Цена развития

Резкий рост цен на сталь способен изменить трубный рынок. Компании вынуждены развивать собственные сталеплавильные мощности или искать альянса с производителями стали

С начала 2003 года цены на основное сырье, потребляемое трубниками - трубную заготовку, - увеличились почти вдвое. Это уже привело к неожиданно резким заявлениям производителей труб: они прогнозируют падение объемов выпуска в текущем году на 15 - 30%. Столь болезненная реакция легко объяснима - повышать цены на конечную продукцию теми же темпами трубники не могут. С одной стороны, покупать подорожавшие трубы не готовы ключевые потребители, с другой - на рынке присутствуют украинские конкуренты, имеющие возможность демпинговать. Если ценовая "вилка", в которую попали трубные компании, продержится достаточно долго, это приведет к серьезным изменениям в отрасли.

Труба о двух концах

Низкие цены на сталь и волна антидемпинговых разбирательств составили для российских производителей стали одну из важнейших проблем еще пару лет назад. Тогда для снижения негативного влияния мировых рынков стальные компании пытались увеличить долю на растущем внутреннем рынке. С тех пор все изменилось. В 2002 - 2004 годах мировые цены на сталь выросли более чем в 2,5 раза. Так, российская заготовка, поставляемая на экспорт, подорожала, по данным журнала Metalbulletin за 2002 год, на 24%, холоднокатаный лист - на 64%. В 2003 году рост продолжился на 55 и 23% соответственно. Тенденция усилилась в первые месяцы текущего года: прирост цен по основным наименованиям стального проката составил 25 - 40%.

Двигателем роста цен стало увеличение потребления стали китайской экономикой. В 2002 - 2003 годах Китай увеличил собственное производство стали на 70 млн тонн, доведя к концу прошлого года выпуск до 220 млн тонн (данные International Iron & Steel Institute). Для сравнения: вся российская черная металлургия выплавила в прошлом году 62 млн тонн стали. Кроме того, Китай продолжал импортировать металл: в 2003 году общий объем импорта превысил 30 млн тонн. Это позволило сохранить высокий уровень мировых цен на сталь.

Для российских сталепроизводителей такая ситуация оказалась прекрасным подарком. В результате возник разрыв между высокими внешними и низкими внутренними ценами. Сталеплавильщики начали последовательно сокращать диспаритет. В прошлом году было несколько серьезных повышений цен на сталь на внутреннем рынке со стороны крупнейших интегрированных металлургических комбинатов. Министерство по антимонопольной политике пыталось инициировать расследования, обвиняя комбинаты в согласованных действиях. Безрезультатно: экономика открытая, а металлургия - не газпром, где цены можно регулировать.

Все бы ничего, но в декабре 2003 года два крупнейших мировых потребителя сталепродукции - сначала США, а вслед за ними Китай - объявили об отмене запретительных пошлин на сталь. Либерализация рынка США пока не сказалась на российских поставках в эту страну, поскольку эти поставки регулируются Всеобъемлющим соглашением по стали, действие которого завершится лишь в июле 2004 года. А вот китайское решение резко увеличило маржу (пошлины достигали 26% стоимости металла) и буквально взорвало российский внутренний рынок, создав значительный диспаритет между внутренними и экспортными ценами. Металлурги переориентировали поставки с внутреннего на внешний рынок.

В итоге в 2003 году трубная заготовка подорожала на внутреннем рынке, по данным, например, ПНТЗ, на 60%. По информации начальника отдела маркетинга Сталепромышленной компании Ивана Барахнина, рост не столь велик, в частности НОСТА за год увеличила цену на трубную заготовку примерно на 25 - 30%.

По итогам первых двух месяцев текущего года рост цен на трубную заготовку продолжился и достиг 20%. Данные ПНТЗ: три основных производителя, Нижнетагильский металлургический, Оскольский электрометаллургический комбинаты и НОСТА, одновременно повысили цены в среднем на 23%.

