Рано радоваться

Успехи российских экспортеров вооружений и военной техники заслоняют принципиальную проблему: без решительных мер национального масштаба выпускать наукоемкую продукцию вскоре будет некому и не на чем

6 июля в Нижнем Тагиле (Свердловская область) открывается очередная выставка вооружений и военной техники Russian Expo Arms, призванная продемонстрировать новинки отечественного вооружения и военной техники (отчет о выставке мы опубликуем в "Э-У" 27 от 19.07.04). По данным оргкомитета выставки, на участие в ней заявились 230 предприятий из трех десятков регионов России, а также 20 компаний ближнего и дальнего зарубежья. По словам Валерия Руденко, генерального директора ФГУП "Нижнетагильский институт испытаний металлов" (на чьем полигоне традиционно разворачивается выставка), за период, прошедший с предыдущих выставок Russian Expo Arms (с 2000 года), их участники только из Свердловской области экспортировали спецпродукции на 1 млрд долларов.

Казалось бы, можно радоваться. Но в действительности поводов для эйфории немного. Несмотря на существенный рост гособоронзаказа (с 1996 года он увеличился почти в 7,5 раза до 150 млрд рублей), национальные вооруженные силы до сих пор живут военно-техническими заделами советской поры. Собственной армии предназначается лишь 17% общего объема продукции предприятий ОПК (на экспорт уходит более 37%). Так, в этом году министерство обороны заказало Уралвагонзаводу (Нижний Тагил) 14 танков Т-90С. А по трехлетнему контракту от 2001 года УВЗ поставил в Индию более 120 таких танков. Наученные горьким опытом выполненного, но не профинансированного гособоронзаказа директора-реалисты не рассчитывают на него в размере больше 25% от общего объема производства. Альтернатива - переход на выпуск гражданской продукции, конкурентоспособной не только на внутреннем, но и на международных рынках. Но удается это единицам.

Предметы гордости

Принято считать, что оборонно-промышленный комплекс - это локомотив инновационного строительства в национальной экономике. Эта привычка выработана в советскую эпоху, когда ОПК, окончательно сложившийся и выделившийся из остальной структуры экономики, концентрировал половину промышленного производства. Потребляя до 13% ВВП, оборонка формировала его на треть. На ОПК как на источник важнейшего геополитического преимущества СССР работала вся система профтехподготовки, вузов, Академии наук, закрытых и полузакрытых техноградов. Оборонные предприятия были укомплектованы высокоразрядными рабочими кадрами, современным по тем временам оборудованием, обеспечены ведущими научно-техническими разработками. Само собой разумеется, недостатка в гособоронзаказе не было. В результате реализованные прежде всего в интересах обороноспособности страны атомный и ракетно-космический проекты оказались революционными инновациями мирового масштаба, до сей поры нашим "выставочным стендом".

По объемам экспорта вооружений Россия и сегодня занимает второе место после США (выручка за прошлый год - более 5 млрд долларов), что свидетельствует о конкурентоспособности российского вооружения. Достаточно вспомнить реализованные экспортные поставки на сотни миллионов долларов: нижнетагильских танков Т-90С - в Индию, БМП-2 Курганмашзавода - в Иран и Арабские Эмираты, авиационных двигателей Уфимского моторостроительного производственного объединения - в Индию и Китай (кроме того, в апреле объединение выиграло тендер на поставку двигателей АЛ55 индийским ВВС для оснащения учебно-тренировочного самолета HJT-36; цена вопроса - 200 млн долларов).

Мы также можем отметить с пристрастием исследованные нами инновационно активные оборонные предприятия Среднего Урала: Уральский оптико-механический завод, завод имени Калинина, НПО автоматики, Уральский приборостроительный завод (соответствующие примеры по Челябинской области приведены в следующем материале). Их менеджмент в условиях сократившегося на порядок гособоронзаказа реструктурировал производство, приютив на своих площадях малые и средние инновационные предприятия; финансирует образовательный заказ уральским вузам, создает привлекательные социальные условия для молодых специалистов, поддерживая преемственность поколений рабочих и ИТР. Он неутомимо проводит маркетинговые изыскания, обеспечивая захват все новых, в том числе международных, рынков во всех частях света, в основном благодаря совместному с ведущими иностранными компаниями производству гражданской продукции (медицинской, геодезической, световой, спутниковой, для нужд нефтегазовой, железнодорожной, жилищно-коммунальной отраслей и т.д.), конкурентоспособной по новизне, удобству в эксплуатации, адаптированности к местным условиям, цене и предупредительности сервисного обслуживания. Не боги горшки обжигают: так, один из названных лидеров, Уральский оптико-механический, начинал с бартерных поставок теодолитов в обмен на китайский ширпотреб.

