Страхуемся от перемен

Реформа научила предпринимателей не верить государству и строить бизнес с учетом непредсказуемости налоговой политики

Правительство России приступило к реализации завершающего этапа налоговой реформы. С 2005 года решено снизить единый социальный налог (ЕСН) с 35,6 до 26%, а выпадающие доходы компенсировать за счет увеличения налога на добычу полезных ископаемых, экспортных пошлин на нефть и акцизов. Правда, в Минфине РФ считают, что для исполнения бюджета этой компенсации не хватит, а для достижения цели необходимо пожертвовать пенсионной реформой: из участия в накопительном пенсионном страховании исключены лица с 1952 (мужчины)/1957 (женщины) по 1967 годы рождения (подробнее о пенсионном аспекте реформы см. ст. "Ты записался добровольцем?", с. 18). Не исключено, что на "алтарь" исполнения бюджетов будет положен и малый бизнес: Минфин грозится ввести ЕСН для специальных режимов налогообложения (упрощенной схемы и системы уплаты единого налога на вмененный доход - ЕНВД), а также ликвидировать льготы по НДС для индивидуальных предпринимателей, чтобы исключить возможность налоговой оптимизации со стороны крупных налогоплательщиков. Практически все эти меры вызывают негативную реакцию бизнеса. Предприниматели говорят, что за годы реформ власти так и не научились проводить стабильную и последовательную политику в области налогообложения.

Сложности упрощения

Можно с уверенностью сказать, что больше всех от непоследовательной политики в сфере налогов страдал и продолжает страдать малый бизнес. Правительство то объявляло этот сектор приоритетным и обещало огромные преференции, то вдруг обременяло непосильной нагрузкой. Так, в декабре 2001 года президент России заявил о государственной поддержке малого бизнеса, а в ночь на 31 декабря того же года подписал закон, в соответствии с которым индивидуальные предприниматели должны были платить НДС, а плательщики ЕНВД - единый социальный налог. Таким образом, смысл действовавших тогда упрощенных схем налогообложения был сведен на нет. Власти, поняв, что наделали глупостей, начали в спешном порядке исправлять ошибки, пообещав малому бизнесу разработать и принять отдельные главы в Налоговом кодексе, касающиеся специальных режимов налогообложения. Обещание выполнили, однако в процессе разработки законов не успели решить некоторые технические проблемы. В результате получилось "как всегда", то есть хуже. Во-первых, регионам не оставили времени для принятия своих законодательных актов: федеральный закон опубликовали слишком поздно - 31 декабря 2002 года. Во-вторых, для расчета базовой доходности налога на вмененный доход федеральные чиновники не смогли утвердить корректирующий коэффициент К1, зависящий от кадастровой стоимости земли. В итоге некоторые субъекты, в том числе Свердловская область, в 2003 году просто не ввели у себя этот налог. Как считает Алексей Подоляко, исполнительный директор союза участников потребительского рынка "Альянс" (союз объединяет предприятия и торговые сети), примерно четверть компаний из-за этого ушла "в тень". "Для торгового бизнеса, то есть для 95% от общего числа плательщиков ЕНВД, это обернулось снижением доходности. Количество убыточных фирм увеличилось более чем вдвое. Мы считаем, что из-за невведения ЕНВД областной бюджет не получил 800 млн рублей".

Так и не дождавшись от федеральных органов новых инструкций по К1, правительство Свердловской области свой закон на 2004 год "слепило из того, что было": для корректировки доходности использовали один коэффициент К2, зависящий от видов деятельности и места расположения предприятия. Для предприятий Екатеринбурга К2 был установлен как 1, для всех других территорий, в том числе деревень и поселков, незначительно ниже - 0,4. Быстро выяснилось, что чиновники просчитались. "Для предприятий небольших населенных пунктов расчет базовой доходности оказался завышен, налог, который им придется заплатить в конце квартала, превышает реальный размер доходности этого бизнеса", - считает председатель комитета по развитию малого предпринимательства Свердловской области Евгений Копелян. С ним согласен и Алексей Подоляко: "Нельзя было устанавливать высокий коэффициент только на том основании, что надо наполнять бюджет".

Правительство области признало ошибки и готово их исправить. "Мы проведем расчеты, представим в думу закон, если депутаты его примут, ситуация с налоговым беременем изменится", - уверена министр экономики и труда Свердловской области Галина Ковалева. Однако с учетом всех юридических процедур изменения вступят в силу, вероятно, в 2005 году. А на весь 2004 год прогноз развития ситуации очевиден. По словам Алексея Подоляко, уже после первого квартала многие налогоплательщики просто не продлят регистрацию предприятий.