Напомним, трубная заготовка используется при производстве труб в основном нефтяного сортамента (заготовка прошивается, прокатывается, в результате получается бесшовная труба). Стоимость заготовки составляет до 70% себестоимости конечного продукта трубных компаний. Существенно, хотя и в меньшей степени, подорожал штрипс (листовой прокат, используемый при производстве электросварных труб). По данным Ивана Барахнина, в этом году цена трехмиллиметрового штрипса, отгружаемого Магниткой, выросла на 30%.

Казалось бы, есть отличный выход - повысить стоимость трубы для конечного потребителя, далеко не бедных нефтяных компаний. Но на рынке присутствуют украинские трубники, готовые предложить менее высокую цену. И хотя ввоз труб из Украины в Россию квотируется, в прошлом году это не стало глобальным препятствием для увеличения поставок. Производители бывшей братской республики полностью выбрали квоту, а также добились сверхлимитных поставок и увеличения квоты в 2004 году. В результате трубная промышленность Украины увеличила выпуск труб в 2003 году на 40% за счет экспорта, и в основном в Россию. Вывод: если российские трубники повысят цены, это автоматически приведет, во-первых, к сокращению спроса, во-вторых, к увеличению доли на рынке украинской продукции.

Реакция на цены

Проблема высоких цен по-разному бьет по основным производителям труб в России.

Три из четырех трубных заводов, входящих в ТМК, - Волжский, Северский и Тагмет - имеют собственное производство стали, полностью или почти полностью обеспечивают себя заготовкой. Исключение составляют СинТЗ, не имеющий сталеплавильных мощностей, а также румынский Artrom. Впрочем, в феврале компания объявила о покупке румынского металлургического предприятия Combinatul Siderurgic Resita с проектной мощностью 450 тыс. тонн стали в год. Приобретение номинально обошлось ТМК в 1 евро. Реальные расходы существенно выше: по условиям тендера, ТМК должна погасить 10 млн долларов долгов предприятия и вложить 15 млн долларов в развитие. Это достаточно крупные суммы даже для ТМК, но продукция Combinatul Siderurgic Resita позволит закрыть потребности Artrom в заготовке. Таким образом, на состоянии ТМК эффект роста цен на сталь скажется не столь сильно.

Ситуация в ОМК примерно такая же. Сталеплавильные мощности Выксунского завода относительно невелики, составляют немногим более 500 тыс. тонн в год, причем выпускаемая сталь используется в том числе для изготовления железнодорожных колес. Небольшой Альметьевский трубный, выпустивший по итогам прошлого года 80 тыс. тонн, собственного производства стали также не имеет. Но в состав группы входит Чусовской металлургический завод (Пермская область) с объемами производства 530 тыс. тонн стали (2003 год). Это позволяет смягчить ударный рост цен на сырье.

А вот в Группе ЧТПЗ ситуация несколько хуже. Собственное производство стали невелико (192 тыс. тонн в прошлом году), мощности сталеплавильного передела (примерно в 240 тыс. тонн) не позволяют существенно увеличить объемы. В результате собственная сталь закрывает менее четверти потребностей ЧТПЗ. Некоторое время назад менеджмент группы заявлял, что будет сокращать производство собственной стали в пользу закупаемой на стороне. В период низких цен такой подход был вполне оправдан: специализированные производители заготовки и штрипса - металлургические комбинаты вроде Магнитки, Северстали, могли обеспечить лучшее качество сырья. Но теперь ситуация изменилась. Осложняет положение и тот факт, что компания проводит активную инвестиционную политику. ЧТПЗ - самый прогрессивный из российских трубников, уже несколько лет составляет отчетность по международным стандартам, подтверждаемую международным аудитом. Компания привлекла крупный кредит (50 млн долларов) Европейского банка реконструкции и развития под программу реконструкции завода общей стоимостью 150 млн долларов, рассчитанную до 2007 года. Но в ситуации резко изменившейся конъюнктуры высокая долговая нагрузка может сыграть плохую шутку. Впрочем, группа включает в себя ряд других предприятий, в частности Челябинский цинковый завод, который работает в условиях хорошей внешней конъюнктуры (см. "Э-У" 4 от 02.02.04): это позволит смягчить негативные последствия удорожания стального проката.