Заложники обстоятельств

Ущербность ситуации в том, что это - единичные примеры. В основной массе (что подтверждают результаты исследования, проведенного челябинской аудиторско-консалтинговой компанией "ТРАСТ-консалт", см. таблицы на с. 37 и 38) руководители оборонных предприятий исповедуют инерционные подходы, ожидая у моря погоды в виде государственного оборонного заказа. Они напоминают тот самый лежачий камень, под который вода - инвестиции, заказы - не течет. "Оборонная продукция никогда не имела свободного рынка, у работников никогда не было необходимости в овладении маркетингом и методами создания товаропроводящих сетей, финансовыми технологиями и другими рыночными инструментами, поскольку буквально все сферы деятельности предприятий ОПК всегда жестко управлялись и контролировались государством", - говорится в фундаментальном издании РАН "Механизмы технологического развития экономики России".

Неудивительно, что даже такие общепризнанные приемы антикризисного управления, как загрузка производственных площадей путем перевода непрофильных цехов на аутсорсинг и реализация принципов специализации и кооперации через создание технологических центров, даются менеджменту оборонных предприятий с трудом. Несмотря на обилие отраслевых оборонно-промышленных и машиностроительных ассоциаций и союзов, руководители, как правило, не могут договориться о распределении производственных функций, боясь потерять мнимое конкурентное преимущество в виде привычного им "натурального хозяйства". В результате, по статистике РАН, производство гражданской продукции в среднем загружено лишь на 20%, нижнее пороговое значение - 16%.

Закрепощению производственных связей, по нашему мнению, способствовало и такое объективное обстоятельство, как чиновный контроль со стороны пяти государственных агентств (Росавиакосмоса, Россудостроения, Росбоеприпасов и т.д.), преобразованных на сей момент в связи с реформой федерального правительства. Но в том же духе задумано и директивное строительство оборонных холдингов. Опрошенные нами директора лидирующих предприятий ОПК убеждены: выбранный отраслевой, вертикальный принцип холдингостроения приведет к ослаблению конкуренции между нашими КБ, НИИ, поставщиками комплектующих и, следовательно, снижению конкурентоспособности производства как вооружений и военной техники, так и гражданской продукции по основным показателям - качеству, срокам изготовления, цене.

На том конце провода

Предстоящее акционирование государственных унитарных предприятий, по идее, должно решить проблемы технической модернизации производств (износ оборудования в отечественном машиностроении составляет в среднем 70%) и привлечения свежих квалифицированных кадров (средний возраст работников в ОПК - 55 лет). На базе "лишних" предприятий, которые, по замыслу правительственных реформаторов, не войдут в полсотню холдингов (из 1700 оборонных предприятий в отрасли останется чуть больше половины), предполагается разместить технопарки и инновационные бизнес-инкубаторы.

Беда, однако, в том, что производство, опытное и серийное, - это последнее звено инновационной цепи. Начало ей дают система образования и академическая наука. А с этим колоссальная проблема: хроническое недофинансирование со стороны государства (помноженное на отъем налоговых потоков у таких мощных инновационных центров, как "минатомовские почтовые ящики" Лесной, Новоуральск, Озерск, Снежинск, Трехгорный) приводит не только к катастрофическому износу материально-технической базы научных организаций. Самое печальное следствие - устаревание кадрового состава: средний возраст вузовских преподавателей и сотрудников академических лабораторий тот же, что и на производстве, - 55 лет. В неясных условиях распределения и защиты интеллектуальной собственности, при невнятице государственной (налоговой, тарифной, кредитной, кадровой) политики поддержки инновационной инфраструктуры вопрос, кто возьмет на себя создание и производство наукоемкой конкурентоспособной продукции в оборонке, остается открыт.