Обратная реакция

Производители химической продукции прилагают максимум усилий для развития. От государства химпром уже не ждет серьезной поддержки, надеясь, что его участие в судьбе отрасли сведется к классическому принципу "не навреди"

В мае этого года правительство РФ должно было рассмотреть Концепцию развития химической и нефтехимической промышленности на период до 2010 года, подготовленную в министерстве промышленности и энергетики РФ. Миссия документа - отражение стратегической линии государственной политики в химическом секторе. Однако рассмотрение отложили до конца года. Впрочем, особых надежд на то, что государство наконец-то определит правила игры на рынке химической продукции, производители не питали. Они по-прежнему в одиночку борются с проблемами, список которых в 2003 году расширился. И не без участия государства.

Анатомия химпрома

Прирост производства продукции в химической промышленности в 2003 году по отношению к предыдущему составил в целом по России 2,6% (в 2002-м - 2,3%, в 2001-м - 5,8%). Химические предприятия Большого Урала улучшили производственные показатели: лидерами роста стали Пермская и Свердловская область - 6,4 и 14% соответственно. Немного упрочили положение башкирские и оренбургские химзаводы.

Как отмечают на предприятиях, объем производства почти всех видов продукции увеличился. ОАО "Уралкалий" нарастило выпуск хлористого калия на 8,4% (до 4,38 млн тонн), "Сильвинит" - минеральных удобрений на 7,34% (до 2,1 млн тонн), стерлитамакский "Каустик" - поливинилхлорида на 5% (до 163,3 тыс. тонн). На березниковском "Азоте" на 37,4% выросло производство аммиака и на 12,9% - аммиачной селитры. На 16% увеличил выпуск метанола "Метафракс", кроме того, он начал перерабатывать его в новую для России продукцию - карбамидоформальдегидный концентрат (в 2003 году произведены первые 22,9 тыс. тонн).

По мнению опрошенных нами менеджеров уральских предприятий, переломным для химпрома прошедший год они не считают: таким, скорее, признают 2002-й. Но на хорошую динамику не только в производстве, но и в финансах отрасль может рассчитывать. Выручка на большинстве химических предприятий увеличилась, зафиксировано, однако, существенное падение прибыли и рентабельности. Как показало проведенное нами исследование, основными факторами, мешающими стабильному функционированию отечественного химпрома, по-прежнему являются опережающие темпы роста цен и тарифов на продукцию естественных монополий, высокая степень физического износа оборудования и отсталость технологий, а также дефицит инвестиционных ресурсов. В 2003 году к перечисленным проблемам добавилась новая: снижение курса доллара и политика государства, направленная на укрепление российского рубля: экспортеры оказались не готовы к этому и понесли значительные потери.

Старые песни о главном

Согласно статистическим данным, в 2003 году стоимость природного газа выросла на 24,7%, железнодорожных перевозок - на 12%, теплоэнергии - на 9,6%, электроэнергии - на 5,4%. Естественно, это негативно сказалось на работе производителей продукции химпрома.

Больше всего у предприятий отрасли возможностей для маневра в энергетике: они реализуют программы энергосбережения, обзаводятся собственными генерирующими мощностями. "Уралкалий", например, в декабре 2003 года получил кредит в 75 млн долларов от Европейского банка реконструкции и развития, и львиная его доля будет направлена на реализацию программы развития энергетической базы:

- Собственные генерирующие мощности позволят нам значительно уменьшить затраты на тепловую и электроэнергию, что приведет к снижению себестоимости производимой продукции. Мы на 85% обеспечим себя электроэнергией и теплом, хотя часть электроэнергии все равно будем закупать у Пермэнерго или на свободном оптовом рынке ФОРЭМ, - говорит генеральный директор ОАО "Уралкалий" Максим Бакшинский. -В рамках программы мы запустим газопоршневые установки, работающие на природном газе: в этом случае затраты компании окупятся в полтора раза быстрее. Поскольку программа требует достаточно серьезных инвестиций, мы решили осуществлять ее поэтапно: в 2004 году - на двух рудоуправлениях, в 2005-м - еще на двух.