Сильнее всего рост цен ударит по ПНТЗ, который собственного производства стали не имеет. Руководство его уже заявило, что рост цен на сырье может привести к спаду производства труб в марте - апреле на 30 - 40%. Аналогичная непростая ситуация сложилась и в менее крупных компаниях.

Где взять сталь

К чему приведет кризисная ситуация с ценами? Все зависит от времени. Известно, что именно длительные ценовые диспаритеты служат наиболее серьезными движущими силами глобальных изменений в экономике.

Мировые цены на сталь завтра не упадут: слишком велик неудовлетворенный спрос со стороны Китая. По прогнозам аналитиков, потребление стали китайской экономикой уже в 2006 году составит 300 млн тонн против 240 в прошлом году. Оживает и американская экономика.

Это значит, что и на внутреннем рынке падения цен ждать не стоит. Предпосылок для роста спроса, под который можно было бы увеличить цены, также нет. Крупнейшие трубопроводные проекты, на которые так надеялись трубники, пока остаются в замороженном состоянии (см. "Э-У" 9 от 08.03.04). Проект трубопровода Ангарск - Находка с ответвлением на Дацин, активно лоббировавшийся сначала ЮКОСом, затем Транснефтью, застрял на уровне согласований. План строительства нефтепровода из Западной Сибири в Мурманск также свернут. Если подвижки в этом направлении и будут, то не раньше 2006 - 2007 годов. До тех пор спрос на нефтепроводные трубы будет поддерживаться за счет строительства Балтийской трубопроводной системы и локальных нефте- и нефтепродуктопроводов. Газпром также не увеличил закупки труб большого диаметра. Ограниченная пропускная способность экспортных трубопроводов не позволит нефтяникам наращивать добычу так же активно, как в предыдущие три года. Следовательно, спрос на трубы нефтяного сортамента (бурильные, обсадные, насосно-компрессорные) расти не будет.

Сложившуюся картину можно интерпретировать так: производители стали монополизировали добавленную стоимость, получаемую от конъюнктурного всплеска, и делиться ею, естественно, не собираются. Государство пока не реагирует на многочисленные инициативы трубников, металлоторговцев, нефтяников и газовиков в части урегулирования рынка. Поэтому, чтобы вернуть себе потерянную долю в общей добавленной стоимости металлургического комплекса, трубникам придется искать возможности для создания или расширения собственной сырьевой базы. Возможностей для маневра не так много. Это либо развитие собственных сталеплавильных мощностей, либо слияние с производителями стали.

На первом пути - развитии сталеплавильных мощностей - есть ряд препятствий. Собственные мощности российских трубных компаний уступают по качеству и производительности мощностям лидеров, таких как Магнитка, Северсталь, Новолипецкий меткомбинат. Достаточно сказать, что только на Волжском заводе работает современный электросталеплавильный комплекс, введенный в строй буквально в последний год функционирования плановой экономики (в 1989 году). На СТЗ, Тагмете, ЧТПЗ, ВМЗ используется непроизводительный мартеновский способ производства. Это накладывает ограничения на качество выпускаемой продукции.

Логично предположить, что по пути расширения смогут пойти только ТМК и ОМК, обладающие собственными мощными, хотя и не слишком технологичными производствами, а также большим финансовым потенциалом. ТМК, по крайней мере, своими действиями уже продемонстрировала, что это направление будет определяющим.

ЧТПЗ и ПНТЗ будут решать вопрос иначе, возможно, путем заключения альянсов с производителями стали.

В результате ценового кризиса российская трубная промышленность изменится в целом. Вполне вероятно, поднимется новая волна слияний и поглощений. Это нормальный путь: в развитых странах, к примеру, самостоятельных трубных компаний практически нет, все они являются подразделениями крупных металлургических групп. То же, по всей видимости, ждет в недалеком будущем и российскую трубную промышленность.

АЦ "Эксперт-Урал"