Порок в своем отечестве

Главные тормоза наукоемкого малого бизнеса в России - большой бизнес и государство, считает ученый и генеральный директор пермского инновационного предприятия "Тривектр" Павел Кудрявцев

Научные сотрудники Института технической химии УрО РАН (Пермь) создали малое предприятие "Тривектр" в 1991 году с расчетом на внедрение собственных технологических разработок. Сегодня ООО "Научно-производственное предприятие "Тривектр"" имеет полный инновационный цикл: обладая научно-исследовательской и производственной базой, оно реализует результаты собственных исследований в опытно-конструкторских образцах, создает технологии получения новой продукции, организует производство (вплоть до многотоннажного) и выпускает конечный продукт, в том числе по техническому заданию заказчика. Основные направления деятельности: производство химической продукции для пищевой, фармакологической, легкой и многих других отраслей, а также извлечение из промышленных отходов редкоземельных элементов. В активе "Тривектра" - разработка технологии изготовления композиционных материалов для строительства, создание производства ацетата кобальта для химпрома (с ним фирма вышла на экспорт в Германию), растворителей и сиккативов для лакокрасочной промышленности, средств антисептической обработки древесины. В прошлом году предприятие вышло на рынок с пенообразователем для изготовления пенобетона.
Павел Кудрявцев

"Тривектр" идет к специализации на изготовлении высококачественных, дорогих и рентабельных малотоннажных продуктов, обеспечивающих экономию трудовых и энергоресурсов, позволяющих создавать новые рабочие места. Внутренний ресурс развития подобных предприятий должен быть поддержан заинтересованной политикой государства и крупного бизнеса, считает генеральный директор "Тривектра", член правления Торгово-промышленной палаты РФ, академик Международной Академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ), профессор Павел Кудрявцев.

Инновации за свой счет

Уникальный по нынешним временам пример "Тривектра" свидетельствует: одна из основных составляющих предпринимательского успеха - солидная научная база. НПП сотрудничает со специалистами пермских вузов и отраслевых НИИ, Академии наук; на нем трудятся четыре кандидата и пять докторов наук, три академика МАНЭБ, семь профессоров. В 2004 году объем продаж компании, в которой заняты 60 человек, составит более 25 млн рублей.

- Еще один фактор успеха в том, что наши производственные мощности располагаются на базе крупных химических заводов Прикамья, где хорошо развита соответствующая инфраструктура, - поясняет Павел Кудрявцев. - Арендуя у государства эти площади, мы не только решаем свои проблемы, но и помогаем оборонке сохранять мобилизационные мощности. Недавно вложили в ремонт одного из производственных зданий около 500 тыс. рублей.

- Павел Геннадьевич, какую долю в общем объеме производства занимают инновации?

- Все, что мы производим, полностью разработано нами. Это новые продукты и технологии, конкурентным преимуществом которых можно считать использование дешевого отечественного сырья, близость к его источникам, качество и вполне конкурентоспособную цену.

Само название "Тривектр" означает работу в трех направлениях: научно-исследовательскую деятельность, создание производств и выпуск готовой продукции. Наше малое предприятие шло к этой цели с самого основания. На первом этапе мы вели только научные разработки по заказам различных компаний, но это не приносило большого дохода из-за последствий экономического кризиса, инфляции. Поэтому мы решили проводить научные разработки для себя и попытались наладить собственное производство.

- Как вам удалось решить главную проблему отечественной науки - увязать ее с производством и рыночным спросом?

- Наверное, у меня проявились способности менеджера, хотя в начале пути я и сам не ожидал подобного результата. Я хорошо знаю коллег-ученых: они заряжены энергией творчества, но большинство из них принципиально не могут заниматься маркетингом, организацией производства, рекламой. Их нужно вести за собой, четко формулируя задачи. За 13 лет деятельности предприятия мы проследили пути многих наших продуктов и регулярно меняем производственную программу в соответствии с рыночными тенденциями.

