Право на Чебурашку

Общество
Москва, 05.07.2004
«Эксперт Урал» №25 (152)
Закон уважает автора, но многие об этом еще не подозревают

Екатеринбург время от времени посещают известные писатели: представляют новые книги, осваивают рыночные просторы. И попутно могут вызвать бурю в узком кругу. Дмитрий Емец, скромный и не велеречивый в устном варианте (в письменном он весьма продуктивен и способен сотворить девять романов за два года) неожиданно дал повод к настоящей баталии. Издательство " Эксмо", заполняющее примерно 13% регионального книжного рынка, организовало встречу писателя с общественностью в Уральском музее молодежи. Встреча прошла в жанре дежа-вю - подобное было лет 15 назад: участники горячо спорили о литературе. В последние годы страсти разгорались в основном вокруг политики да собственности, а теперь вот вернулись в сферу духовную.

Время перекладывать камни

В порядке информации. Дмитрий Емец - это герой и движущая сила одного из успешных проектов "Эксмо", книжного сериала о Тане Гроттер, девочке-волшебнице, чье имя, а также оформление книг вызывает немедленные ассоциации с Гарри Поттером. "Серийный писатель" - для одних звучит как почетное звание, для других как ругательное выражение. Местные поэты и прозаики сокрушались по поводу превращения писательского ремесла в фабричное производство: звезд, книг, массового эксклюзива. Рациональные литературоведы замечали при этом, что поколение, читающее исключительно Фолкнера и Набокова, вызывало бы не меньше опасений, чем взращенное на сериалах. Вне зависимости от оценок "за" и "против" именно сериалы, продолжения, перепевы, пересказы, римейки и ремиксы формируют сегодня культурную среду.

Современное искусство пребывает в интересном положении. Из окна машины звучит сладкий голос Витаса, страдающего по сиреневому туману. В книжном магазине продавщица доверительно советует: "Возьмите Антона Леонтьева, пишет в духе Агаты Кристи, прямо по ее сюжетам". Понравившийся публике фильм требует сиквелов (продолжений) и приквелов (предысторий). Стоит появиться какому-либо оригинальному произведению, как оно обрастает параллельными созданиями в других жанрах, множится, плодится. Массовая культура обязательно "выходит в тираж". Она подразумевает не только предназначенность для масс - большого количества зрителей и читателей, но и сама становится "массой". В современном обществе (потребления, информационном) всего должно быть много. А нового, как и хорошего, много не бывает. Потому массовая культура и эксплуатирует то, что уже создано. После периода "разбрасывания камней" в начале прошлого века (свержения стереотипов и создания новых направлений), периода "собирания камней" (утверждения традиций) в мире искусства наступило своеобразное вневременье: "камни" просто перекладывают из одной кучи в другую.

И все-таки в основании каждой культурной пирамиды лежит конкретное произведение. Импульсом для создания сериала о Тане Гроттер, конечно, стали книги Джоан Ролинг. Началось все с пародии на историю английского мальчика, потом Таня зажила самостоятельной жизнью. Оценивать русскоязычную версию мира детей-волшебников сейчас не буду. Книги выходят большими тиражами, раскупаются ("Ты прочитал уже все книги про Гарри Поттера? Вот тебе, дорогой, про Таню Гроттер"). Возможно, Дмитрий Емец более талантлив как бизнесмен, чем как литератор. Он придумал простой и безукоризненный коммерческий ход. Если бы подобный проект не родился в голове писателя, его следовало бы выдумать издателю. Но эта история, одна из многих, интересна еще и с точки зрения права авторства.

В ситуации массовой культуры аспект авторского права становится чрезвычайно актуальным. В какие отношения продолжатели, интерпретаторы и ретрансляторы вступают с первоисточником, с носителем исходной информации? В Голландии книга "Таня Гроттер" запрещена к переводу как плагиат. (Скандал, как водится, имел прекрасный рекламный результат.) Однако пародию еще никто не запрещал, она существует как жанр. Да и девять книг на русском языке написаны Дмитрием, а не Джоан. Она - автор, но и он - тоже автор. На каких правовых основаниях должны выстраиваться отношения между ними? А также между "родителями" Пиноккио - и Буратино, Агатой Кристи - и Антоном Леонтьевым, создателями римейков и попурри - и авторами того, что они переделывают и перемешивают.

Я - автор. Ты меня уважаешь?

Дней десять назад я стала автором этого текста. По мере того, как строчки появлялись на бумаге (или на экране компьютера), авторство устанавливалось и закреплялось. Закон гласит: "с момента создания". Для доказательства авторства хорош еще и момент публичности: стихи могут быть прочитаны в обществе, песня - исполнена не самому себе, а компании. Всякий, кто после автора решит публично использовать произведение или часть его (без письменного оформления передачи авторских прав), должен за это заплатить.

Внешне позиция естественна и проста. На деле же нарушается на каждом шагу. Сказывается, во-первых, проблематичность конкретного осуществления, во-вторых, незнание законов, непривычка уважать чужую интеллектуальную собственность. По закону РФ "Об авторском праве и смежных правах", кафе и рестораны обязаны оплачивать поэту и композитору каждое исполнение их песен (за исключением тех вариантов, когда уборщица, моя полы, включает для себя магнитофон). На основании закона, а также Уголовного кодекса, запрещено несанкционированное воспроизведение фильмов - видеопиратство. Однако оно экономически выгодно, а значит, будет процветать.

