Мода на фото

Формула успеха самого массового из искусств: глаз техники плюс глаз автора

- Вы владеете фотографией?

Да, у меня есть фотоаппарат...

Фотоискусство переживает в России настоящий бум. Традиционная живопись либо топчется на месте, не зная, куда двинуться дальше, либо бьется о стену актами и перформансами. Фотография же, стартовав с единственного в прежние времена вида - репортажного фото, спешно осваивает новые пространства. Ее оружие - техника нового поколения и осовремененный взгляд на суть дела. Ее инструмент - не только фиксация, но и трансформация. В эпоху размножения реальностей (виртуальных, параллельных и прочих) фотография оказалась крайне востребована: эксперименты с реальностью ей по нутру.

В результате фотография сегодня - массовейшее из искусств. Выставки устраиваются не только в музеях, но и в офисах, и не только профессионалов, но и любителей. Художественное фото в красивой рамке в качестве подарка выглядит очень современно (мол, для тех, кто понимает) в отличие от привычной рисованной картины. Фотография живет в домах под видом обоев и семейных портретов, маячит перед глазами компьютерными заставками, на улице сопровождает неотвязно, что-нибудь рекламируя. Она играючи выполняет неразрешимую для других видов искусства задачу - стать повседневностью.

При этом фото с кажущейся легкостью соединяет два противоположных полюса искусства - элитарность и массовость. Фотография выглядит максимально демократичной, творчески доступной, не требующей великого художнического капитала. Приобрел технику соответствующего класса - и твори: технические параметры подтянут и возместят недостающие художественные. Но доступность ее во многом обманчива: как качественные краски не делают каждого художником, так и техника не всесильна. Без особого строения собственного глаза, этой живой оптики, уровня "высокой моды" не достичь. Посещение профессиональных фотоэкспозиций - это радость для глаза, замыленного семейными фотоальбомами, удивление возможностям фотографии в целом и конкретных авторов в частности.

Фото про моду

"Магия моды" представила в Камерном театре около 30 работ в стиле fashion-арт трех ведущих французских фотохудожников и двух российских. В фотоэкспозиции, одной из многих одновременно проходящих в Екатеринбурге, проявилось несколько знаковых черт.

Во-первых, организовал ее не культрегер какой-нибудь или частный фанат моды и фото, а торговая фирма. В столице Урала открылся первый бутик одного из 12 существующих на сегодняшний день в мире Домов высокой моды - Givenchy. Отметить это событие PR-специалисты компании предложили не "перьями и блестками" - приглашением громких эстрадных имен, а некоммерческим проектом из сферы высокого искусства. Можно сказать, бизнес постепенно переориентируется в художественном плане, воспитывает собственный вкус и, косвенно, вкус своих клиентов.

Во-вторых, представленная экспозиция явилась частью коллекции Московского дома фотографии. По словам Нины Левитиной, куратора выставки от Дома, это первый его региональный проект. Столица с интересом поглядывает на провинцию как на невозделанную культурную ниву. Провинция же тем интересом насыщается: подобного уровня фотовыставки - явление нечастое. Екатеринбург - один из немногих городов страны, где действует свой музей фотографии, расположившийся в старинном особняке, бывшем доме фотографа же Метенкова. Однако авторитет Московского дома фотографии как рассадника фотокультуры в России непререкаем.

В-третьих, выставка объединила два главенствующих направления в фотоискусстве: фото документальное и фото игровое, в относительно небольшом количестве работ отразив основное содержание этого особого вида художественного творчества. Произведения Жерара Юфера, одного из лидеров французской модной фотографии, выполнены "вживую": это необычные ракурсы, подсмотренные мгновения, бытовые моменты закулисья и жизнь подиума с неожиданной точки обзора. Тьерри Перес - художник иного стиля. Много лет он занимался модной иллюстрацией, работал у Готье, а также с марками Dolce & Gabbana, Versace, а потом попробовал скрестить фотографию и иллюстрацию, добившись невиданной контрастности и образности. Его серия "Голубая мечта" - это сочетание живописи, фотографии, моды и эксперименты в области их совмещения. Честно говоря, на подобном "звездном" фоне работы российских fashion-артистов проигрывают. Игры Владимира Глынина с переодеванием одного типажа в разные национальные наряды прямолинейны, хотя, безусловно, зрелищны и прекрасно иллюстрируют мысль о том, как одежда влияет на облик, поведение и привычки человека.

Фото про природу

Пейзажная выставка Алексея Емельянова, развернувшаяся в здании правительства Свердловской области, иная по жанру, задаче и настроению. Природу снимают многие. Природа, наряду с заморскими краями, русской стариной и красивыми девушками, - один из основных объектов для объективов как профессиональных, так и самодеятельных фотографов. Тем интереснее, когда в распространенном явлении удается отыскать свою нишу.

