Смертельная угроза глобализма

Выживание населения регионов, безопасность национальной элиты и удержание России как единого государства в целом - таковы главные аргументы необходимости перехода к новому региональному строению

Порой кажется: чтобы враз прекратить достигшую точки кипения полемику относительно "укрупнения регионов" Урала, достаточно одного внятного намека президента - следующему губернаторскому сроку спорщиков, глав Свердловской, Челябинской и Курганской областей Эдуарда Росселя,Петра Сумина и Олега Богомолова, не бывать. И тогда обнаружится, что предмета спора, собственно, нет, что сталинские границы между тремя областями мало кого волнуют, а население хочет числить себя "уральцами", а не "свердловчанами" или "челябинцами" (кстати, назвать таким словом кого в Магнитке - не приведи Господь!). Между тем объединительная инициатива Росселя, воспринимаемая в штыки двумя другими губернаторами, имеет истоки куда более глубинного характера.

Дело в том, что нынешнее территориально-государственное устройство РФ не устраивает никого из главных действующих лиц: ни центр, который вынужден делить ресурсы, забирая их у богатых регионов и перераспределяя "в пользу бедных" (при этом оставаясь вечно виноватым в глазах и тех, и других), ни регионы-доноры, ни депрессивные территории, в протянутую руку которых, не исключено, скоро нечего будет положить. Можно сколь угодно ограждать ныне существующую административную нарезку РФ, но следует иметь в виду: она давно уже мало что значит. Число административных центров у нас значительно превышает число центров принятия решений, притяжения и управления капиталом, а значит, первое рано или поздно будет приведено в соответствие со вторым. Не факт, что укрупнение станет панацеей. Но оно представляется шансом: центр делится ответственностью (а также деньгами и полномочиями) с регионами-донорами, те берут деньги и полномочия (а также ответственность), депрессивные получают возможность стать эффективной специализированной составляющей суперрегиона (впрочем, и риск ею не стать).

Приватизация коммуналки

В 1990-е годы Россия пережила первый процесс регионализации культурного, экономического и административно-политического пространства страны.На базе индустриального в своей основе единого народнохозяйственного комплекса и однородного государственно-правового пространства тогда возникли 89 субъектов федерации. Каждый получил в ведение большую часть экономических объектов, расположенных на его территории, сформировал собственную политическую и правовую систему. Главными субъектами этих образований стали региональные органы власти, а главной управленческой практикой - администрирование. Если в индустриальную эпоху организованные таким образом административно-территориальные сообщества еще могли быть конкурентоспособны, то уже в середине 1990-х явственно обозначились пределы их роста. В глобализирующемся мире, идущем от индустриальной экономики к постиндустриальной и от административной интеграции к культурной, российские регионы оказались конкурентно слабы. Началось свертывание пространства административных регионов России (оно выражается прежде всего в сокращении полномочий и возможностей администраций регионов и их бюджетных экономик).

Параллельно в конце 1990-х годов развернулось строительство новых культурно-экономических регионов, ориентированных на переход к постиндустриальной экономике и культурной интеграции. Они формируются поверх нынешних административных границ как сообщества, "основанные на пространственной локализации определенных видов экономической деятельности, центром которой является управление финансами и собственностью, разработка новых технологий и продуктов, а также создание необходимой для этого информационно-коммуникационной инфраструктуры и сферы социально-культурных услуг" (цитируем доклад Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа). Яркий пример - Урал.

Ясно, что такие регионы будут развиваться за счет свертывания прежнего пространства административных регионов, деконструируя его и высвобождая тем самым элементы и энергию для создания нового. Вместе с тем очевидно, что старые административные регионы не могут быть механически преобразованы в новые. В ближайшее время противоречия между нынешними субъектами федерации за право стать центрами новых регионов и извлекать новую, постиндустриальную ренту взамен сворачивающейся старой, административной, станут очень острыми моментами политической жизни страны. Собственно, именно это мы и наблюдаем в дискуссии вокруг укрупнения регионов Урала.

Преодоление России

Процесс экономического и политического усиления, разрастания ряда богатых регионов, идущий сейчас "над" их административными границами и создающий предпосылки для их укрупнения, заключает и еще одно базовое противоречие: нежелание доноров деградирующих регионов вечно оставаться таковыми и потенциальная угроза их выхода из-под опеки и контроля центра. Не случайно наша интеллектуальная элита вдруг накинулась на старые доклады ЦРУ, в которых говорится о перспективе образования на месте РФ семи-десяти новых государств. Хотя у ведущих российских специалистов вроде Александра Неклессы, Петра Щедровицкого или Сергея Переслегина найдутся и формулировки жестче, и сценарии для России катастрофичнее.

Истинная причина указанных противоречий заключена в том, что сырьевой по своему месту в международном разделении труда стране, каковой представляется сегодня Россия, просто "не по чину" в постиндустриальную эпоху имперская государственность с ее огромной территорией, населением, армией, флотом, бюрократией, суперцентрализованными бюджетной и налоговой системами и внешнеполитическими амбициями. Сырье (несмотря на то, что цены на него могут взлетать порой до небес) - товар дешевый, с малой добавленной стоимостью. Сырьевая экономика не в состоянии обеспечивать "дорогое удовольствие" быть государством-империей, не может стать каркасом единого национального государства. Она призвана обслуживать мировые центры потребления, расположенные вне национальных границ. Динамика российских реформ пока под большим вопросом, а мобилизационная модель в РФ уже невозможна ни ресурсно, ни политически. А место на рынке новых институциональных государственных услуг - по сути, место современного государства в постиндустриальную эпоху - прочно занято странами Запада.

Итак, проблема децентрализации, новой регионализации или даже дезинтеграции - словом, проблема коренной трансформации территориально-государственного устройства РФ в постиндустриальную эру - серьезный вызов современной России. И он вовсе не снят, а лишь слегка закамуфлирован шумным строительством вертикали власти и жирной мировой экономической конъюнктурой.