В ближайшее время число "теневиков" может увеличиться в разы и по другой причине. Правительство России, в очередной раз подтверждая репутацию крайне непредсказуемого органа, готовит очередные новшества. Заместитель министра финансов Сергей Шаталов разрабатывает предложения о введении ЕСН для предприятий малого бизнеса, использующих льготные режимы налогообложения. Мотивируется это тем, что крупный бизнес использует схемы для оптимизации налогообложения через дробление своих компаний на более мелкие. Это в очередной раз означает "закрытие" всех спецрежимов для малых предприятий. По словам Алексея Подоляко, "из опасения, что несколько предприятий могут воспользоваться более мягким налоговым режимом, государство обрекает на вымирание целый сектор экономики - малый бизнес".

Невозвращаемый возврат

Для крупного бизнеса первые итоги налоговой реформы 2004 года также оказались неутешительны. Как показал первый квартал, наиболее существенная из налоговых новаций 2004 года - снижение ставки НДС с 20 до 18% - кардинально на уровень нагрузки предприятий не повлияла.

Ставка была сделана на то, что основная часть высвобождаемых средств придется на долю предприятий-переработчиков. Для них НДС особенно критичен: здесь много переделов, а налог взимается на каждой производственной стадии, что ведет к удорожанию конечной продукции. Предполагали, что в распоряжении компаний окажется на 150 млрд рублей больше, и эти средства станут дополнительным источником инвестиций для обновления производственных мощностей. "По самым осторожным оценкам Минфина РФ, снижение НДС могло привести к росту внутренних инвестиций на 1,2% ВВП в 2004 году и 2,7% - в 2005-м, что даст прирост ВВП соответственно на 0,2 и 0,7%", - полагает исполнительный директор ООО "Юридическая фирма "Лекс "" (Тюмень) Виталий Рыльчиков.

Однако двухпроцентное снижение налоговой ставки оказалось слишком несущественным, чтобы вызвать всплеск инвестиционной и предпринимательской активности в стране. "Предприятия не ощутили реального снижения НДС, а освободившихся финансовых ресурсов в перерабатывающем секторе оказалось недостаточно, чтобы стимулировать рост производства, - считает Виталий Рыльчиков. - В свою очередь и государство не получило того эффекта, на который рассчитывало".

Предприниматели уверены, что более эффективной мерой снижения налоговой нагрузки на предприятия мог бы стать возврат НДС. Так, генеральный директор ООО "УГМК-холдинг" Андрей Козицын, в компании которого невозврат экспортного НДС в течение 2003 года держался на уровне 600 млн рублей, уверен, что возмещение НДС должно проводиться при сдаче декларации: "На деле мы имеем право получить свои деньги только в течение трех месяцев, и только потом обратиться в суд, который будет рассматривать бумаги еще столько же". По словам председателя коллегии адвокатов "Частное право" Максима Колесникова, "создается впечатление, что существует негласное указание налоговым органам как можно чаще не делать возврат, ведь фактически у предприятия деньги изъяты из оборота на полгода".

Интересно, что и в судебной практике все перевернуто с ног на голову. Процедура в теории должна быть такая: представитель предприятия приходит в налоговые органы и заявляет, что последние не вправе отказать в возврате выручки. Специалист налоговой службы собирает бумаги и идет доказывать свою правоту в суд. Но фактически получается, что в налоговой службе отказывают в возврате и тогда предприятие идет в суд. "Совершаются действия, которые не предусмотрены Налоговым кодексом", - считает Максим Колесников.

Несмотря на многочисленные обращения предпринимателей, правительство проблему возврата НДС старается не решать, мотивируя это тем, что слишком много злоупотреблений. Государство, скорее, согласилось бы подвинуться еще на пару процентов в ставке налога. Правда, при условии введения спецсчетов, на которых будут аккумулироваться средства, предназначенные для уплаты НДС в конце налогового периода. Предпринимателям удалось убедить власти не применять спецсчета, но не факт, что к идее не вернутся снова. Так что пока ни пересмотра технологии возврата, ни более радикального снижения ставки НДС (оно предусмотрено в 2006 году) не предвидится. И это многие участники рынка тоже считают неправильным подходом. "Не снижая НДС с 2005 года, мы просто упускаем время, - утверждает председатель совета директоров банка " Северная казна" Владимир Фролов. - Сегодня высочайшие цены на нефть, профицитный бюджет, в стране гигантское количество денег. Именно в такой период и снижают налоги. А что будет в 2006 году, сказать сложно".

"Черная" зарплата в "белой" бухгалтерии

Основной упор в налоговой реформе 2005 года сделан на снижение ЕСН с 35,6 до 26%. "Это слишком мало, чтобы решить главную задачу - вывести из тени заработную плату, - считает Владимир Фролов. - Сейчас, чтобы существенно двинуть экономику вперед, надо предпринять неординарные шаги и снизить его процентов до 20".

