Печальная сказка о любви

Культура
Москва, 12.07.2004
«Эксперт Урал» №26 (153)

Каждый новый фильм Тарантино - ожидание сенсации: этот режиссер даже сказку про Колобка способен превратить в жуткую гангстерскую историю. Благо, пока под боком полно проверенных американских мифов. Собрать тонны pulp'а и выдать вразумительный продукт - такое не каждому под силу. Но он смог.

Первая часть "Убить Билла" прошла на ура. Странная история отношений внутри банды убийц. Месть как основная сюжетная канва. Много, очень много крови. Но все это - весьма забавная пародия на старое восточное кино. Самурайские мечи, длинные речи перед мордобоем. Все очень стильно, все очень красиво. Китч? Безусловно. Впрочем, умение мастерски обращаться с основным американским культурным наследием всегда отличало Тарантино. Видно, сказалась юность, проведенная в видеопрокате.

Готовясь к просмотру второй части, я настраивался на продолжение простенькой зубодробильной истории. Апофеоз мести, злобный Билл, собирающий с пола кишки, выпущенные праведным мечом, и прочее в этом роде. Но буквально с первых минут фильма стало понятно, что зритель попал в очередную тарантиновскую ловушку. Кино-то совсем другое и совсем о другом.

Уже сам ритм второй части становится более вязким. Пустые мексиканские пейзажи. Воспоминания в китайском стиле, нахлынувшие на главную героиню, выбравшуюся из зарытого в землю гроба. Пространство действия, скукожившееся до размеров заброшенного трейлера одного из злодеев. Все так же много крови и босая стопа, топчущая вырванный глаз. За всем этим легко угадывается тень другого мастера китча - Родригеса. То ли действительно проникся Тарантино несложной латиноамериканской романтикой, то ли решил постебаться над собратом по цеху.

А после того как второстепенные гады полегли веером под карающей рукой справедливости и на сцену вышел Билл, смысл картины кардинально изменился. И зрителю стало понятно, что фильм этот о любви, трогательной и беспощадной. Любви двух людей, по стечению обстоятельств ставших смертельными врагами. Людей, спаливших все мосты. Застывших в моменте, когда до счастья только шаг. Но никто этот шаг так и не сделал. И впереди только смерть.

У партнеров

    Реклама