительно "на бабле", ни слова не произнеся публично за всю избирательную кампанию. Оправданием был лозунг: я человек не слов, а дела.

Любая попытка примерить на себя шкуру народного бытия воспринимается как заискивание перед избирателем, как дешевый предвыборный трюк. Обратная сторона тенденции - все больший отрыв законодателей от народа, все большее непонимание ими реалий страны. Был у меня разговор с одним таким кандидатом в "народные избранники". "Я недавно по телевизору видел, что в одном селе люди по 700 рублей получают, это что, правда, так? А как они выживают?" - искренне недоумевал он. И даже как-то неловко объяснять ему, что бывает куда как хуже, что многие деревни вообще натуральным хозяйством живут. Ей богу, хоть проводи викторину "Угадай Россию". Вопрос первый: "Сколько в селе Мироново получает почтальон?". Уверен, что когда они услышат правильный ответ - четыреста - многие переспросят: "Долларов?".

При таком течении предвыборной кампании можно быть уверенным, что дистанцирование законодательной власти от избирателей только увеличится, и это непременно скажется на характере законодательства.

Андрей Титов

2003, 43 (123)

Профессия: интеллигент

Я вот уже восемь лет сижу в крупном западном университете и вижу своими глазами, что похороненная автором системно-оппозиционная левацкая интеллигенция на Западе-то никуда не делась. Процветает себе - и делами в университетах заправляет, и грантовыми деньгами рулит. И замашки у нее вполне мне, сорокалетнему, памятные по позднесоветским временам (хотя большинство моих здешних коллег, как только они начинают беседовать "за политику", кажутся шутами гороховыми). В общем, они - сила. Учитывая, что Россия волей-неволей становится все более похожей на Запад (по принципу: "не можешь - научим, не хочешь - заставим"), и нам от этого процесса никуда не деться, скажу: "Не стройте иллюзий, господа". Профессиональные даватели советов и самопровозглашенные моральные судьи никуда не делись. Их лишь чуток попугали. Однако придет время - и вылезут они изо всех щелей.

Незарегистрированный пользователь