Хуже обстоят дела с углеводородным сырьем, при том что химпром традиционно является одним из крупнейших промышленных потребителей природного газа. В большей степени страдают производители метанола - продукта переработки природного газа. Как говорит председатель совета директоров ОАО "Метафракс" Армен Гарслян, предприятие ежегодно подвергается шоковой терапии - 20-процентному повышению цен на газ. Сейчас она составляет 30 долларов за тысячу кубов газа. "Мы считаем, что при стоимости на уровне 50 долларов 80% производства метанола в России будет нерентабельным", - заявляет Армен Гарслян. При этом предприятия химпрома не могут повлиять на политику государства в части установления тарифов на газ: это прерогатива Федеральной службы по тарифам (бывшая ФЭК), которая, как говорят менеджеры химзаводов, прислушивается только к монополисту Газпрому. (О контрмерах, предпринимаемых "Метафраксом", - в интервью с Арменом Гарсляном.)

Самым болезненным вопросом для всех без исключения предприятий химической отрасли по-прежнему остается железная дорога.

- У нас был случай, когда мы четыре месяца ни грамма метанола не отгрузили на экспорт, потому что цена железнодорожных перевозок была выше стоимости нашей продукции. Четыре месяца нам понадобилось, чтобы доказать (не без поддержки пермских областных властей) МПС, что цена в 80 долларов за тонну перевозки невозможна, когда сам продукт стоит 70 долларов! В итоге был выбит исключительный для производителей метанола тариф: не ахти какой, но все-таки не 70 - 80 долларов, а 43 - 44 доллара, - рассказывает Армен Гарслян.

По его словам, сегодня в органах власти не проводится детальный анализ для просчета железнодорожных тарифов: "Никто на цены метанола не смотрит! Просто взяли и сделали тариф. Из чего? Исходя из того, что в конкретный момент метанол стоил 150 долларов за тонну. Не проанализирована ни история, ни динамика цен на метанольном рынке, а метанол в течение года может стоить и 100, и 90 долларов".

Производители химпрома вынуждены реализовывать непрофильные для них проекты развития транспортной инфраструктуры. Так, "Сильвинит" направил на эти цели 5 млн долларов: значительные средства вложены в покупку собственного подвижного состава (2 тыс. ед.). В итоге предприятие снизило затраты на аренду, однако почти на 300 млн рублей увеличило затраты на обслуживание собственных вагонов. "Азот" в 2003 году заплатил подрядчикам 16 млн рублей за ремонт и антикоррозионную защиту подвижного состава, а капремонт 285 собственных вагонов обошелся ему почти в 9 млн рублей. "Уралкалий" для отгрузки удобрений использует Балтийский балкерный терминал, в постройку которого вложил 38 млн долларов. Сегодня ведется строительство второго причала, с появлением которого терминал выйдет на бо льшую мощность. Принято решение об углублении канала, чтобы терминал мог принимать суда грузоподъемностью более 50 тыс. тонн. На углубление уйдет около двух лет.

Остатки былой роскоши

Предприятия уральского химпрома испытывают еще одну общую для всей отрасли проблему - это высокая степень износа оборудования и отсталость технологий. Большинство заводов работают сегодня по технологиям и на мощностях 40-летней давности, а сроки эксплуатации значительной части оборудования составляют 20 - 25 лет. Для сравнения: на предприятиях химической промышленности США средний срок службы оборудования - около 6 лет.

Степень износа основных производственных фондов по химическому комплексу в целом составляет 57,8%, оборудования - 67,2%, причем по отдельным производствам она превышает 80% и даже доходит до 100%. Это негативно отражается на объемах производства и качестве продукции. Например, в минувшем году "Азот", несмотря на рост объемов производства, не выполнил планы по всем видам продукции, а по карбамиду объем поставок снизился по сравнению с 2002 годом на 23,5% в натуральном выражении (потребителям отгружено 338,8 тыс. тонн). Согласно годовому отчету предприятия, план-прогноз по аммиаку не выполнен из-за внеплановых остановок и работы при пониженных нагрузках, что связано с неудовлетворительным состоянием оборудования. Из-за недостатка аммиака не выполнен план по производству аммиачной селитры. С карбамидом - та же история.

В такой ситуации предприятиям приходится практически всю прибыль инвестировать в капремонт и модернизацию производства. Капитальные вложения "Азота" в 2003 году составили 218,5 млн рублей (против 146 млн рублей в 2002 году), затраты на капитальный ремонт - 200,6 млн рублей (годом ранее - 149 млн рублей). В 2004 году будет освоено 361 млн рублей. "Сильвинит" проводит реконструкцию в целях увеличения объема на 50% производства гранулированного хлористого калия и улучшения его качества. "Уралкалий" в 2003 году на развитие производства направил 1422 млн рублей, бо льшая часть вложений - 843 млн рублей - израсходована на капитальное строительство.