Фото Емельянова (помимо того, что его пейзажи живые и узнаваемые, леса - из тех, в которые хочется углубиться, а цветы - понюхать) - психологическое. Возможно, сказалась первичная медицинская профессия автора. Психолог Ирина Черкасова утверждает, что, помимо эстетической, работы Алексея выполняют функцию настраивания человеческого организма на определенное состояние. Достаточно оформить, например, комнату отдыха персонала в офисе специально подобранными фотокартинами, и пространство станет работать на релаксацию. Другая же серия поможет поднятию тонуса. Действительно, энергетика крупноформатных пейзажей Емельянова ощутима, в них чувствуется средоточие внутренней силы.

Фото как арт-терапия не уничтожает фото как искусство. Пейзажи Емельянова "берут" и "дают" именно за счет художественности снимков. Первый одинокий подснежник - образ силы молодости и роста, луна среди ветвей - концентрированное выражение душевной смуты. Фотоработы настолько же хороши, насколько хороша сама природа. Стать вровень с природой не каждому удается. Природа плюс автор, а в сумме рождается образ. Он только и отграничивает просто фото от художественного фото.

Чтобы быть самодостаточным, получить достойную искусства пристенную жизнь, стать "картиной" в полном смысле этого авторитетного слова, произведению самого массового из искусств требуется малое: качественная техника плюс качественная голова, точнее, глаз.

Фотоохотник или фотохудожник

Внутри динамично развивающегося фотоискусства бушуют свои страсти. С тех пор, как у репортажной фотографии появилась альтернатива, между двумя ипостасями одного дела идет спор, подобный веками не утихающему несогласию художников-натуралистов с импрессионистами, авангардистами и тем более актуальщиками... В фотографии острее: она по природе своей апеллирует к существующей реальности; документ, факт - ее родовое качество. Однако новое время порождает и новые художественные потребности и возможности. Документальное и игровое фото представляют два разных способа освоения реальности. Описанные выставки иллюстрируют оба пути. В то время как в столичных кругах активно развивается фотография как преобразование пространства, в Екатеринбурге, пожалуй, богаче и сильнее представлены репортажники, жанровики. У нас живо и любимо несравнимое с цветным по возможностям нюансировки черно-белое фото. В чести не только "цифра", но и верная, вечная пленка, где кадр уникален, потому что единствен, а следовательно, имеет более высокую цену. Как рыночную, так и художественную.

Местный союз фотохудожников возглавляет Сергей Крылов, безусловный поклонник традиций документальной фотографии. Ему ближе сравнение фотографии не с живописью или графикой, а с кино и музыкой. Фотография - это остановленный кинокадр, или даже мгновение между двумя соседними кадрами. Точность приближает ее и к музыке, где каждый звук должен прозвучать в конкретный момент, а не секундой до или секундой после.

- Великие фотографы - это люди, которые идут по жизни и смотрят в оба (в прямом смысле). Которым бог дал умение видеть. Фокусное расстояние, тип пленки или аппарата - фигня. Главное, когда предметы, люди, реальность встают перед объективом таким образом, что возникает гармония. Всего-то: оказаться в нужное время в нужном месте. Рецепт прост, однако воплощение его столь трудоемко, что возникают попытки заменить пройденные километры и прожитые дни технологиями. Сделать небо чуть более голубым, траву ярче, а девушку совершеннее. По мне, все эти дизайнерские поиски-изыски - от ленивого. Я категоричен, хотя прекрасно понимаю, что в искусстве нет первого и последнего, правого и неправого.

По мнению Сергея Крылова, лишь несколько фотографов Екатеринбурга удачно работают в описанной им художественной манере: Сергей Рогожкин, который, чтобы поймать момент, умеет его предвидеть, просчитать; Дмитрий Федоров, вдохновляющийся обыденностью; Николай Боченин, ищущий символику в конкретных предметах. Но помимо них в уральской столице живут и творят Дмитрий Лошагин и Дмитрий Кунилов, чьи студии возглавляют сферу постановочного фото: они сами создают "момент", конструируют его; Игорь Иванов, увлеченно играющий как со своими моделями, так и с техническими приемами; Ильдар Зиганшин, возможно, самый разнообразный, неожиданный, фантазийный фотохудожник-дизайнер, который фиксирует цыганскую жизнь в духе классической журналистики - и придумывает несуществующих женщин-раковин. Соотношение документальности и живописности возможно разное и в этом изначально документальном виде искусства.

Есть мнение, что эксперименты с реальностью, включение в мир фото элементов мира живописи или, например, компьютерной графики - болезни роста. Но это такая же объективная реальность - и фотография, в силу ее природного уважения к реальности, не может ее игнорировать. Московский дом фотографии, отражающей тенденции, показывает: при сохранении фото как документа перспектива - в преобразовании. Здесь возможности безграничны, тем более мы стоим в начале пути.

Екатеринбург