С такой оценкой согласен и Алексей Подоляко. По его мнению, эффективная ставка налога составляет 30%, а реально бюджет получает налоги по ставке 20%: "Надо устанавливать именно 20%, так как проблема серьезна. По данным СУПР "Альянс", в 2003 году более 40% работников потребительского рынка Уральского региона получили заработную плату в конвертах. В этом году тенденция сохраняется. У меня есть свежие данные по одному из районов Екатеринбурга: из примерно 16 тысяч зарегистрированных предприятий более 14 тысяч сдают в качестве отчетности в фонд социального страхования "чистые листы" - везде стоят нули. То есть формально заработная плата там не платится вообще. Чтобы исправить эту ситуацию, нужно включать экономические рычаги. Расчеты показывают, что Пенсионный фонд России сможет выполнить свои обязательства при ставке 20% в 2005 году, даже в 2004-м. А с 2006 года ставку нужно устанавливать вообще не выше 15%. Только при таком уровне возможен массовый вывод заработной платы из тени".

Аналитики Минфина считают иначе. Они опасаются за исполнение бюджета даже при ставке ЕСН в 26%. Поэтому компенсировать потери и предполагается в основном за счет нефтяного сектора: уже в конце апреля этого года Государственная дума РФ сразу в трех чтениях приняла соответствующие законопроекты. Базовая ставка налога на добычу полезных ископаемых увеличена с нынешних 347 руб. до 400 руб. за тонну, а действующая трехступенчатая шкала экспортных пошлин заменена четырехступенчатой. Теперь при экспортной цене на нефть от 20 до 25 долларов за баррель ставка пошлины составит 45% (в данный момент 35%), от 25 долларов и выше - 65% от суммы превышения этого порога. Пошлина не будет взиматься, как и раньше, при цене на нефть ниже 15 долларов за баррель. По расчетам правительственных чиновников, в результате нововведений казна дополнительно получит 2 - 3 млрд долларов с нефтяного сектора.

На фоне огромных сумм, которые акционеры нефтяных компаний получают в качестве дивидендов (по итогам 2003 года более 5,5 млрд долларов) и высоких мировых цен на нефть, никто, в общем, и не пытается оспорить целесообразность этого шага. Правда, эксперты в области налогообложения нефтяного сектора предсказывают далеко не лучшие перспективы для отрасли и нефтяных регионов (подробнее об этом см. комментарий "Регионы подсчитывают будущие потери и готовятся к оптимизации расходов"). Но на данном этапе эти аргументы тонут в общем хоре голосов, ратующих за социальную ответственность бизнеса.

Таким образом, налоговая реформа в России близится к завершению. Приняты все главы Налогового кодекса, касающиеся основных бюджетообразующих налогов. То, что происходит сегодня, можно назвать корректировкой законодательства для перераспределения налоговой нагрузки с одной группы плательщиков на другую. И пока очевидно: в целом в результате реформы кардинального снижения налогового бремени на бизнес не произошло. Параллельно снижению налогов отменяются льготы и расширяется налоговая база. Например, снизили ставку налога на прибыль - и тут же ликвидировали инвестиционную и иные льготы. По НДС наоборот: налоговая база была расширена в 2001 году, а ставка налога снизилась только в 2004-м. По словам генерального директора центра экономических экспертиз "Налоги и финансовое право" Аркадия Брызгалина, определенный экономический эффект для предприятий отрицать нельзя: "Но, во-первых, он чрезвычайно мал и в общем плане практически незаметен. А во-вторых, власти не должны ждать мгновенных результатов от проводимых ими мероприятий, так как результат любой налоговой реформы имеет отсроченное действие. Предприятия сначала должны накопить появившийся мизерный налоговый эффект, обернуть его в инвестиции, эти инвестиции должны начать окупаться. Тогда результат будет не только для налогоплательщика, но и для государства: из-за реального увеличения объемов производства, создания новых рабочих мест и т.д. И только по прошествии всего этого времени можно будет говорить о том, как реформы государства повлияли (или не повлияли) на макроэкономику".

Безусловно, в процессе реформы государству удалось решить ряд принципиальных задач по легализации бизнеса и выводу из тени части финансовых потоков. Самый заметный результат дало введение единой 13-процентной шкалы налога на доходы физических лиц. Однако масштабы этого процесса могли быть существенно шире, если бы власти "держали слово". Основная проблема заключается в том, что предприниматели по-прежнему не доверяют государству. Призывая их к ответственности, оно само меняет правила игры прямо по ходу дела. Вместо того чтобы развиваться, бизнес тратит силы и средства, пытаясь застраховаться от неожиданных реформаторских идей государственной власти.