Главный банкир Югры

Виктор Белимов
15 декабря 2003, 00:00
  Урал

Дмитрий Мизгулин знает, как продвинуть Ханты-Мансийский банк на страновом уровне

Питерец Дмитрий Мизгулин стал главой Ханты-Мансийского банка в октябре 2001 года. К тому времени банк работал уже восемь лет, но его трудно было назвать полноценным финансово-кредитным учреждением. Скорее, он был похож на кассу при правительстве автономного округа.

С приходом Мизгулина и его команды банк обрел новое лицо. А начинать пришлось с элементарных вещей: создания управлений развития, внешнеэкономической деятельности, пластиковых карт, формирования филиальной сети. Сегодня Ханты-Мансийский банк уверенно входит в тридцатку крупнейших банков страны. Он серьезно укрепил позиции на межбанковском рынке. В числе его стратегических партнеров не только ведущие кредитные учреждения страны ( Внешторгбанк, МДМ-банк, Альфа-банк), но и крупные игроки мирового финансового рынка - Commerz Bank и Raiffeisenbank.

За два года вырос не только банк. Его президент Дмитрий Мизгулин входит сегодня в советы Ассоциации российских банков, Ассоциации региональных банков, является членом комитета по бюджету и финансам Торгово-промышленной палаты и Межрегионального банковского совета при председателе Совета Федерации, председателем Ассоциации финансовых и кредитных учреждений Тюменской области.

О том, какие задачи стоят перед Ханты-Мансийским банком и российским банковским сообществом в целом, Дмитрий Мизгулин рассказал в интервью "Эксперт-Уралу".

Самоуправление без денег

- Дмитрий Александрович, ваш банк изначально создавался как государственный - для обслуживания окружного и муниципальных бюджетов. Известно, что сегодня федеральный центр пытается аккумулировать значительную часть налоговых поступлений у себя, Минфин предлагает перевести обслуживание бюджетных потоков всех уровней власти в федеральные казначейства. Какова стратегия развития Ханты-Мансийского банка в этой ситуации?

- Мы, разумеется, специально не готовились к нововведениям в части распределения бюджетных потоков. Просто занимались развитием бизнеса. И наши ключевые решения, видимо, оказались принципиально верны, поскольку мы не чувствуем особой опасности.

Мы стремились стать универсальным банком. Объемы вкладов выросли у нас с 200 миллионов до двух с лишним миллиардов рублей. Количество филиалов увеличилось с трех до 14. Оплаченный собственный капитал банка - 2 млрд рублей, реальные собственные средства - 3 млрд. Все помещения в нашей собственности. Поэтому бояться нам, как и многим другим банкам, работавшим с бюджетными средствами в регионах, нечего. Я не вижу катастрофы, если значительная часть налоговых доходов округа будет оседать в Москве. Возможно, бизнес станет чуть меньше. Но это все равно что пересесть с "мерседеса" на "форд-скорпио". К тому же, все основные затраты, необходимые для развития, мы уже сделали: стали принципиальными членами платежных систем Master Card и VISA, построили здание, расширили, как я уже сказал, филиальную сеть, причем не только в пределах автономного округа, но и в таких капиталоемких городах, как Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск. Еще один момент. Мы позиционируем себя как банк, который обслуживает не столько бюджетные потоки, сколько муниципальные предприятия. Что бы там федеральный центр ни замышлял, система ЖКХ, водоканал, социальная сфера муниципальных образований никуда не денутся. В любом случае людям будут нужны свет, газ, тепло, общественный транспорт, услуги врача и т. д. Значит, мы своих клиентов не потеряем, наши сервисные услуги в любом случае будут востребованы.

Теперь о переводе муниципальных бюджетов на обслуживание в федеральное казначейство. Я принципиальный противник этого решения. Государство таким образом просто иссушает банковскую сферу на местах. Кроме того, если мы хотим развивать местное самоуправление, то нужно дать главам муниципальных образований право самостоятельно управлять бюджетными деньгами. В конце концов, население оказало им доверие на выборах. Я понимаю позицию федерального центра - он хотел бы все держать под контролем. Тогда давайте обяжем глав муниципалитетов проводить конкурсы на размещение бюджетных средств. Пусть в конкурсную комиссию войдут представители КРУ Минфина, антимонопольного комитета. Например, у нашего банка сегодня в структуре капитала преобладают государственные средства, и аудитора нам выбирает специальная комиссия, в которую входят представители Минфина, Центробанка, Мингосимущества. Можно разработать подобный механизм и для средств муниципалитетов. Наш банк уже участвует в конкурсах на право обслуживания счетов муниципальных бюджетов и предприятий в ряде образований округа - и никаких проблем. Как-то не логично получается: желание развивать местное самоуправление декларируем, а право распоряжаться деньгами у него отнимаем. Потом удивляться будем, почему народ игнорирует местные выборы.