Пожалуй, наиболее активно возделываемое сегодня поле нарушений авторского права - интернет. Многие наивно полагают, что любое произведение (картинка, фотография, текст), помещенное во всемирную сеть, имеет статут всеобщего достояния. Это не так, и здесь за использование нужно платить гонорар (если, конечно, не истек срок авторского права, который действует в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти). Одно из самых громких дел в сфере интеллектуальной собственности связано именно с всемирной паутиной. Несколько московских литераторов, среди которых детективщица Александра Маринина и фантаст Василий Головачев, подали иск на общую сумму 500 тыс. долларов на владельцев электронных библиотек, без согласия автора разместивших их произведения. Своеобразное пиратство в интернете.

Российское законодательство об авторском праве молодо. Если во Франции, например, оно сформировалось в конце XVIII века и с тех пор развивалось и совершенствовалось, то у нас фактически появилось десятилетие назад. В советские времена процветало представление "все вокруг колхозное, все вокруг мое". Отголоски подобного подхода все еще ощущаются. Например, знаменитая история с Чебурашкой. По сути это единственный исконно русский детский персонаж, получивший мировую известность. Придумал его конкретный человек, и даже всем известно кто. Но очень быстро Чебурашка вошел в народный фольклор и стал восприниматься как всеобщее достояние, и не только в нематериальной культурной сфере, но и во вполне материальной производственной. Появились конфеты, сырки и прочие вкусности под этим кодовым для детского сердца названием. Эдуард Успенский успешно отстоял авторское право на Чебурашку в суде. А вот с Дядей Федором история вышла иная. В этом персонаже не обнаружили эксклюзива: и мальчики, и дяди, и Федоры существовали и до Эдуарда Николаевича.

По словам заместителя директора Уральского филиала Российского авторского общества Юрия Ундзенкова, определение того, какие элементы произведения охраноспособны, - один из самых сложных моментов осуществления авторского права. Оно, право, связано с понятиями содержания и формы, а это категории во многом оценочные. Поэтому каждая ситуация требует конкретного анализа. В целом же в российской юридической науке считается, что элементы содержания (идеи, образы, сюжет) не являются объектом авторского права. Охраняется только форма. Идеи есть принадлежность всех. Эксклюзивной становится лишь воплощенная, материализованная идея, зафиксированная в определенной литературной, живописной, музыкальной форме. Образно говоря, буквы принадлежат всем. А стихотворение "Я вас любил" (в котором нет ни одного "эксклюзивного" слова) - только Пушкину.

Патент на брэнд

Еще один уровень взаимоотношений Тани и Гарри - брэндовый. Книжки о Гроттер по дизайнерскому оформлению близки к книжкам, где герой - Поттер. Как и положено родственникам, сестренка "чертами лица" смахивает на братца.

Использование чужого раскрученного брэнда - это отдельная песня, и звучит она сегодня все чаще. Концерн "Калина", с середины 90-х производящий косметику для девочек "Маленькая фея", потребовал от казанского завода прекратить выпуск серии "Миленькая фея", не только созвучной по названию, но и использующей близкую цветовую гамму. В свое время уральский концерн добился от компании "Невская косметика" прекращения выпуска кремов под названием "Велюр", теперь там делается "Невский велюр". Брэндовая война еще только разворачивается, и хотя экономисты утверждают, что эффект от имитации чужого брэнда временный, немалое число производителей он устраивает.

Но у брэндов есть и другая сторона - они тоже творческий продукт и имеют своего автора. Это не книги, имена создателей на них не значатся, однако авторское право распространяется и на них. "Гарри Поттер" не оформлен в России как товарный знак, и имитация его вряд ли может быть доказана и наказана. Местная же екатеринбургская история знает на данный момент хоть и единичные, но показательные случаи авторско-брэндовых разборок.

Еще в начале 90-х дизайнер Валерий Семенов, профессионально занимающийся товарными знаками, разработал логотип для ателье "Глория". Но этот знак стали использовать сторонние компании, более того, он оказался зарегистрирован вовсе не настоящим заказчиком. В процессе разбирательства авторское право помогло восстановить приоритет ателье. "Я столкнулся тогда с тотальным невежеством. Простое невежество, когда человек не знает математики. Тотальное невежество, когда человек не подозревает о существовании математики".

Позже Валерию пришлось доказывать свое авторство проекта торговой марки "Партизан" из-за конфликта с ООО "Фирма "Стиль "". По словам дизайнера, зарегистрировав логотип, фирма сочла возможным не оплачивать разработку. В итоге серии судебных заседаний фирма сохранила слово "Партизан" в качестве торговой марки молодежной одежды (так как дизайнер его не выдумал, а лишь выбрал, хоть и в ходе творческого поиска), но лишилась графической составляющей - симпатичного чертика.

Валерий считает, что соблюдение норм авторского права в проектировании товарных знаков (которые при госрегистрации становятся объектами промышленной собственности) способно повысить качество разработок, их охраноспособность. И корректно выстроить отношения между специалистами и заказчиками.

Оба судебных процесса имели определенный резонанс и исключительную полезность для бизнес-сообщества, которое только начинает осознавать: любой результат творческой деятельности является чьей-то интеллектуальной собственностью. И закон охраняет ее так же, как и прочие формы собственности.

Интеллектуальная собственность

это все, что создано творческим трудом человека или группы людей. ИС делится на две категории: промышленная собственность (использование достижений науки и техники в бизнесе и их защита) и непосредственно авторское право. Стандартные объекты, которые сегодня часто становятся предметом разбирательства, это товарные знаки, брэнды, изобретения, промышленные образцы, аудио-, видеопродукция. Доктрина относит к интеллектуальной собственности и такие элементы, как защита от недобросовестной конкуренции, типология интегральных микросхем, селекционные достижения и другое.

Новости партнеров

    Реклама