Быть инноватором - проблема

- Какие проблемы приходится решать малым предприятиям, работающим в инновационной сфере?

- Маркетинг - одна из важнейших. Очень сложно убедить потребителя перейти от привычных продуктов к новинкам. Даже если покупатели уверены, что новая продукция принесет существенный экономический эффект, им трудно отказаться от стереотипов. Новинки часто требуют корректировки производственного процесса, а это лишние хлопоты. Продвижение продукции на рынок - задача для инновационных предприятий значительно более сложная, чем победа в традиционной конкурентной борьбе. Мы, например, передаем продукцию потенциальным потребителям - для испытаний.

Еще одна особенность бизнеса инновационного предприятия в том, что "шила в мешке не утаишь": даже если защитить новую технологию патентом, она быстро становится известна. В результате появляются многочисленные последователи, растет конкуренция, снижается рентабельность. Поэтому у нас есть заявки на полезные модели, патенты, запатентованные товарные знаки, но мы не стремимся к увеличению их количества. Многие разработки не патентуем целенаправленно, держим в секрете, чтобы не раскрывать суть идеи, поскольку сегодня обойти патенты достаточно легко. В ряде случаев нам приходится просто закрывать созданные своими руками производства, поскольку всегда найдутся конкуренты с более высокими финансовыми возможностями, которые смогут активнее наращивать объемы. Все время приходится бороться за существование, работать на опережение. Вероятно, в этом и есть суть инновационного малого бизнеса: сделать открытие, раскрутить производство - и уйти в новую сферу деятельности.

- Это общие беды для всех отечественных инноваторов. Есть ли специфика инновационного бизнеса в химической промышленности?

- Ситуация в химической отрасли складывается для инновационного бизнеса неблагоприятно. В химии чем выше передел, тем больше расходы на энергию и трудозатраты. Так вот, Россия в последние годы сдает позиции в высоких переделах, а цена на эту продукцию выросла в пять-десять раз. К тому же, у нас царит монополизм: многие продукты тонкой химии делает одно на всю страну предприятие, и цены взвинчиваются до заоблачных высот. К примеру, за четыре последних года цена на металлический натрий выросла в десять раз, что невозможно объяснить инфляцией. Таким образом, несмотря на большой задел по новым химико-технологическим процессам, необходимые для их развития инвестиции в нашей стране отсутствуют: выгоднее завозить химическую продукцию из Китая, поскольку она даже с учетом доставки и таможенной пошлины на 30 - 40%, а порой в два-три раза дешевле, чем отечественная. Да и по качеству российские продукты значительно отстают. Китай захлебывается от западных инвестиций в химическую отрасль, превращается в мощную химическую державу, а мы ищем инвесторов годами. Результат: за последние пять лет производство многих продуктов в России практически прекращено, это показывает опыт и нашего предприятия.

Отмечу и дефицит высококвалифицированной рабочей силы. На подготовку специалистов, которых можно допускать к эксплуатации опасных химических, взрыво- и пожароопасных производств, приходится тратить много времени и средств. С выпускниками вузов несколько легче, но в 2003 году из 25 выпускников Пермского государственного технического университета, обучавшихся по нашей специальности, нам удалось привлечь лишь двух, остальные ушли на предприятия ЛУКойла и СИБУРа.

И еще. За рубежом тонкая, малотоннажная химия развивается в основном малыми предприятиями. У нас же малые предприятия практически не могут арендовать площади и оборудование химических производств, прекративших существование, а новое строительство производственных мощностей требует больших капитальных затрат.

- Есть ли способы изменить ситуацию?