Точка безубыточности

Между тем доля собственных средств предприятий, направляемых на инвестиционные проекты, уменьшается: если в 2002 году она составляла 70%, то в 2003-м - 61%. Конечно, это связано с ростом до 30% доли кредитов и других заемных средств. Однако в условиях, когда у компаний нет иностранных инвесторов, а их ценные бумаги не котируются на фондовых рынках, предприятиям может грозить дефицит инвестиционных ресурсов. Напомним, в минувшем году большинство химиков-экспортеров уже показали падение прибыли и рентабельности. На предприятиях констатируют: эти потери не могли быть спрогнозированы в начале года, так как в бюджет России был заложен среднегодовой курс доллара 33 рубля за доллар.

- Прибыль и рентабельность "Сильвинита" по итогам 2003 года сократилась практически вдвое: потеря прибыли составила более 500 млн рублей. В первую очередь это связано с падением курса доллара: бюджет предприятия был рассчитан исходя из курса 34 рубля за доллар, а фактический составил 30,69. Частично компенсировать потери удалось за счет роста объема производства и экспорта (на 11%), в итоге мы вышли на те же плановые показатели, - рассказывает заместитель гендиректора ОАО "Сильвинит" Наталья Тяглая.

"Уралкалий" в результате снижения курса доллара недополучил около 5% прибыли, а "Минеральные удобрения" - порядка 100 млн рублей, что снизило рентабельность предприятия на 3 - 4%.

И это не предел. По словам Натальи Тяглой, в этом году предприятие прогнозирует падение прибыли в два раза. "Прибыль уже падает", - свидетельствует замдиректора "Сильвинита". Плюс к тому, в 2004 году произойдет снижение экспортных цен на продукцию химической промышленности: по прогнозу международного обозрения FERTECON, цены только на азотные удобрения упадут на 20%.

- Экспорт сегодня не выгоден. Мы отправляем продукцию на экспорт, потому что столько метанола на внутреннем рынке просто не разместить. Кроме того, раз мы заключаем контракты - то должны их выполнять, чтобы соответствовать имиджу. Имидж - это дороже денег, ведь в конечном итоге все выливается в те же самые деньги, - говорит председатель совета директоров "Метафракса" Армен Гарслян.

На "Сильвините", чтобы минимизировать потери, внедряют программу снижения издержек, а на "Уралкалии" говорят, что знают точку безубыточности и моделируют разные варианты развития ситуации. Но в целом, по мнению представителей химпрома, федеральные власти для решения этой проблемы должны найти баланс между макроэкономической политикой и интересами отдельных экспортеров, в первую очередь тех, кто играет серьезную роль в экономике субъектов федерации. Иначе в сложившейся обстановке снижается инвестиционная привлекательность предприятий-экспортеров, и многие инвестпроекты предприятий ставятся под удар.

В идеале производители хотели бы, чтобы государство предприняло ряд серьезных мер для поддержки отечественного химпрома. Такими мерами могут стать снижение таможенных пошлин и налогов для компаний, закупающих импортное оборудование для переоснащения мощностей, содействие в поиске партнеров, поддержка наукоемких производств, стабильные цены на углеводородное сырье (в Европе, к примеру, цены на природный газ строго дифференцированы по потребителям, а в США для производителей минеральных удобрений цены на него вдвое меньше, чем для электроэнергетики).

Однако о таких подарках со стороны государства говорить пока не приходится. Компании рады уже тому, что им просто не мешают развиваться. Как, например, производителям каустической соды. В мае должен решиться вопрос о ликвидации Единой торговой компании: она монополизировала почти 100% этого продукта в России - заключила договоры со всеми производителями соды и поливинилхлорида на покупку их продукции и сама ее продает. До создания монопольного оператора каустическая сода продавалась на внутреннем рынке дешевле себестоимости: потребителям была выгодна жесточайшая конкуренция производителей этого продукта и их неспособность договориться. В итоге предприятия хлорщелочной промышленности работали на грани разорения. Создание ЕТК в июле прошлого года улучшило их финансовое положение: по итогам 2003 года стерлитамакский "Каустик" увеличил выручку на 14%, рентабельность - на 4%. Но теперь за ЕТК взялась Федеральная антимонопольная служба: ее подозревают в организации картеля и обещают разрушить эту монополию. Производители каустической соды и поливинилхлорида от этого отнюдь не выиграют.

АЦ "Эксперт-Урал"