Увязанные потоки

- Если средств в округе станет меньше, существует ли опасность, что вы откажетесь от сопровождения текущих крупных инвестиционных проектов?

- Я такой опасности не вижу. Во-первых, у нас есть серьезный резерв по вкладным операциям: к концу следующего года мы планируем нарастить их объем до 5 млрд рублей. Это солидный источник для поддержания инвестиционных проектов, реализуемых в округе. Во-вторых, мы активно работаем на рынке западного капитала - привлекаем долгосрочные кредиты крупных европейских банков. Первым, кто открыл для нас чистую кредитную линию, был Коммерц-банк. Сейчас ведем переговоры о привлечении синдицированных кредитов с рядом страховых агентств Центральной и Восточной Европы. Мы стремимся выйти на зарубежную финансово-кредитную сцену. Не случайно агентство Standard&Poors присвоило нам хороший рейтинг "В" - такой же, как у многих ведущих банков страны. В течение нескольких последних лет у нас проводится международный аудит. Все это помогает нам вести переговоры с рядом западных банков и экспортных агентств о привлечении в ХМАО финансовых ресурсов по связанным кредитным линиям.

- Вы сказали, что одно из стратегических направлений для вас - работа в крупных капиталоемких регионах, включая Москву и Санкт-Петербург. Но банковский рынок там насыщен, конкуренция между игроками высокая. Какую нишу вы себе отводите?

- Прежде всего, мы готовы обслуживать те финансовые потоки, которые идут из ХМАО в центр. Не секрет, что многие строительные работы, которые финансируются из бюджета округа, выполняют подрядчики из других регионов. Поэтому если финансовый поток в Югре измельчает, это почувствуют жители не только округа, но и Свердловской, Курганской, Новосибирской, Омской областей. Отразится это и на уровне благосостояния москвичей, питерцев, даже таджиков и узбеков. Потому что мы ведь не едим деньги, которые у нас остаются в виде налоговых отчислений, мы их вкладываем в строительство кинотеатров, мостов, гостиниц, в проведение фестивалей, спортивных соревнований международного уровня. Смотрите, округ строит мост: проект делают питерцы, строители приезжают из Екатеринбурга и Кургана. Центр Дружбы народов в Ханты-Мансийске, например, построили новосибирцы, а православный храм возводят омичи. Наши финансовые потоки увязаны со многими регионами. Поэтому в тех городах, где мы открываем представительства, мы работаем прежде всего с предприятиями, у которых сложились связи с округом.

А то, что столичные города перенасыщены банковскими услугами - миф. Зайдите в пятницу вечером в московскую сберкассу и увидите толпу клиентов: люди отправляют переводы в страны СНГ, по России. Значит, если грамотно позиционировать филиал, можно вполне успешно работать и на московском рынке. Платежи между физическими лицами, живущими в ХМАО и в Москве, - уже солидная часть работы. К тому же, многие граждане еще не до конца, думаю, осознали смысл и значение тех или иных банковских услуг.

- Конкуренции со стороны иностранных банков не боитесь?

- В Москве работают 26 банков со стопроцентно западным капиталом, и они еще никого не напугали. В кредитных операциях у западных банков ничуть не меньше бюрократии, чем у нас: устанете справки собирать, прежде чем вам оформят кредит на 10 тысяч долларов. Кроме того, у них принято работать со своей клиентурой, которая обслуживается в головном офисе. Они отслеживают экспортные цепочки. Безусловно, Сити-банк легко выдаст льготный кредит, к примеру, ЮКОСу или ЛУКойлу, но вряд ли его заинтересует простой российский гражданин, который хотел бы разместить 10 тысяч рублей. Трансграничность услуг - это самая главная проблема российских банков. Конечно, мы никогда не будем на равных конкурировать в битве за крупную клиентуру. Гражданина, у которого полмиллиона долларов в кармане, с удовольствием примут и в Цюрихе, и в Нью-Йорке. Но в борьбе за частные вклады рядовых россиян однозначно выигрывают отечественные банки. В любом случае физические лица будут пользоваться нашими услугами, тем более что мы активно развиваем такие направления, как оплату коммунальных услуг, накопительные вклады.