- Очевидно, что все это проблемы не исключительно малого инновационного бизнеса, а государства в целом, оно не может не оказывать влияния на нашу деятельность. Главный, на мой взгляд, вопрос - налоговое законодательство. Необходимо особое внимание государства к малым предприятиям, которые занимаются разработкой и внедрением собственных технологических решений. К такому бизнесу нужен отдельный подход и специальная система налогообложения. Существующая упрощенная система налогообложения невыгодна малым предприятиям, за исключением тех, что работают с розничным потребителем, поскольку она фактически переносит налоговую нагрузку на потребителей продукции.

Мы практически всю свою прибыль вкладываем в научные разработки, которые сами же и реализуем в производстве. И если у нас будут определенные налоговые преференции, государство от этого не только не пострадает, но получит выгоду. Реализация инновационных проектов увеличит налоговые поступления за счет развития производства, роста оборотов, доходов компаний, повышения заработной платы.

Кроме того, малые предприятия очень ограничены в доступе к кредитам. В лучшем случае они могут получить кредиты на пополнение оборотных средств, но никак не на развитие производственной базы. При этом хорошо известно, что рубль, который идет на НИОКР, требует еще десяти для введения этой интеллектуальной собственности в оборот.

- Где берет средства на реализацию инновационных проектов "Тривектр"?

- Многие годы наша компания вкладывала в развитие бизнеса только свои деньги. Иногда помогали потребители по схеме предоплаты. Но для резкого скачка этого недостаточно. Нужны кардинальные вложения, выше на несколько порядков. Сейчас ищем инвесторов, которые готовы нас кредитовать, в том числе по венчурной схеме. Подали заявку в Пермский фонд венчурного инвестирования на 20 млн рублей. Но у нас много проектов с потребностями в инвестициях от 3 до 20 млн долларов. Ведем переговоры с зарубежными инвесторами, правда, довольно давно. Это вроде сватовства: инвестор и объект инвестиций должны понравиться друг другу, тогда будет эффект.

Безродная наука

- Вы упомянули о невосприимчивости российской промышленности к инновациям. Каковы, на ваш взгляд, причины их невостребованности?

- Все говорят о том, что инновации обеспечат рост российской экономики. Но реальная потребность внедрения современных технологий, к сожалению, пока не сформировалась. Это последствия российской приватизации: собственность поделили, а особого научного задела не оказалось. Многие крупные предприятия ликвидируют научные подразделения, считая, что проще купить готовые технологии на Западе, чем самим заниматься их разработкой. Так сводится на нет отечественный интеллектуальный ресурс, образуется зависимость России от западных стран. Поскольку у производства нет потребности в новых идеях, постепенно ослабевает вузовская наука, очень сильно сдали позиции отраслевые и академические институты. А малый бизнес не может замыкаться на фундаментальных работах, поскольку в ближайшей перспективе они ничего не дадут.

Изменить ситуацию могла бы российская Академия наук как одна из самых мощных саморегулируемых организаций. Но тогда придется менять инертную позицию государства относительно поддержки фундаментальных исследований. Государство же хоть и говорит о заинтересованности в развитии инновационного бизнеса, однако пока дальше деклараций не идет.

- Беспросветная картина...

- Я убежден, что крупные компании все равно придут к пониманию необходимости развития науки: иначе у них нет будущего. Это произойдет, когда капитал позволит действовать на стратегических направлениях, вкладывать деньги в разработки, которые могут и не принести сиюминутной отдачи. Но такая ситуация созреет очень не скоро.

Большие предприятия должны выйти на субконтрактинг. Катализаторы, компоненты, реактивы могут производить малые предприятия, которые будут делать эту работу более эффективно, поскольку это малотоннажный продукт. Конечно, создать малое предприятие в химической отрасли сложно: производство требует определенных условий работы, лицензирования, соблюдения большого количества жестких требований. Тем не менее на Западе вокруг одной крупной химической фирмы работает множество малых: поставляют сырье, компоненты. А в России, если не иметь в виду малые предприятия, которые создаются руководством "больших" для решения своих внутренних задач, все химические концерны живут натуральным хозяйством.

Пермь