"Рост объемов переработки в леспроме вынужденный"

утверждает исполнительный директор Уральского союза лесопромышленников Геннадий Гирев

- Геннадий Михайлович, каковы объемы производства ЛПК Свердловской области в 2003 году?

- 20 лет назад мы рубили 18 - 20 млн кубометров леса в год. Сегодня, по данным Госкомстата, в области рубится 3,5 млн кубов. Фактически вырублено более 7,5 млн кубометров за год: статистика многое не учитывает. Приведу пример. По лесорубочным билетам, которые выданы лесхозами заготовителям, в прошлом году вырублено 5,6 млн кубов, рост - 500 тыс. кубов. Однако, как мы видим, статистика учла только 3,5 миллиона, зафиксировав снижение на 200 тысяч. Такое же положение дел с пиломатериалами. Объясню почему. Приходит налоговая инспекция к частнику, а у него лежит 10 кубов пиловочника и 3 куба пиломатериалов. Он говорит: я напилил это за месяц, возьмите с меня налоги за месяц. Хотя все знают, что он напилил это за сутки. Это и уход от налогов, и сокрытие реальных объемов: раз данные не попали в налоговую, то не попали и в официальную статистику. Поэтому, если по материалам Госкомстата рост отрасли составил 11%, то по нашим данным - примерно 15 - 20%.

- Откуда такая цифра?

- На основе данных по экспорту продукции. Допустим, в прошлом году экспорт пиломатериалов вырос в 1,5 раза, в этом году за первый квартал - еще в 1,5 раза. Но чудес на свете не бывает. Если статистика говорит, что в прошлом году выпуск пиломатериалов упал, то даже с учетом его роста в этом году на 6 - 11%, не может в 1,5 раза увеличиться экспорт: туда идет не вся древесина. Поэтому мы считаем, что по таким показателям, как круглый лес и пиломатериалы, в последние три года наблюдается стабильный рост.


Геннадий Гирев

Фиксируется рост и по фанере (производство фанеры, картона, бумаги статистика учитывает стопроцентно). В прошлом году область выпустила ее больше, чем в любой год при СССР: 127,5 тыс. кубометров против максимальных до этого 120 тысяч.

У нас совершенно нет статистики и по производству дверных и оконных блоков. Статистика учитывает в лучшем случае 20 - 25% производства. Ситуация та же, что с лесом и пиломатериалами: сегодня в Екатеринбурге в каждом подвале делают довольно приличные окна, двери, но они не учитываются.

- Таким образом, в отрасли наблюдается рост производства и переработки?

- Рост переработки вынужден, и непонятно, хорошо это или плохо. Почему? Потому что больше всего нас губят железнодорожные тарифы. Возьмем так называемый березовый баланс. 20% березы - это фанерный кряж (из него делают фанеру), он идет по цене 700 - 1000 рублей за кубометр. Примерно 35% березы - пиловочник: цена 500 - 600 рублей, но большого спроса на него нет. Следом сам березовый баланс - та часть ствола, из которой делают бумагу. У нас в России бумагу делают на двух-трех комбинатах, остальное сырье покупает Финляндия. В свое время мы поставляли туда порядка 700 тыс. кубов, потом цифра падала до 50 тысяч, в этом году она составит примерно 100 - 150 тыс. кубов. Могли бы экспортировать гораздо больше, но проблема в тарифах. Сегодня финн на границе платит 32 евро за куб березового баланса, из этих 32 евро производителю надо отдать 25 - 28 евро железной дороге за перевозку леса до границы с Финляндией. И вот за то, чтобы вырастить дерево, срубить, раскрежевать, погрузить в вагон, ему остается от 4 до 7 евро. Понятно, что везти из других регионов, близких к границе, гораздо выгодней.

- Для ЛПК предусмотрены льготы на перевозку?

- Два года назад правительство РФ пообещало леспрому, что внутренние тарифы на железнодорожные перевозки будут повышены, но при этом экспортные тарифы снижены до внутрироссийских. На деле все оказалось не так. Сегодня, если я отправляю свою продукцию в Италию, Германию, Венгрию и даже в Эстонию, тарифы на перевозки оказываются в два раза выше, чем российские. Смотрим, к примеру, на маршрут Баранча - Ивангород, откуда продукция идет на экспорт. По внутреннему тарифу мы платим 31,019 тыс. рублей за вагон (376 рублей за кубометр) леса. Если же я гоню его на экспорт, тариф составляет 64,933 тыс. рублей за вагон (787 рублей за кубометр). Разница - 209%. А если везти лес на дальние расстояния (существует несколько транспортных поясов), выходит еще дороже, разница до 250%. В итоге получается, что леспромхоз срубил березу, на 20% которой, то есть на кряж, спрос есть, а на все остальное - нет. Результат - больше половины предприятий в области убыточны. Я считаю так: если 10% предприятий отрасли убыточны, дураки - директора и проблемы надо искать на производстве. Но если убыточны 70 - 80% предприятий отрасли, дурака надо искать в другом месте, повыше.