В каждые руки - карту

- Вы говорите о проекте "социальная карта", который реализует ваш банк?

- В том числе. По социальной карте мы выплачиваем различные пособия, включая пенсионные. Пенсионерам гарантированы достаточно высокие выплаты по вкладам до востребования. И мы проект развиваем: подписаны договоры с департаментом социальной защиты правительства ХМАО, отделением Пенсионного фонда РФ - скоро социальные пособия на 100% будут выплачиваться через пластиковые карточки нашего банка. Более того, у нас есть идея увлечь пластиковыми карточками и другие категории населения, например, студентов. Мы просто отпечатаем и бесплатно раздадим им "пластик". Людям сначала надо дать ключ, а уж открывать замок или нет - это их дело. Я уверен, такая форма рекламы карточного продукта подействует: к хорошему, как известно, быстро привыкаешь. А уж если на каждую карточку открыть небольшую кредитную линию, дело пойдет еще быстрее. Сегодня у нас 120 тысяч карточных счетов, наша цель - открыть их в пять раз больше.

- Хватит ли банкоматов?

- По округу работает 70 банкоматов, их количество должно вырасти минимум в два-три раза. Наш большой успех в том, что за короткий период удалось создать филиальную сеть. До этого мы были слабо представлены в районных центрах. И филиальная политика выглядела несколько странно: положим, мы принимали вклады в Югорске и Советском, где 20 и 40 тысяч населения соответственно, и совершенно не работали в Сургуте и Нижневартовске, где по 300 тысяч жителей. Теперь округ охвачен целиком. Не так давно мы заключили соглашение с Урайкомбанком о том, что он будет представлять все наши продукты в Урае и Междуреченске.

Страновый уровень

- Выступая на одной из секций международного инвестиционного форума "Россия. Нефть. Энергия. Прогресс" в сентябре этого года в Ханты-Мансийске, вы заявили, что одним из приоритетных направлений для вашего банка становится кредитование малого и среднего бизнеса. Почему?

- Мы не стремимся создавать параллельную экономику: понятно, что еще как минимум полвека ХМАО будет жить в первую очередь нефтедобычей. Но малый бизнес, особенно в сфере услуг, развивается в округе очень быстро. Оно и понятно: люди зарабатывают приличные деньги, готовы их тратить и вправе требовать качественные услуги. К тому же, экономику малых городов исторически формируют частные предприниматели. Поэтому уже сейчас в отдельных филиалах нашего банка объем кредитования малого и среднего бизнеса составляет 40% кредитного портфеля. В следующем году мы начнем полномасштабное кредитование розничного бизнеса. Упростим процедуру получения потребительского кредита. Малому бизнесу как таковому тоже будет значительно проще кредитоваться - готовятся соответствующие распоряжения для филиалов. В чем прелесть работы с малым бизнесом? Во-первых, на местах его хорошо знают, во-вторых, он менее подвержен политическим рискам. При кредитовании крупного предприятия велика вероятность, что может начаться конфликт собственников, битва за акции, уйдет крупный заказ, цены на мировом рынке поползут не туда... Конечно, риски нужно диверсифицировать: что-то выделять на кредитование малого и среднего бизнеса, что-то - промышленных гигантов. Мы свои риски диверсифицировали, поэтому обсуждаем сегодня вопрос об участии в программах ЕБРР по кредитованию малого бизнеса.

- В этом году по инициативе вашего банка прошло сразу два всероссийских совещания финансовых директоров предприятий. Это новая форма работы с потенциальными клиентами?

- Мы входим в тридцатку ведущих банков России и должны продвигать себя на страновом уровне. Решая эту задачу, мы обратили внимание, что никто системно не работает с новой корпоративной элитой - финансовыми директорами предприятий. По старинке принято иметь дело с первым лицом - директором, главным бухгалтером. Я считаю, цивилизованный банк в принципе не должен вступать в отношения с предприятием, если на нем нет финансового директора. Поэтому мы решили собрать финансовых директоров, дать им возможность обсудить свои проблемы. Первая конференция, которая прошла летом этого года в Сочи, была весьма представительной - приехали люди из разных уголков страны, финансовые директора таких солидных предприятий, как Уралмаш, Лианозовский молочный комбинат, ракетно-космическая корпорация "Энергия". Мы рассчитываем создать полноценную Ассоциацию финансовых директоров России: это должно быть объединение, подобное тем, что существуют у страховщиков, банкиров. Скрывать не буду, для банка это дополнительный маркетинговый инструмент. Нам нужно чувствовать этот уровень топ-менеджмента, знать, какими проблемами и проектами он озабочен. Важно выстраивать и личные отношения.

- Продолжим тему лоббирования корпоративных интересов. Вы - член совета двух ассоциаций - российских и региональных банков. Как вы видите задачу, стоящую сегодня перед банковским сообществом?

- Как руководителю банка федерального значения, мне не стоит замыкаться только на округе. Финансовые ресурсы Ханты-Мансийского банка должны работать в масштабах всей страны - там, где им выгоднее. Теперь к сути вопроса. Уверен, банкирам надо консолидированно отстаивать позиции. Вот сейчас идет пенсионная реформа. И я не понимаю, почему законодатели запретили хранить накопительную часть пенсий в банках, где существует надежная система государственного регулирования в лице Центробанка. В последнее время контроль над коммерческими банками только усилился, мы составляем ежедневный баланс. Спрашивается, кому логично передать пенсионные накопления - региональному банку, который многие жители знают и хранят в нем сбережения, или какой-то малоизвестной фирме с офисом в Москве?

Кроме того, общебанковские интересы нужно отстаивать на федеральном уровне, потому что деятельность банков порой зарегулирована до абсурда. Чтобы открыть обменный пункт, необходимо затратить 15 - 20 тысяч долларов, едва ли не микрокрепость выстроить. Но даже в Москве при активных валютно-обменных операциях в кассе такого пункта в течение дня находится максимум три тысячи долларов. Теперь возьмем автосалон, где продают автомобили по 30 тысяч долларов и дороже. Там совершенно другие требования к безопасности, более либеральные. В заведениях типа Макдональдс тоже значительные объемы выручки, но и это мало кого интересует в государственных регулирующих органах. Для банков же все по особой цене. Однако следствие этого - удорожание денежных ресурсов. Я убежден, банковскому сообществу о своих проблемах нужно, во-первых, говорить, а во-вторых, добиваться, чтобы их решали. Необходимо активно использовать инструменты лоббирования на самых разных уровнях. При этом обвинять во всем законодателей, на мой взгляд, не совсем честно. По многим вопросам мы сами слишком инертны. К примеру, по линии Ассоциации российских банков в коммерческие банки страны поступает немало профильных законопроектов с просьбой дать экспертную оценку тех или иных предложений. Нередки случаи, когда эти документы прямо со стола отправляются в корзину. Это неконструктивный подход.

 vrez_picture_1

Мизгулин Дмитрий Александрович

Родился 10 сентября 1961 года в Мурманске. В 1984 году окончил Ленинградский финансово-экономический институт им. Вознесенского по специальности "финансы и кредит". С 1984 по 1986 годы служил в рядах вооруженных сил в Закавказье в должности начальника финансовой службы воинской части. 1986 - 1991 - заместитель начальника планово-экономического отдела, начальник финансового отдела в НПО им. Коминтерна министерства связи СССР.

В банковской сфере с 1991 года: начал с должности заместителя управляющего по экономической и кредитной работе Санкт-Петербургского филиала АвтоВАЗбанка. В 1994 году стал председателем правления Морского торгово-промышленного банка. В 1995 году назначен председателем правления ОАО "Инкасбанк" (Санкт-Петербург). В 1998-м после слияния Инкасбанка с Анимабанком назначен на должность исполнительного директора ОАО "Инкасбанк". С октября 2001 года - президент ОАО "Ханты-Мансийский банк". Победитель российских конкурсов "Банкир года-2002" и "Менеджер года в банковской сфере-2002".

Динамика увеличения уставного капитала ОАО ХАНТЫ-МАНСИЙСКИЙ БАНК

1992г. - 20 млн.руб
1998г. - 40млн.руб
1999г. - 100 млн.руб
2001г. - 1млрд.руб
2002г. - 2 млрд.руб

Источник - ОАО "Ханты-Мансийский банк"